16:30 

Мой человек

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Автор: К.А.Н.
Фэндом:Ориджиналы
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Фэнтези, Повседневность, POV, Hurt/comfort
Предупреждения: Ченслэш, Мужская беременность
Размер: Макси
Статус: закончен


Описание:
Кого ты любил всем сердцем, тебя предал, и казалось, что уже ничего не вернет тебе улыбку, а если это не так? Если есть рядом тот, кому ты нравишься? Что делать тогда и как его полюбить в ответ?

Пусть эта работа будет и здесь :).

Глава 1
POV. Евгений

- Женька! А ну, живо иди сюда, иначе до института пешком пойдешь!

Кричали мне, а точнее сказать, угрожали уже около получаса. А что делать, если я поспать люблю, а мой парень, а в скором времени уже и муж, опаздывает на работу?! Правильно! Пускай терпит и ждет. Мне еще к Климке зайти надо и рассказать кое о чем, а Ленька все не дает этого сделать, паразит. Вот я ему устрою Варфоломеевскую ночь после того, как станем супругами. Хотя, конечно, ждать еще долго осталось, по моим меркам. Полгода еще. Я с Климкой и брательником своим - Олегом хотим бракосочетание на две пары устроить. Ведь друзья со школьной скамьи, я и Клим Левин, поэтому так и порешили, стоит только Олегу нашему со службы вернуться. Он у нас военный, после того, как в армии отслужил, решил около года на контрактной основе послужить. Но вот только одно меня смущает - Олег письма не присылает. Раньше хоть два раза в неделю присылал на первых годах службы, а сейчас... Вон и Клим уже весь извелся вконец, почему нет ничего. Я его пытаюсь приободрить, но пока что-то как-то не очень это у меня получается. Хотя я сдаваться не собираюсь, он у меня хандрить вообще никогда не будет. Друг все-таки, самый лучший.

читать дальше

продолжение в комментариях

@темы: ченслэш, флафф, слэш, романтика, повседневность, мужская беременность, Мой человек, Мои вымышленные истории, POV

URL
Комментарии
2014-02-04 в 16:31 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 2
POV. Евгений


- Здравствуйте, Дмитрий Васильевич! – я и Климка поздоровались с нашим односельчанином.

- О, здравствуйте, ребята! – улыбнулся нам мужчина. – Что это вы тут делаете?

- А мы просто гуляем, каникулы ведь, - отвечаю я за себя и за своего друга. Он опять сегодня хандрит. Писем опять не было, вот и пытаюсь его как-то развеселить.

- Недалече от деревни-то ушли?

Я прыснул, а Климка улыбнулся только уголками губ, но зато хоть улыбнулся.

- Дмитрий Васильевич, между прочим, мы уже взрослые, и сказками о том, что на кладбище кто-то может быть, нас уже не напугать! – заявил я со всей своей уверенностью.

Он хмыкнул в ответ, а я насторожился. Дмитрий Васильевич Макаров был, как мне казалось, суровым и очень строгим по характеру, поэтому я его как-то всегда сторонился.

- Так уж и не напугать? – спросил он с хитринкой в глазах, а я все равно был при своем мнении, но он все же добавил кое-что. – А вы разве не знаете, что здесь призрак живет?

Я отрицательно покачал головой, сжимая пальцы друга посильнее. Блин, ну вот напугал все-таки, и что теперь делать? Да к тому же он таким загробным голосом говорит, разве такому не поверишь?! А он все продолжал издеваться.

- Да? Не знали? Как же так? Даже самые малыши знают, что в… - он посмотрел на часы, а потом перевел свой взгляд на нас, добавил, - 18.00 сюда лучше не приходить, - я быстро взглянул на Климкины часы, и как назло там показывало как раз это время. – В это время, из той стороны кладбища… - он показал рукой в сторону, а я покрылся с головы до ног мурашками, - как раз кто-то все время появляется, разве вы не знали?

- Не-а, - уже нервно икнул я, вглядываясь в ту сторону, хотя краем глаза вижу, как Климка пытается не рассмеяться, а мне, между прочим, не смешно, вообще, даже ни разу. – А тогда, что вы здесь дела…

Я не успеваю договорить, когда в той стороне раздается такой шум, гам, какие-то возгласы, что у меня душа уходит в пятки, отчего я со всей силы сжимаю пальцы Климки, и бросив быстрое. - До свидания! - убегаю вместе с другом с этого места, при том при всем отлично слышу, как над нами весело смеется Дмитрий Васильевич, да и Климка ему вторит. Я тут чуть инфаркт не получил, а они… Вот надо же… Шутники, тоже мне.

- Эй! Куда же вы, взрослые?! – и дальше смеяться. Надеюсь, он никому об этом не расскажет.

Когда мы уже остановились где-то за тридевять земель от этого самого кладбища, то только тогда я выдохнул с облегчением, пообещав себе, что никогда в жизни там больше гулять не буду. Нечего себя седые волоски зарабатывать, я еще молодой пока, как и Климка. Посмотрел на него, он смотрит в ответ. Вижу, как он улыбается. От этого как-то легче даже стало. Сделав пару шагов в сторону тропинки, которая ведет к нашей деревушке, Климка меня остановил, взяв за запястье.

- Погоди! – я останавливаюсь, а он притягивает меня к себе и, шмыгая носом, заявляет: – Спасибо тебе, Женька, ты у меня самый лучший друг.

- А то! Конечно, - соглашаюсь я безоговорочно, поглаживая его по русой макушке. – Ну, чего ты нюни-то распустил? Мы же взрослые люди, ты разве забыл, м?

- Ага, взрослые, - хмыкнул он где-то у меня на груди, добавляя, - которые до сих пор призраков несуществующих боятся.

- Да, блин, Климка, - застонал я в голос, теперь он меня этим всегда будет подкалывать. – Ну, чего ты? Я просто испугался за тебя.

- Угу, поверю на слово, - засмеялся мой дружище, отстраняясь от меня. Глаза блестят, и я надеюсь, что от смеха, хотя… куда там. Я сам скоро реветь начну, если еще раз увижу, как Климка смотрит на почтальона, который письма разносит. А если не зайдет к ним во двор, то все, пиши пропало, опять будет сидеть в темноте, в своей комнате, спрятавшись ото всех. У меня сегодня с большими усилиями получилось убедить Клима прогуляться по деревне, а затем уже за ее пределами. И что же из всего этого получилось? Правильно. Мой лучший друг теперь будет издеваться, подкалывать меня и вспоминать эту шутку Макарова. – Может, об этом случае Леньке рассказать? – засмеялся вновь Климка.

- Чего? Не надо, Клим, не хочу, чтобы он думал, что с ребенком связался, ну! – встревожился я не на шутку.

- Ладно, так уж и быть, не скажу.

- Спасибо, - обрадовался я. Все-таки друг у меня, что надо. – Пойдем лучше сахар купим, да и мороженое заодно.

Он чего-то там хмыкнул, пробурчав под нос.

- И кто-то еще говорил, что не ребенок?!

- Да, я ведь тебя развлекаю! – не унимался я, потянув друга за собой в сторону нашего местного магазинчика. – Пошли. Тетка Дашка наверняка, увидев тебя, захочет тебя бесплатно угостить. Ты же ей как родной.

- Да ну тебя. Не хочу я. Опять будет говорить, что меня никто не кормит, - вырвал свою руку Климка из моей. – А деда мой, между прочим, самые вкусные щи готовит.

- А я и не сомневаюсь, я знаю, - честно признаюсь я, - я их обожаю просто и вареники с пельмешками. Деда у тебя вообще самый лучший!

- Угу, это точно, - согласился с моими словами Климка, уже отошедший от моих шуток. – Пошли. Точно сахара возьмем да конфет. Деда их любит, особенно шоколадные.

- Тьфу, самое главное, конфеты, чуть и не забыл.

Мое любимое после мороженого лакомство, а я чуть ли не проворонил такое. Поэтому решив уже окончательно, что нам сейчас нужно, мы отправились в наше сельпо. Даже если денег нет, то тетка Дашка нам в долг запишет, а мы потом отдадим. Всего накупив, мы отправились каждый по своим домам, решив встретиться уже завтра на озере. Покупаемся, отдохнем, позагораем. Послезавтра он на работу, а я с отцом, с матерью и своим будущим супругом будем считать, сколько всего понадобится на нашу свадьбу - продуктов, денег. Примерное количество всего мы уже определили, а теперь вот надо уже точное число. Справлять же тут будем, в деревушке нашей, так что все равно нужно хоть знать, что к чему будет. Ленька вообще самым счастливым был, когда я ему сказал, что Климка хочет сначала на нашей свадьбе погулять, а потом на своей. Он на радостях уже хотел друга моего расцеловать, ага, сейчас, дам я ему это сделать. Обойдется. Спасибо сказал, и довольно будет. Я, между прочим, тоже ревнивый. Пойду лучше отцу помогу. Он там хотел пилы да косы наточить, так что моя поддержка понадобится.

POV. Клим

- Деда! Я вернулся! Твои любимые конфетки купил, шоколадные! – крикнул я, заходя в дом. Положив свои покупки на табуретку, стоящую в сенях, я прошел в комнату. – Эй, деда, ты чего это? – испугался я, увидев, что мой дедушка, мой самый близкий и родной человек лежит на кровати. – Эй, деда! Не пугай меня, слышишь?! – я начал трясти его за плечи, на что он открыл глаза и посмотрел на меня со смешинками в глазах.

- Дурашка ты, Климушка, я ведь поспать прилег. Покушал, вот и решил вздремнуть.

- Блин, прости, я что-то испугался так, - кажется, я даже покраснел от такой неловкой ситуации. – Просто увидел, что ты лежишь и не шевелишься, сразу испугался за тебя, да к тому же ты не обрадовался покупке конфет, а это знаешь, как напугало?

- Иди сюда, сынок, - он распростер свои объятия и прижал к своей груди. – Ну, чего ты? Успокойся, я живой, здоровый, просто старенький уже, - я кивал, а у самого все внутри переворачивается. Ведь дедушка Ваня и вправду самый дорогой мне человек, он и единственный у меня. Отец с мамой погибли, а я вот у него на попечении остался. И мы с ним друзья, не такие, конечно, как с Женькой, но все же я от него тоже ничего не скрываю. – Давай ты мне письмо Олега расскажешь, какое-нибудь, какое сам захочешь, м?

- Ага, давай, - согласился я, хотя внутри все болело из-за того, что Олег, мой суженый, что-то совсем меня позабыл. Не пишет ничего, поэтому я все его письма знаю наизусть. Заучил, перечитывая и перечитывая. – Деда, слушай.

«Сегодня у нас в казарме разговор был про свои вторые половинки. Все рассказывали о тех, кого любят и кто кого ждет. Вот и я рассказал, о тебе. Сказал, что ты у меня самый-самый-самый хороший и любимый человечек. Представляешь, я думал, может, смеяться будут, нет, все тихо - мирно прошло. Так что люблю тебя, мой самый, самый, самый любимый человечек».

- Ну, ну, чего ты? Климушка, тшшш, - только когда дедушка вытирает покатившиеся по моим щекам слезы, я замечаю, что не сдержался. Не хотелось реветь, но все равно не получилось.

- Да, это я так… - приподнялся я, стирая слезы, - соринка в глаз попала.

- Угу, понятно. Приляг со мной. Отдохни. Может, тебе что хорошего присниться. Ложись.

Дедушка подвинулся к стенке, а я лег рядом, обнимая его. Что-то я совсем нос повесил, нужно уже привыкать быть твердым и решительным. Но это буду делать завтра. Да. Буду. Завтра.

URL
2014-02-04 в 16:33 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 3
POV. Евгений


День за днем, день за днем и уже вот. Прошло время, и через пару дней я стану мужем. Ох, что-то даже как-то боязно мне, а Климка надо мной смеется. Говорит, что я как ребенок. Почему, спрашивается? Да потому что! Вот, так я ему и заявил и вдобавок еще целый час на него обижался в тот день. А нечего такое заявлять. На него посмотрю накануне свадьбы, сам-то с Олежкой только за ручку держался, а я с Ленькой целовался, да и не только. Ну, в смысле… не этого самого, а другого… блин, стыдно, ё-моё, о таком вообще не говорят, да и о другом тоже. Короче. Боюсь я этого самого. Вот и на Климку посмотрю, как он трястись будет. Потом пожалеет еще, что смеялся надо мной. Хотя… что это я? Я все ему все равно расскажу, что да как было. Не хочу, чтобы мой лучший друг пострадал. Мы, конечно, просветились по интернету, что к чему, но все равно это сути не меняет. Нужно иметь опыт или хоть какие-нибудь знания насчет этого всего, вот мы и просвещались.

Интернет в нашей деревушке был, и это не могло не радовать, но вы бы знали, какие у нас, а точнее у меня, родители. Это же просто жесть. Как я вообще с Ленькой встречался, до сих пор понять не могу. Что мать, что отец в один голос, что интернет этот только развращает, а я вот так скажу. Не говорили бы, и я с Климкой туда бы не полез. Говорили же, разрешайте все своим детям, тогда ваши дети лезть никуда не будут. Ведь потому что разрешили, это уже не любопытно. А мы вот залезли. Помнится тот день до сих пор. Я был у Клима, дедушка Ваня ездил в областной центр, так что мы были одни, и вот тогда мы все увидели, как и что может быть. "Н-даааа", - протянул я многозначительно, пытаясь успокоиться и придать цвету лица хотя бы естественный оттенок, а то, кажется, мои алые уши и щеки светились в Климкиной комнате, впрочем, как и у него самого. Нам было стыдно друг другу в глаза смотреть, но все же брошенное моим другом: «А что ты хотел? Мы же будем младшими мужьями», - меня как-то даже не успокоило. Я понимал, что будет и как, но чтобы вот так?

Я со своим другом, конечно, не какие-нибудь несмышленыши, просто не заморачивались по этому поводу. Мы хотели встретить тех, кого полюбим всем сердцем. Звучит глупо и неправдоподобно, знаю, но я с Климкой вообще всегда летал в облаках, так что как-то так все это себе представлял. А мой друг и вовсе влюбился в моего брательника в седьмом классе и прожужжал мне уши тогда, что они обязательно поженятся и тогда мы станем уже настоящими братьями. А что я? Я только рад, поэтому и жду этот день, когда же Олежка станет супругом Климки, и тогда у меня будет огромная семья.

Все это обдумываю, и, кажется мне, что думаю и поступаю я как девчонка. Наверняка со стороны так кажется, а что я могу сделать, если я чувствую себя влюбленным по уши дураком, который хочет быть счастливым. Таааааааак, и вправду, все это по-девичьи получается. Не знаю, мне хорошо, Леньке тоже, теперь осталось, чтобы Климка стал счастливым человечком, а больше мне ничего и не нужно. Заслужил он это счастье и любовь. Пусть все это у него будет. Желаю ему этого от всего сердца.

- Женя! – окликнули меня, а я в ответ чуть ли на месте не подпрыгнул. Тьфу ты, опять этот Дмитрий Васильевич, я его с того случая на кладбище вообще стороной пытаюсь обходить, но нет, мы все равно так или иначе встречаемся. Приходится улыбаться. – Здравствуй!

- Здрасти! – просто говорю я, а нечего баловать. Пусть знает наших. Он что-то там хмыкнул себе под нос, а потом все-таки спросил.

- А где Климка? Что-то я его не вижу в последнее время, - а в голосе явно тревога проскальзывает, но я делаю вид, что не замечаю этого, так как не хочется думать о чем-нибудь нелицеприятном. Да и вообще он рядом с парнем стоит, который к нему ластится. Учитель рисования в нашей школе. Да, я бы таких смазливых и на работу бы не брал, а то вон, как готов повиснуть на человеке. Что-то я разошелся не на шутку, нужно успокоится, похоже, подготовка к свадьбе меня уже вымотала донельзя, вот и приходят всякие глупости. Но ответить, думаю надо, все-таки беспокойство я в голосе заметил, а если не отвечу, то невежливо как-то будет. И это я? Тот, кто думает о вежливости? Кх… н-да, свадьба, однако, и вправду меняет человека в противоположную сторону.

- Климка? А он работает же сегодня, вот и приходится мне одному гулять, да и последние приготовления к свадьбе сделать бы не мешало.

- Аааа, - протянул он как-то рассеянно расстроенно, отчего я подумал, не случилось ли чего, но слова его кх…кх… товарища, наоборот, как-то меня взбодрили.

- Теперь уже и вовсе на молоденьких потянуло?

- Егор, молчи, а?! А то не знаешь ничего и говоришь глупости.

Обрубил все концы Дмитрий Васильевич, на что его дружок лишь губы поджал и явно сделал вид, что обиделся. Ученые. Знаем. На что мужчина лишь покачал головой и пошел в противоположную сторону, а учитель этот самый пробормотал что-то себе под нос. Я ничего не услышал. Тот скрылся за дверьми школы, а я… постоял пару минут, изображая какую-то великую миссию, а потом тоже пошел домой. Готовиться ведь надо, остались считанные часы, минуты. Хмыкнул я своим мыслям, делая себе зарубку о том, что нужно уточнить у Климки, а что этот Дмитрий Васильевич так частенько о нем спрашивает. Хотя с приближением свадьбы я навряд ли вообще что-либо вспомню.

POV. Клим

Не знаю, что и думать. Женька меня вообще огорошил своим вопросом о том, почему мной интересуется Дмитрий Васильевич. После заданного вопроса я, кажется, несколько минут был в оцепенении, так как что-либо сказать не мог. Что это за вопросы такие? Не замечал никогда со стороны этого мужчины какие-либо знаки внимания или еще что-то. Да и вообще я Олега люблю и никогда не обращал ни на кого внимания. Не нужно мне это. Я люблю и любим. Я знаю это и уверен на сто процентов. Только вот, если бы свадьба состоялась в один день с моим другом. Я рад за него. Очень, но… Я тоже хочу быть счастливым, а Олег… Интересно, а он сможет приехать на свадьбу своего брата? Было бы, конечно, здорово, если бы так случилось. Только вот навряд ли, мне кажется, там у них очень все строго и никакие семейные обстоятельства не заставят начальство разжалобить себя. Или же это я себя так накрутил?

Что-то загнал я себя в уныние и никак не могу оттуда выбраться. Думаю не о том, о чем нужно. Нужно радоваться за друга, за того, кто стал мне как родной братишка, а я? А я лишь мучаю себя и его. Стал замечать, что и он стал со мной грустить, хотя виду и не подает, пытается все время меня развеселить. И иногда у него это, конечно же, получается, потому что с ним не смеяться просто невозможно. Такой он человек со своей заразительной улыбкой и смехом. Всегда готов мне помочь, в любое время суток, только вот… Эх… станет он замужним человеком, и, увы, останусь я с дедушкой счастье свое ждать. Счастье, счастье, где же ты? Н-да, докатились. Вздыхаю я и начинаю расставлять на места книги, которые принесли немногочисленные читатели нашей библиотеки.

Как ни странно, но все же люди в библиотеку заходят, хотя в нашей деревушке есть и интернет, как бы удивительно это не звучало, да и телевизоры у каждого есть, но книги все-таки тоже читают. Хотя, что там говорить, я и сам люблю книги почитать, пролистать каждую страницу полюбившегося романа. Это как-то успокаивает и переносит в историю самого героя. Интересное чувство.

- О, Клим, здравствуй! – удивленно поздоровался со мной Дмитрий Васильевич, а я вздрогнул, выныривая из своих размышлений, и посмотрел на него тоже немного ошарашенно. Ведь только что о нем вспоминал, а он легок на помине. Аж мурашки по коже от такого. Но ничего, будем приветливыми. Показываю свою улыбку «очень приятно видеть вас здесь», а сам опять принимаюсь за дело. Не буду на него смотреть, а то что-то как-то мне не по себе становится от Женькиных слов, от своих дурацких предчувствий, поработаю лучше. Это успокаивает.

- Здравствуйте, Дмитрий Васильевич! Какими судьбами здесь, у нас? Хотите что-то почитать? – спрашиваю я для поддержания разговора. В этот момент я разворачиваюсь и смотрю на него, а он быстро кивает и говорит.

- Да, хочу… почитать, - и смотрит на мои руки. – Например, вот это, - он указывает на книгу в моих руках.

Я перевожу взгляд и пытаюсь не рассмеяться, переспрашиваю.

- Вот это? Точно?

- Да, точно! – уверено произносит он, взяв эту самую книгу из моих рук, глядя на меня в упор. От этого пронизывающего взгляда становится неловко, и первый опускаю глаза. Он чему-то своему хмыкает, спросив при этом:

- И когда же нужно принести книгу?

Моя неловкость переходит в смущение, поэтому голос дрожит, но все же взяв себя в руки, отвечаю:

- Через две недели.

- Хорошо. Увидимся через две недели.

Он уже собирается уходить, как я все же решаю у него еще раз уточнить.

- А вы точно будете читать этот женский роман? – на моих губах играет улыбка, а он удивил меня, улыбнувшись мне в ответ и сказав со всей своей серьезностью.

- А почему бы и нет, - пожимает он плечами. – Почитаю, узнаю, что и как бывает и в женских романах. А потом, кто его знает, возьмем и обсудим это книгу вместе, как считаешь?

Он мне подмигнул? Он уходит, негромко хлопнув дверью, а я, обалдевший от его слов, сажусь на стул и смотрю на ту самую дверь, в которую он сейчас вышел.

- И что это сейчас было?

URL
2014-02-04 в 16:35 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 4
POV. Евгений


- Маааааам! – кричу я, да погромче. – Этот чертов галстук мне не поддается!

- Климушка, помоги, а?! А то мне еще утку с яблоками нужно украсить, да и вообще еще столько дел.

- Хорошо, теть Лен, я сейчас, - слышу их переговоры, а сам пытаюсь завязать это исчадие ада под названием галстук, вот кого, спрашивается, просили его гладить? Он же был на узле, надел, затянул и готово. Тут и так пальцы от волнения не слушаются, а они еще вон чего удумали. Зла не хватает. – Давай, помогу, горе ты наше луковое, - стал издеваться надо мной Климка, встав рядом, и как там говорят, одним движением руки повязал мне серый галстук в тоненькую белую полоску под цвет моего свадебного костюма-тройки. – Вот, готово! А ты уже весь изнервничался.

- Естественно, изнервничался, - хмыкнул я, соглашаясь с другом. – Уже совсем немного осталось и… - блин, даже слова в горле застряли от волнения.

- Ну, чего ты, ну?! – мой дружище обнял меня со спины и, положив голову на мое плечо, добавил:

– Ты такой счастливый. Я так рад за тебя. Главное теперь - это семья. Твоя собственная, между прочим. Ты теперь должен ее беречь и, во чтобы то ни стало, быть рассудительным и действовать так, как подсказывает сердце, - говорил Климка, развернув меня к себе лицом. – Звучит, наверно, глупо, но мне так хочется в это верить.

- Климка, ты меня знаешь, так что обещать тебе ничего не могу, - улыбнулся и подмигнул другу, на что он покачал головой, не забыв добавить при этом:

- Вот про это я и говорю. Зная тебя почти что с пеленок, могу точно сказать, чтобы ты вел себя хорошо, а то мне уже жалко становится Леньку.

- Ах, ты… - возмутился было я, прекрасно зная, что это он просто подкалывает меня.

- Все, все, - поднял он руки вверх в знак примирения. – Прости, просто иногда ты бываешь таким загруженным, что хочется тебя как можно быстрее разгрузить. Давай я на тебя еще раз полюбуюсь.

Я усмехнулся, а он стал осматривать меня со всех сторон. И только когда я уже весь погрузился в свои раздумья, которые были связаны с тем, что сегодня у меня самый важный день, то услышав громкое:

- О боже, да у тебя пятно на пиджаке!

Я чуть ли на месте не подпрыгнул, а он… паразит, как засмеется.

- Я же… - у меня слова от такого стресса чуть ли в горле не застряли, - блин, Климка! Напугал до ужаса! Я чуть инфаркт не получил!

- Извини, - продолжал весело смеяться Клим, хотя по глазам все равно все было видно. – Нужно что-то делать с твоим лицом.

- А что с моим лицом? – спросил я на полном серьезе, вновь не въехав в то, что мой друг надо мной издевается, да и дело у меня. Нужно было и вправду пиджак осмотреть на нахождение на нем хоть каких-либо и чьих-либо следов.

Но Климка, проигнорировав мой вопрос, со смехом выхватил пиджак и покрутил его во все стороны прямо перед моим носом, давая понять, что все чисто и просто идеально.

- Ладно, проехали, - махнул он на меня рукой, помогая снова надеть пиджак. – Давай лучше…

Но не успел он договорить, как с улицы послышались голоса мальчишек и девчонок.

- Жених едет! Жених едет! Жених едет!

Сердце забилось сильнее, ноги стали вообще какими-то ватными, не знаю, но…

- Эй-эй, успокойся, успокойся, - слышу обеспокоенный голос друга. – Все в порядке, слышишь? Ленька за тобой приехал. Сейчас выкупать тебя будет! – тоже мне шутник нашелся. У нас давно уже таких традиций не существует. Даже маму отец уже не выкупал, а тут тоже мне чего удумали. Так спокойствие, только спокойствие. – Да успокойся ты! Тебя всего трясет!

- Я… блин, Климка, что-то я совсем раскис.

- Все будет в порядке. Пошли уже. Жених тебя заждался. Будешь тут стоять, кого-нибудь другого себе найдет, - шутит этот баламут, а у меня вообще все внутри переворачивается. – Ленька у тебя парень-то видный…

- Все-все. Пошли, а то ты его всем сосватал, - хотел я пошутить, но получилось как-то вяло.

Стоило нам подойти к двери, как вдруг она распахнулась, и на пороге появился Ленька в точно таком же костюме, как у меня. Мой Ленька, до чего же он у меня обалденный парень… Но мне не дали им полюбоваться, так как Климка толкал меня и моего жениха в придачу, так как мы стояли как вкопанные и смотрели друг на друга. Мой дружище что-то там себе пыхтел, пытаясь сдвинуть нас с места, да куда там. Я с Ленькой побольше в несколько раз Климки буду. А он пыхтит там и уже обиженно сопит.

- Да идите уже! Вас народ заждался! А в ЗАГСЕ и тем более ждать не будут! У них же там все по времени расписано!

И последние его слова на нас подействовали как ушат колодезной воды. Мы вздрогнули и быстрым шагом направились к выходу, хотя я отчетливо слышал за спиной Климкин смешок.

А потом… голова кружится до сих пор от всего того, что с нами случилось дальше. Столько всего произошло, что и не вспомнится сейчас, хотя, думаю, со временем память вернется. Просто все так быстро, как мне кажется, произошло, что теперь вот сижу за праздничным столом, уставленным таким огромным количеством вкусных угощений, и не могу поверить в то, что мы с Ленькой заключили брак, это так… здорово, что хочется попросту кричать. Громко и радостно на всю нашу деревушку. Как же все-таки здорово, что у меня есть все это… Ищу глазами Климку, и как-то становится перед ним совестно.

Он сидит рядом с дедушкой Ваней и что-то ему рассказывает. Хоть у него на губах и играет улыбка, но все же она не такая счастливая, как у меня. Сравнивать, конечно, их глупо, ведь он до сих пор ждет и…

- Танцы! Давайте танцевать! – кто-то громко предложил из гостей, на что все бодро и радостно согласились.

URL
2014-02-04 в 16:36 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
продолжение главы 4

На улице благодать. Солнце светит. Было бы глупо не потанцевать в такую погоду. Танцевали абсолютно все. Кто как мог, кто как умел. Но такого веселья я давно не наблюдал. Климка уже вовсю радовался за нас и стал пританцовывать возле нашей яблони. А потом… я даже от увиденного головой потряс, Дмитрий Васильевич? Подходит к Климке? Ленька меня уводит в танце, но, блин, я-то послушать хочу, чего они там… Второй раз трясу головой, чтобы убедиться, что я точно вижу не галлюцинацию. Они танцуют? Климка и Дмитрий Васильевич? Вместе? Брррр… Трясу головой еще сильнее.

- Все в порядке? – взволнованно спросил меня Ленька на ухо, отчего я, естественно, дернулся, но тут же поняв, что к чему, убедительно ответил.

- Да нет, Лень, все хорошо, просто удивительно.

- Н-да? И что именно?

- Нуууу, - протянул я, не зная, говорить о своих опасениях и предчувствиях мужу. Хм… как звучит. Муж! Супруг! Здорово! Но что-то я отвлекся. Ведь действительно он мой муж, а значит, должен знать. – Как его там Макаров и Климка, сам посмотри, - киваю в ту сторону, где танцует мой друг, и Ленька перевел взгляд туда же. – Мне не нравится это.

- А ты не ревнуй, и все нормально будет, - усмехнулся Ленька, целуя меня в лоб.

- Чего? Ревную? Я? – чуть ли не закричал я.

- Ну не я же, - уже вовсю смеялся надо мной Ленька, прижимая к себе посильнее, так как он меня знает лучше всех. – Тише, тише. Успокойся. Ревнуешь, ревнуешь, - он гладил меня по спине. – Вы почти что с рождения вместе, вот и думаешь всякую ерунду, но пойми ты, Климке нужно расслабиться, а то он как натянутая струна. Вот-вот и лопнет. Ему нужно развеяться, и пусть этот будет хотя бы Дмитрий Макаров. Он человек слова. Сказал - сделал. Недаром они с моим отцом дружны. Отец на дух не переносит лживых людей, а Макаров как раз не такой человек. Успокойся. Ну!

- Ладно, убедил, - буркнул я себе под нос, но все равно настороженно наблюдал за другом. Мало ли чего этот Дмитрий Васильевич может учудить, а я не позволю так поступать с моим лучшим дру…

- Олежка приехал! Олежка приехал! Олежка приехал! – стали кричать со всех сторон дети, а я кручу головой. Как? Когда? Сейчас? Неужели?!

Мама с отцом бросились к нему, когда он вылез из машины. Стали его обнимать, целовать, я бросил своего Леньку и тоже не удержался, чтобы не повиснуть у брата на шее. Он хлопал меня по спине, что-то там шепча мне на ухо. Я хотел было уже позвать Климку, как вдруг… Наступила мертвецкая тишина, когда из машины, на которой заехал на наш двор Олег, вылез молодой паренек, мой с Климкой ровесник. Абсолютно все уставились на него, не понимая, что происходит. А когда Олег подошел к нему и, притянув его к себе за талию, представил:

- Знакомьтесь, это… - Олег крутил головой, прекрасно понимаю, кого он ищет, а я со всем сердцем желал, чтобы Климки не было сейчас здесь, но… - это мой друг Святослав, можно просто Слава.

Я трясу головой, пытаясь понять, это, что, шутка такая или… Этот самый Святослав посмотрел на нас, потом пожал мне, маме, отцу, Леньке руки, а потом, будто бы очнувшись, бросился внутрь машины за чем-то. Да нет же?! Да не может такого быть! Черт! Да не может быть такого, чтобы Олег… Слышу только одни вопросы да шушуканья за спиной.

- Это кто? Кто этот мальчик? Да не похоже, чтобы друзьями-то были?! Это ведь…? А Климушка? Что с парнишкой-то будет?

Не успеваю я кинуться выискивать моего друга, как вдруг…

- Ах ты… да я… да ты… - и это дедушка Ваня, от которого я не слышал никогда в жизни ругательных слов? – Да как ты можешь-то, да как ты…

- Клим?! Клим, ты меня слышишь? – поворачиваю голову в сторону говорившего и вижу… Дмитрий Васильевич придерживает за локоть Климку, а тот лишь отводит глаза, пытаясь спрятать всего себя, всю боль, все это…

- Да чтобы я со своим Климушкой никогда тебя в жизни не видел ни на своем пороге, ни вообще за тридевять земель от своего дома! – кричал громко деда Ваня. – Да что это делается-то… - мои родители пытаются как-то все успокоить, да куда там… - Какие слова говорил, какие письма писал, а теперь… Да ты ему, ирод, всю жизнь сломал… Климушка теперь и вовсе всем верить перестанет! - он бросился к Климке, но я даже как-то упустил тот момент, когда мой дружище пропал из виду. Я бы тоже побежал к нему, но тут, но как же так? Что делать? Что сказать? И тут я услышал голос отца, взволнованный да такой разгневанный, что мне стало страшно.

- Ты зачем его привез? Кто этот парень? Я спрашиваю, кто этот незнакомый нам парень? – мама суетится вокруг них, чтобы не началась драка. – Ты как вообще смог сюда приехать после всего того, что было между тобой и Климкой?! – отец негодовал, он был в ярости.

Я даже не чувствую, как меня пытается успокоить Ленька, поглаживая по спине. Он пытается не дать в рожу моему брату, ведь Олежка мой брат. Он не может? Ха! Тогда я могу! Подхожу к нему, к такому красивому, в военной форме, он, кажется, мне хочет что-то сказать? Я не слышу. Я попросту его не слышу. Не успеваю сообразить, как все это произошло, но Олег лежит на земле, а на губе я отчетливо вижу кровь. Вот и порядок. Быстро пытаюсь уйти отсюда. Нужно успокоиться, нужно прийти в себя, нужно… нужно, но… где Климка? Что с ним? Надеюсь, деда Ваня его найдет?!

- Вот это по-нашему! Молодец парень! Уважаем! – раздалось со всех сторон, и тут я резко оборачиваюсь и вижу, как Олегу помог приподняться этот самый Слава, на губах у него играла улыбка, и тут ни с того ни с сего, этот паренек врезал ему так, что все просто ахнули, а Олег больше от неожиданности, чем от боли опять приземлился на землю, пробормотав ошеломленно.

- Славик?!

- В областной центр! – коротко заявил паренек и сел в машину. Отъехала она тут же.

- Слава! – крикнул Олег еще раз, но мне теперь стало боязно за Климку, где он? Куда он подался, чтобы заглушить свою боль? Наверно…

POV. Клим

А я и не знал, что бывает так больно. От предательства, от того, что обманули, предали, от того, что вот так вот унизили перед всеми. А что? Правильно. Так и надо, раз унижать, то как положено. С музыкой. Больно, как же больно и холодно. Нет, не снаружи. Внутри. Все болит внутри. Я верил, я ждал, я думал о своем счастье, а на самом деле это все оказалось враньем. Я думал, что Олежка – мой человек, а по правде кто мне он…

И эти слезы… бегут и бегут по щекам, не знаю, не могу их остановить, сколько бы ни пытался. Может быть, не нужно мне было это все? Зачем оно мне? Меня все бросают. Сначала мама с папой оставили меня одного с дедушкой, потом вот Женька вступил в брак, и напоследок Олег. Зачем я им всем? Не нужен никому, незачем им парень-сирота, который толком-то ничего не умеет делать. Если только дружба. И то теперь ее придется делить с Ленькой. Да и дедушка остался. Вот ради кого надо жить… А боль… боль… она проходит… Я надеюсь на это. Может быть, и вправду она сделает меня сильнее или…

Нет, не могу… я так его ждал. Я так надеялся, я так ему верил…

- Клим! Климушка! Сынок, где же ты? – кричит дедушка, а я притаился. Не хочу никого видеть. Да и смеяться надо мной теперь все будет и пальцем тыкать, что брошенный я теперь стал, на меня и вовсе смотреть перестанут, только косточки перемывать будут, а то будто я не знаю, деревня, что с нее взять… - Климушка, да где же… О, сыночек мой, ну, ну… - деда прижал меня к себе, достав из-за угла какого-то забытом всеми домишки, шепча и приговаривая что-то. – Не волнуйся, сынок, не волнуйся, Климушка, теперь я с тобой буду, и никого нам не надо с тобой, да? – я киваю, глотая слезы, которые вновь подступили к горлу и вырвались на волю.

- Деда, я не хочу так… я ему не нужен... я никогда не был ему нужен... - бормочу я, - я не хочу так жить… я… теперь… - не могу теперь выговорить и слова, глотаю их, а сказать не получается.

- Не надо, не надо, - гладил меня деда по спине и укачивал, как делал это всегда, когда у меня было что-то нехорошее в жизни. – Ты у меня самый хороший, ты самый добрый мальчик из всех, кого я знаю, и пусть этому троглодиту пусто будет, - зло процедил сквозь зубы дедушка, покрепче меня к себе прижимая. – Увижу где-нибудь, запорю насмерть и не посмотрю, что военный. Чтобы все, что натворил, ему же и вернулось!

Я закрыл глаза, и стало как-то пусто все внутри меня. Не знаю, может, так и должно быть, но… ничего не хочу, никого не хочу слушать, пусть все идет своим чередом, ведь раньше я рассчитывал на свое счастье, а теперь в моей жизни его нет, да и не будет, наверное.

URL
2014-02-04 в 16:39 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 5
POV. Клим


- Здравствуй, мой хороший, здравствуй! – Грозный тянется ко мне, а я в ответ протягиваю ему свою правую ладонь, на которой лежит несколько кубиков рафинада. Любит он это лакомство, а я люблю побаловать его. Грозный, как и дедушка с Женькой для меня теперь самые близкие друзья.

Мне было шестнадцать, когда дедушка забрал еще маленького жеребенка себе и наказал мне воспитывать его. Ох, сколько радости у меня было тогда. Я всегда возился на конюшне, помогая дедушке с лошадьми, когда они у нас были. Но с возрастом ему стало тяжело за ними ухаживать, вот и остался у нас Грозный. Замечательный друг, верный, добрый, заботливый и тот, кто всегда тебя почувствует, а если ты хочешь поговорить, то он просто выслушает. Поглаживаю Грозного по боку. Так мне спокойнее и уютнее. А когда я поработаю здесь, нужно прибраться, то и вовсе успокоюсь. Прошло несколько дней после свадьбы, а я из дома пока ни ногой, не хочу встречаться с соседями, а точнее с соседом. Деда сам отнес в библиотеку мое заявление о преждевременном отпуске по семейным обстоятельствам. Пусть все и знают, что повлияло на это, но все равно так будет правильно. Знаю, что многие посмеются надо мной, над таким моим поведением, но по-другому я пока не могу поступить. Трудно. Это очень трудно сделать. Переступить через все свои сомнения и страхи. А тут, дома, я всегда защищен, никто не обидит. Деда не позволит, и я постараюсь на своей территории быть уверенным в себе.

Нужно приступать к работе, а то опять погрязну в своих забитых чувствах и воспоминаниях. Хотя Женька заглянул сегодня с утреца и сказал, что зайдет за мной. Он прекрасно знает, что я не буду никуда выходить, но свои попытки меня расшевелить и заставить смеяться или хотя бы улыбнуться не оставляет. Я ему благодарен за все. Женька самый лучший друг в моей жизни, поэтому-то я ему и позволяю так себя вести. Он со мной, и мне спокойнее.

Внезапно я получил тычок в спину и, когда обернулся, увидел перед собой Грозного. Он стал упираться своей мордой в мою спину, стоило только мне взяться за вилы.

- Ах ты, негодник! – улыбнулся ему я, а он только заржал в ответ. – Ты чего это удумал, а? Решил со мной поиграть? – Грозный положительно затряс головой. Всегда удивлялся тому, какие все-таки кони умные животные. – Сначала давай я приберусь, а затем поиграем, ладно? – я погладил его по черной как смоль гриве, и конь снова согласно кивнул. – Вот и умница, дорогой, возьми! – я предложил ему еще несколько кубиков его лакомства, а он с благодарностью в ответ коснулся моей ладони своими губами. – Не подлизывайся, не подлизывайся. Сейчас уберусь у тебя, и тогда все тебе воздастся по заслугам.

Я подмигнул ему, а он шутливо опять пихнул меня головой в спину и отошел к задней стенке своего стойла. Я же говорю, чудо, а не животное. Я так увлекся этой уборкой, что даже не заметил и не услышал никого постороннего в конюшне.

- Привет! Что делаешь?

Я вздрогнул, услышав голос друга. Женька выглядывал из-за угла, причем первое, что я заметил, это были его черные волосы, торчащие в разные стороны. Опять, по ходу дела, не смог их расчесать. Он всегда с ними мучается, поэтому иногда, а может, и постоянно, хотя я на него влияю, как могу, носит шапки или кепки в любом месте.

- Не видно? – попытался я съехидничать, за что получил прищуренный взгляд, и последовала полюбившаяся фраза моего друга.

- Ах так, да? Ну ладно, я тебе это припомню, - он нахмурился, а я отложил подальше вилы, а то ж я его знаю, захочет мне помогать, а от его помощи, если честно, приходится убираться заново, так что я как можно учтивее пытаюсь его выпроводить отсюда.

- Припомнишь, припомнишь, - согласно закивал я головой, толкнув друга в спину. И, как ни странно, Женька послушно последовал за мной, а вот Грозный недовольно заржал. – Прости, дружок, сейчас приду. Разберусь тут с одним типом, который всегда приходит не вовремя.

- Ах ты! – возмутился было Женька, скрестив для пущей важности руки на груди, но увидев меня, опустил их вдоль тела, добавив при этом:

– Не сердись, Клим, я не хотел тебя отвлекать, - он отвел взгляд.

Теперь я уже нахмурился и сделал то же самое движение, всем видом показывая, что недоволен происходящим. Мой друг поглядывал на меня изредка и ничего не говорил.

- Интересно-интересно, Женька, и с каких таких пор, ты стал извиняться за то, что всегда был в моей жизни? – он вскинул голову и пристально посмотрел на меня. Его серые глаза всегда выдавали все эмоции. Впрочем, то же самое он говорил и обо мне. Похоже, эти слова немного смутили его, и теперь он стоял передо мной совсем растерянный и явно в смешанных чувствах. А я лишь глубоко вздохнул. Понимаю его, он боится потерять мою дружбу из-за того, что произошло все это нелицеприятное действо, но… - Сколько раз говорить, Жень? Ничего в этой жизни не сможет разрушить нашу дружбу, ты же и сам это прекрасно понимаешь, ведь так? – он неуверенно кивнул и снова отвел взгляд, не зная, куда деть руки.

- Да, понимаю, но все равно мне стыдно перед тобой из-за Олега, - еле слышно пробормотал мой дружище. Я опять сделал глубокий вздох. Он неисправим.

Подойдя к нему, я прижал его к себе, шепча на ухо:

- Чем больше ты будешь мне об этом напоминать, тем сильнее я буду на тебя злиться, разве непонятно?

- Прости, - пискнул Женька, обхватив меня руками и вцепившись как клещ. – Я просто дурак какой-то, не хочу говорить об этом, а сам постоянно тебе напоминаю, прости, пожалуйста.

- Если ты не прекратишь всхлипывать, то я тоже разревусь, да к тому же… - возмутился делано я, - может, хватит уже реветь, мы же все-таки парни, а? Да к тому же я итак во время твоей свадьбы наревелся вдоволь, может, не будем больше этим заниматься, м?

- Не будем, - закивал Женька, всхлипнув в последний раз. – Только если ты будешь здесь сидеть постоянно, то сам скоро зачахнешь.

- Это упрек? – решил я пошутить.

- Это констатация факта! – улыбнулся с грустинкой в глазах мой друг. – Давай все-таки съездим на велосипедах на озеро? Ленька, между прочим, взял сегодня выходной для этого случая. Поехали, пожалуйста, а? Сделаем шашлыки на природе, покупаемся, как делали это раньше.

Я вздохнул, и как-то горестно это получилось, что я даже хмыкнул себе под нос, а он все продолжал:

– Лето в самом разгаре, а ты бледный как поганка, - все больше и больше Женька настаивал на своем, а мое сопротивление, кажется, уже пало смертью храбрых, но все же я решил держаться до последнего. – Я знаю, что у тебя кожа такая, мы и специальный крем для тебя взяли. Мама испекла твои любимые булочки, ну пожалуйста, Климка! А если ты не согласишься добровольно, то ты знаешь, что я сделаю? – усмешку скрыть не удалось, отчего Женька естественно надулся и сделал оскорбленное лицо. А если он так делает, то еще чуть-чуть, и тогда уже придется уговаривать его не обижаться на меня и согласиться на все, что он тут наговорил. - Ну что? Согласен?

- Ладно, согласен, черт с тобой, - выдыхаю я, за что меня чуть ли не душат в своих объятиях на радостях.

- Ура! – оглушил он меня. – Я сейчас Леньке скажу, чтобы заводил мотоцикл.

- Мотоцикл? – удивился я вдвойне. – Ведь только что речь шла о велосипедах?

- Э… - замялся было Женька, но улыбнувшись по-доброму, как делал только он, добавил извиняющимся тоном. – Прости, но мы уже все подготовили, так что была только одна цель – заполучить тебя.

- Чего?

- Да ты не сердись, - махнул друг на меня рукой. – Я же знал, что смогу тебя убедить, поэтому собирайся, и мы едем.

Вот и все доводы, эх, ну вот что с ним можно сделать? Вот именно, что ничего. Это просто бесполезное занятие. Что вобьет в свою голову, фиг оттуда эту мысль прогонишь.

- Сейчас дедушке записку напишу и возьму с собой плавки с полотенцем. Да и работу, между прочим, из-за тебя не закончил. Грозный потом сердиться будет. О, кстати! – тут меня осенила одна идея. – Чтобы он на меня не сердился, после поездки и отдыха ты со мной и никак иначе, и отговорки тем более не принимаются, будешь прибираться в его стойле. И все! Я сказал, значит, сказал, я пошел в дом. Сейчас вернусь.

И пока Женька принимал информацию к сведению, я прошмыгнул мимо него, хохотнув при этом и услышав его возмущенное:

- Эй, Климка! Мы так не договаривались. Он же меня постоянно лягает!

На что я крикнул ему уже с крыльца дома:

- Вот и будет тебе за это наукой! Хоть кто-то тебе покажет, как нужно себя вести! – смеюсь над ним искренне и от всего сердца, не со зла, а по-доброму, и мой друг об этом знает.

- Зато я победил! – кричит он мне в ответ. – Ты смеешься!

- Да, Женька, спасибо! Ты настоящий друг!

И после этого всего становится хоть немного, но тепло на сердце. Время. Нужно время, нужен Женька, нужны такие вот минуты, и тогда я обязательно буду счастливым, хотя пару дней назад думал, что такого никогда не произойдет. Больно внутри до сих пор, но все равно уже не так. Время, время, время. Пусть пробежит побыстрее, и тогда я надеюсь на то, что будет все в порядке. Ведь надеяться никогда не поздно! Поэтому будем верить и надеяться!

URL
2014-02-04 в 16:41 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 6
POV. Дмитрий


- Все, Егор, хватит, - отстраняюсь я от парня, который повис у меня на шее. – Кто-нибудь увидит, потом проблем не оберешься.

- О, Дмитрий Васильевич, вы заботитесь обо мне? – съязвил Егорка, учитель рисования в школе.

Я с ним… ну, в общем, мы вместе с ним проводим время, только вот школа - не то место, где можно этим заниматься. Но Егора это как-то мало волнует. Он всегда может настоять на своем, только вот я редко ведусь на провокации.

Когда я заинтересовался им, ему было двадцать два года, сейчас - двадцать шесть. Хотя выглядит он до сих пор молодо, и по сравнению с ним я и вовсе кажусь стариком в свои-то тридцать три года. Или мне так кажется? Ну да ладно. Только вот есть одно «но».

- Зачем ты перекрасил свои каштановые волосы в русый? – проигнорировал я его вопрос, вглядываясь в парня.

В ответ он лишь хмыкнул и отвернулся от меня, сложив руки на груди. Мы были в его классном кабинете, так что беспокоиться, что кто-либо нас увидит, не стоило, но предосторожность никогда не помешает. Не хочу каких-либо отвратительных слухов по деревне. А в нашей, как и в любой другой, это дело обычное.

- Знаешь, а я и не думал, что буду так ревновать, - я вздрогнул, услышав спокойный голос Егора. – Кажется, этот мальчишка тобой завладел полностью. Сколько раз я уже замечал, как ты его провожаешь взглядом, стоит лишь вам где-нибудь пересечься.

- Не говори ерунды, - стал я отрицать очевидное. – Просто жалко парня. Столько ему пришлось пережить за…

- Это не ерунда, Дим, - он резко обернулся и присел на широкий подоконник. – Мне лучше знать, мы столько с тобой вместе, хм… спим, встречаемся…

- Мы не встречаемся, - перебил его я, безапелляционно заявляя это.

- Ладно, - вздохнул он, - не встречаемся. Но! Я тебя знаю как облупленного, и то, что ты сейчас отрицаешь, служит лишь доказательство моих слов. Тебе понравились его русые волосы, пожалуйста, вот тебе русые волосы, - он взъерошил свои волосы на затылке, - у него синего цвета глаза, хочешь, я и линзы приобрету? Но пойми ты, я не могу без тебя, Дим!

- Ты с ума сошел? Какую-то ересь несешь! – если честно, такого от Егора и вовсе не ожидал. Слова эти его. Да какая к черту любовь? Секс! Вот и все, что с ним связывало, а теперь он хочет еще и меня к себе привязать? Нет уж, увольте! – Что за ерунду ты сейчас городишь?! – подошел я к двери, взявшись за ручку. – Напридумывал о нас, зачем? Когда между нами и подавно ничего такого не было, кроме траха! – грубо, знаю, но лучше так, чем давать ему еще какую-то надежду. – Ты прекрасно знаешь, как я к тебе отношусь, и ни о какой любви, ни о каких отношениях между нами и речи быть не может! Забудь! Попросту забудь об этом! И, кстати, прежний цвет волос мне нравился куда больше! – я резко открыл дверь и вышел из кабинета, хлопнув ею безжалостно.

Цвет волос он поменял, потому что, видите ли, у Климки такие же, а он мне нравится… Идиот! Что он выдумал? Ничего подобного и в помине нет!

Я шел быстрым шагом по пустым коридорам школы, раздумывая о словах Егора. Сейчас каникулы, так что никто моим размышлениям не мешал. А когда я вышел на улицу, то и вовсе стало получше.

Ерунда! Обыкновенная ерунда того, кто ревнует! И только. Я не буду отрицать, что Климка очень симпатичный паренек, даже очень-очень симпатичный, но… Черт! Взлохмачиваю свои и так непослушные волнистые темно-русые волосы, делая из них еще больший творческий беспорядок, чем есть сейчас, смотрю перед собой и понимаю, что с другой стороны, Егор же правильно заметил. Я смотрю за ним, точнее даже сказать, подглядываю, хочу больше о нем узнать, хочу смотреть на него, да и беспокоюсь я за него, особенно после того отвратительного случая на свадьбе Климкиного друга. Получается, Егор был во всем прав?! Он и вправду меня знает лучше, чем я себя?! Отправлю ему потом смс-сообщение с извинениями, не хочу его сейчас видеть. Просто не хочу…

Иду по дороге, не замечая никого вокруг. Сейчас все обдумаю и к Машутке лучше пойду, а то что-то мы с ней и вовсе уже скоро и видеться перестанем. Я постоянно на работе, занят, а она бегает по деревне, когда ей захочется. Естественно ее тетка за ней не может присмотреть. Машутка-то у меня егоза, а куда Евдокии Петровне с ней?! В возрасте моя родная тетка, так что куда там? Но она все равно хочет помогать мне, а я не настаиваю на обратном. Она при деле, и я не беспокоюсь ни о чем…

- Дмитрий! Здравствуй! – я остановился и увидел перед собой Ивана Матвеевича, который прервал ход моих снующих туда-сюда мыслей. – Что случилось, сынок? Какой-то ты задумчивый сегодня!

- А? Да нет, просто что-то решил подумать кое о чем, - ответил я, поглядывая по сторонам, вдруг и Климка где рядом. Они с дедом всегда вместе куда-либо ходили. – Кстати, извините, здоровья я вам так и не пожелал. Здравствуйте!

- Спасибо, сынок, - улыбнулся Климкин дедушка. – И тебе с твоей дочуркой не хворать.

- Ага, спасибо, Иван Матвеич, мы постараемся. А я хотел спро…

Но тут меня перебили.

- Здравствуйте, Иван Матвеевич! Здравствуйте, Дмитрий Васильевич! – и только сейчас я понял, что это родители Женьки и Олега, который, кстати, был неподалеку от них.

Я кивнул родителям, а на парня даже и не глянул. Не заслужил он этого. Иван Матвеевич в ответ и вовсе на них даже не глянул. И вправду, он же кричал тогда на свадьбе, что и разговаривать ни с кем из них не будет, хотя, кажется, Женьку это не касалось. И правильно, парень на друга очень хорошо влияет. В последний раз, когда я видел их вместе, на их губах играли улыбка, а это уже, как говорится, прогресс. Климке идет улыбка. Он становится светлее.

Да, на мой взгляд, он и так очень светлый человечек, даже несмотря на то, какая у него белая кожа и какие русые волосы, которые обрамляют лицо. Мне кажется, что это дедушка его подстригает, пряди получаются разной длины, а может, так и надо. Не знаю, но это действительно ему очень идет. В который раз за день я твержу себе без остановки, что Климка – очень симпатичный парень?! И кто сказал, что Егор был не прав? Еще раз делаю себе зарубку на память, что нужно будет извиниться перед парнем.

- Иван Матвеич, пойдемте, я вас лучше до дому провожу?! – я подхватил его котомки, и как он такую тяжесть носит? И пошел вместе с ним от семейства Нефедовых в сторону дома дедушки. Может быть, Климку встречу, поговорим о чем-нибудь, хотя… о чем с ним разговаривать, ведь он еще малец совсем? Не знаю, но что-нибудь общее да найдем, я в этом уверен.

POV. Клим


Решил сегодня помочь на поле, снопы собрать, а то дома думал, что с ума сойду. Все-таки сидеть без дела невыносимо. Хотя, конечно, не без дела, но нужно было отвлечься от всяких дум. И когда я уже стал помогать девушкам и парням, которые занимались там, на поле, то тогда уже понял, что совершил ошибку. Стоило мне только появиться, как начали шушукаться и коситься на меня. Женька, который предложил сходить вместе с ним, пытался их как-то урезонить, да куда там. Только хуже сделал. Они и вовсе стали посмеиваться надо мной, хотя обидных слов в глаза не говорили. Хоть и на том спасибо, но легче от этого не становилось.

- Климка, прости, несут всякую ересь. Не слушай их, - просил меня Женька, который был готов сам уже каждого побить, кто смотрел на меня косо, а что я? Я просто поднялся с травы, отряхнулся от нее и пошел домой, ничего и никому не объясняя. Женька лишь грустно вздохнул, но решил меня все же не тревожить.

Решил идти пешком через лес, много чего можно обдумать по дороге домой, чем, собственно говоря, я и занялся. Да и не злился я уже на своих односельчан, они добрые люди, только вот… случись какой скандал, своего не упустят, чтобы косточки друг другу и пострадавшим не перемыть. Деревня, что с нее возьмешь?

Сколько я прошел, не знаю, но, кажется, ушел на приличное расстояние, отчего даже не по себе стало. Все-таки часто я один здесь не брожу, так если только с дедушкой или с Женькой, а тут вот же…

- Па…па! Па…па! – я остановился, услышав что-то неразборчивое, или же это просто мне уже мерещится? – Пап…очка! Папочка! – нет, не мерещится. Кто-то плачет? И этот кто-то явно не взрослый. Голосок уж точно детский и беспомощный.

Иду быстрым шагом на звук всхлипываний и через несколько метров вижу – в высокой траве, недалеко от леса, сидит малышка, которая вовсю плакала, утирая свои слезы маленькими кулачками. Вскинув голову, услышав мои шаги, она быстро поднялась на ножки и бросилась ко мне. Я только и успел ее подхватить, присев на корточки. Она разрыдалась еще сильнее, понимая, что все-таки дождалась своего спасителя.

- Ну, ну, малышка, перестань плакать, я ведь тебя нашел? – я гладил ее белокурую головку, успокаивая. Она держалась за меня, обхватив шею своими маленькими ручками. – Как тебя зовут, красавица? – девчушка подняла на меня заплаканные голубые глазенки и пробормотала:

- Машутка. Я заблудилась.

- Я так и понял, красавица, - я поцеловал ее в висок. - Пойдем, Машутка, я провожу тебя до дому. А как зовут твоего папу, чтобы я знал, к кому тебя отвести?

- Моего папу зовут папой, - пояснила она, а я лишь усмехнулся. Естественно, а как по-другому вообще может быть? – Но другие дяди и тети зовут его Димой.

- Вот, а это уже другой разговор. Молодчинка, а теперь домой? – Дима, так Дима. Хотя этих Дим у нас в деревне, кажется, предостаточное количество. Но главное сейчас это доставить малышку до дома.

- Угу, домой, я баиньки хочу.

- Тогда устраивайся поудобнее у меня на ручках, и я тебя так понесу. Поспишь у меня на руках, ладно?

- Ага, - закивала малышка, - я согласная.

- Отлично.

Я поднялся на ноги, устраивая ее на руках как можно удобнее. Она свернулась почти что клубочком и выглядела поэтому просто как маленький беленький котенок. И стоило только сделать пару шагов, как я услышал, что Машутка засопела. Пойду не слишком быстро, чтобы ее не разбудить. Буду только надеяться, что родители ее не заругают. Хотя… такого ангелочка ругать? Да ни в жизнь, уж очень она очаровательная принцесса. Да и работу я, чтобы отвлечься от своих горестных раздумий, себе нашел. Вперед!

URL
2014-02-04 в 16:42 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 7
POV. Евгений


- Эй, парни! – крикнул грозно Ленька, присматривая за тем, чтобы мы чего-нибудь не учудили. – Я кому кричу? А ну живо слезли с этого обрыва! Еще не хватало, чтобы вы шеи себе свернули! Женя! Климка! Я кому говорю?

- Да, мамочка! – громко кричу в ответ, а сам вздыхаю обреченно, а Климка лишь пытается не рассмеяться. – Климка, пошли, что ли? А то этот деспот нас, а точнее меня, и вовсе съест, если не послушаемся.

Мы стали спускаться с небольшой горки, которая была немного отвесной. Мы с другом хотели попросту спрыгнуть с нее в речку, а Ленька… Пусть потом не злится, что я с ним не разговариваю. Ишь чего удумал! Мы ему дети, что ли?

- Давай, давай, - подталкивает меня в спину Климка. – Не хочу, чтобы из-за меня ты с Ленькой поссорился.

- Да мы и не из-за тебя поссоримся, - бурчу я в ответ, за что меня останавливают, ухватив за запястье. – Чего? – спрашиваю я на это его движение.

- Вы, что, ссоритесь? – и столько тревоги в голосе, что мне стало стыдно.

- Это я так неудачно пошутил, прости, - мы стали спускаться дальше. – А так мы вообще не ссоримся. Почти…

- Почти?

- Ну да, не ссоримся. Это я иногда совершу какой-нибудь идиотский проступок, а потом от Леньки мне достается. Знаешь… - резко останавливаюсь и смотрю на друга, - я вообще иногда даже сидеть не могу, чего он со мной творит и… - и тут я прикусываю нижнюю губу и краснею прямо на глазах, понимая, что только что сказал. – Блииииииииин, Климка, это не то, что ты подумал.

На это последнее заявление мой друг не выдержал и расхохотался, да-да, не рассмеялся, а именно расхохотался, притягивая меня к себе.

- Женька, какое же ты у Леньки чудо. Наверняка, ты ему скучать не даешь.

- А то! Разумеется, не даю. Нечего моему супругу скучать! Он и на работе этим прекрасно занимается… Ай! – я резко разворачиваюсь и смотрю на Леньку, который только что отвесил мне приличный такой подзатыльник. – Больно же! – я даже не заметил, как мы спустились вниз.

- Дома будет еще больнее! – строго и в тоже время шутливо произносит он, а я в ответ краснею еще больше. – Иди к костру! – я плетусь впереди и слышу, как Ленька Климу что-то советует. А мне-то, между прочим, не слышно! – Я кому сказал? Ты вообще будешь меня слушаться?

- Обойдешься! – говорю я решительно и показываю супругу язык. Естественно, получая заразительный смех Леньки и Климки.

Теперь можно и вздохнуть спокойно. Сегодняшний заряд смеха для друга я обеспечил, завтра эта доза будет двойной. Я постараюсь это сделать. Нечего ему хандрить – вот мой лозунг.

Они о чем-то там шепчутся, а я пока у костра посижу, да и подумать мне кое о чем нужно, только вот до сих пор не знаю, что мне делать. Рассказать или нет Климке? Он мой друг, самый-самый-самый лучший, я ему как брат, поэтому скрывать друг от друга мы и вовсе ничего не собирались и не собираемся. Но! Стоит только мне представить, как на мое повествование отреагирует Климка, то сразу все желание отпадает. Ему и так больно, это видно по его глазам, которые с тех пор всегда грустные, а после… черт! Что делать? Не представляю. А эти слова моего братца, когда я стал его пытать, что да как…

- Женька, ты мне брат или не брат? Что тебе неясно?

- Как что? – возмутился я, когда мы сидели на второй день после свадьбы у родителей дома.. – Ты такие письма Климке писал… А мой дружище… Почему ты с ним так поступил? Я ничего не могу понять.

А Олег лишь развалился на диване и закатил глаза, давая мне понять, что я и вовсе та еще деревня, которая вообще ни черта не соображает, а мне было на это плевать. Мне близкий друг дороже.

- Женька, ты пойми. Это деревня! Де-рев-ня! – проговорил он слово по слогам, глядя на меня. - Что ты в этой глухомани найдешь? Ничего толком нету. Какие-то пережитки прошлого. Скука, да и только, а в областном центре… - он поднял палец вверх, - вот... понимаешь? Конечно, не скажу, что наша деревня совсем уж стоит на месте, но все-таки… Ты пойми, братец, что бы я делал, женись я на Климке? – я чуть ли не задохнулся от такого заявления, но пытался все же держаться, решив для себя, что стоит его все-таки выслушать, чтобы не делать преждевременных выводов. – Правильно! Ничего толкового. Он два раза бы ездил на свои экзамены на целый месяц во время сессий, а я здесь. Танцы, секс и?

- И? – спросил я, глядя на брата исподлобья, сдерживаясь из последних сил.

- И все просто. Я же говорю, скука смертная! – он резко поднимается и подходит к окну. – А Славик… ммм, это парень что надо! – я резко поднимаюсь со стула, опрокидывая его на пол. – Когда надо ласковый, - продолжал он, я терпел, - он такой податливый, что ни скажу, все сделает. А этот… твой… да мы с Климкой и не целовались даже ни разу! А у Славика и квартира в центре, и отец – генерал, разве я мог упустить та…

И он не успел договорить, так как сил на оставшуюся отвратительную речь брата у меня уже не было. Теперь он вновь лежит на полу все с той же окровавленной губой, что и вчера, да вдобавок ему прибавилась отличная красная отметина на всю левую скулу, и кольцом я его поцарапал слегка.

- Ты... ты… - я думал, задохнусь, слов не хватало, сил тем более. Как он мог так поступить с дорогим мне человеком? Как он мог так поступить с тем, кто почти что в рот ему заглядывал? Как? Меня всего колотит, трясет.

Олег смотрит на меня злым взглядом, на что получает от меня такой же.

- Уходи! Уходи! Если хочешь еще живым походить, – как неожиданно во мне прорезался голос. – Чтобы я тебя здесь никогда вообще не видел!

- Это дом наших родителей! – спокойно заявляет он, поднимаясь на ноги и прикладывая руку к лицу.

- Верно. Дом наших родителей. Если они после всего этого тебя простят, пожалуйста, но в дом ко мне чтобы и вовсе не приходил. Я ясно изъясняю свои мысли?

Он усмехается, и я не могу поверить в то, что этот человек, если его можно назвать таковым, мой брат. Как так? Почему? Да это же в голове просто не укладывается.

- Кстати… - я все-таки решил уточнить еще один вопрос, немного успокоившись, - как я понял, ты не просто так представлял нам этого Славика, зачем? Хотел больнее ударить Климку в спину? Или же…

- Или же, - хмыкнул он, найдя ватку в аптечке, стоявшей на комоде и приложив ее к разбитой губе. В который раз радуюсь, что Ленька пока с родителями и ничего этого не видит. Испереживался бы весь. – Парень решил побывать в деревне, узнать мою семью поближе, а я что? Я был не против, да и свадьба была как раз вовремя, вот я и решил его привезти показать вам, представить…

- Как неведомо зверушку показать? – усмехнулся я, совершенно не узнавая собственного брата. – Что ж показал, спасибо! Всем угодил, только вот. И зверушка твоя с характером да понимающая оказалась.

- Таких полно. Не этот, так другой. Переживу, - стоял ко мне спиной Олег, все еще обрабатывая свою рану. – Да, кстати, я и так собирался переезжать. Буду жить в общежитии, пока учусь в институте, так что не переживай, ты меня долго еще не увидишь.

- Вот и замечат…


- Ау! – перед моим носом трясли двумя руками, пытаясь привлечь к себе внимание, а я в ответ лишь вздрогнул, вернувшись из своих воспоминаний. – Ты где летал? – спрашивает все так же взволнованно Климка, усаживаясь рядом со мной, тут же меряя температуру. На что я фыркнул и быстро проговорил:

- Да так, забудь, Климка, ерунда! – махнул я рукой. Олег уехал, а я сейчас решил, что ничего не нужно моего другу говорить, не стоило ему слышать таких отвратных слов от моего братца. – Просто что-то накатило, пока вы там шушукались за моей спиной, - решил все перевести в шутку.

- Женька, ты у меня скоро договоришься… - пихает меня в бок мой супруг, все также посмеиваясь, - точно сидеть не сможешь неделю.

- Ха! Напугал! Тоже мне испытание! – выдал я, осознавая опять, что сказал двусмысленное. – Черт! Ленька! Да я из-за тебя на друга уже смотреть не могу.

- Почему это? – делано заметил Ленька, бросая в небольшой котелок несколько разрезанных вдоль картофелин.

- Да ты такое говоришь, что я заалел как маков цвет, и все из-за твоих слов! – возмущаюсь я, а толку? Никакого.

- Парни… а парни… - Климка уткнулся мне в плечо, посмеиваясь над нашими шуточками. – Если вы сейчас не прекратите, то я лопну от смеха.

- Нееее, - протянул Ленька довольно, - мы так не договаривались. От смеха нельзя лопаться, можно только получать удовольствие и… - я пихаю супруга, не зная, куда деться от стыда, а Климка уже и вовсе завалился на бок, смеясь над нами.

Хм… а это здорово, когда твой друг забывает все горести и беды, находясь рядом со своими близкими людьми. Пусть поскорее он найдет свое счастье. Как же я этого хочу!

URL
2014-02-04 в 16:47 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 8
POV. Клим


- Значит, ты живешь здесь? – спрашиваю у Машутки, которая спустилась с моих рук, стоило нам подойти к калитке небольшого домика.

- Да, это мой дом с папой, - она взяла меня за руку и потянула за собой, не спрашивая моего разрешения. – Заходи, папа на работе, а тетя Дуня у бабы Люси, - мы зашли в сени их дома.

- А ты, значит, одна бегаешь без какого-либо присмотра? – спросил я как можно строже, на что малышка надула губки и пробормотала сердито:

- Да, просто мне скучно тута быть одной.

Она отвернулась от меня. Не хватало еще, чтобы эта малышка плакала.

- Понятно, почему ты тогда заблудилась. Хотела найти, с кем поиграть?

- Угу. Тетя Дуня за мной не поспевает, а папа всегда на работе.

- А хочешь, я буду твоим другом, Машутка? – девочка тут же обернулась ко мне и посмотрела с удивлением и радостью.

- А можно?

- Разумеется, принцесса, - я погладил по ее белокурым волосам, а она кинулась мне на шею.

- Спасибо, а во что мы будем играть? – тут же решила Машутка пойти в атаку.

- А кто-то хотел поспать, когда придем домой? – щелкнул ее по носу, на что она смешно его сморщила.

- Уже не хочу. Хочу с тобой играть. Пошли! – скомандовала она, а я что? А я повиновался и последовал за ней.

Спустя полчаса сбора разных слов из кубиков малышка все-таки выдохлась и уснула у меня на руках. Все это время она сидела у меня на коленях, послушно переставляя кубики с той или иной буквой. И вскоре я просто уложил ее на кровать, накрыв пледом. Машутка держала своей маленькой ладошкой меня за руку, так что выбраться из «плена» у меня никак не получилось. Я присел рядом прямо на пол и стал посматривать на малышку. Иногда она морщила курносый носик, иногда улыбалась, отчего была похожа на ангелочка. Прелесть, а не ребенок. Наверно, родители в ней души не ча…

Но не успеваю додумать, как вдруг слышу шаги, а затем передо мной возникает… Дмитрий Васильевич? Хм… я даже что-то не в курсе был, что…

- Ты? – ошарашенно и очень даже громко спрашивает он у меня, а я прикладываю палец к губам, показывая, чтобы он говорил потише, что он и сделал, прошептав:

– Что ты тут делаешь?

Я мотнул головой в сторону сеней, и он послушно пошел следом. Это даже как-то удивляет…


- Климка, я тебе наскучил? – насупился Женька, поглядывая на меня.

- С чего ты взял? Все нормально, - вру я, понимая, что погрузился в свои воспоминания о том, как познакомился с отцом Машутки.

- Н-да? А мне вот так не кажется.

- Женя, прости, но иногда мне тоже нужно кое о чем подумать, - не хотелось говорить резко, но вырвалось.

- Ладно, - встал Женька со скамейки, на которой мы все это время сидели. – Пойду я тогда, а что толку-то, все равно ты меня не слушаешь, - все так же с обидой в голосе проговорил мой друг, а лишь покачал головой.

- Женя, я вот смотрю и не могу понять. Тебе, как и мне девятнадцать лет, так?

- Ну да, - согласился Женька, не понимая, к чему я веду, а я продолжаю дальше.

- Так вот, тогда почему ты всегда хочешь быть в центре внимания? Почему ты всегда хочешь, чтобы все слушали только тебя? – я сам не понимаю, почему все это сорвалось с языка, но я все так же говорил обидные слова своему другу. – Я, между прочим, иногда и в тишине побыть хочу! – припечатал я его словами и только сейчас сообразил, что несу какую-то околесицу. – Женя!

- Пойду я, - хмыкнул он, хотя мне показалось, что глаза его заблестели. – Ленька может раньше вернуться, а у меня еще ничего не приготовлено, а ты знаешь, я его матери, которая сегодня и завтра гостюет у нас, пока не очень доверяю. Пока.

Он сделал пару шагов назад, а потом резко развернулся, быстро протараторив:

- Я просто хотел видеть твою улыбку. Прости, что так часто тебе надоедаю! Пока. Увидимся!

И убежал.

- Женя! – крикнул снова я, но он не обернулся. – Прости дурака!

Черт! Черт! Черт! Поссорился с лучшим другом. Полный идиотизм. Дурак! Дурак! Дурак! Я – идиот! Обязательно нужно будет перед ним извиниться, накормить его сладостями, а затем, может быть, даже и посоветоваться. Наверно, он даст мне какой-нибудь совет, так как я сам совсем запутался. Хотя, нет, нужно спросить у дедушки, но… Как о таком спрашивают? Но Дмитрий Васильевич, а он сказал мне, что я могу звать его Дмитрием, хм… как непривычно, о том, что… мы можем стать супругами.

Я при этом вопросе тогда чуть ли не упал с моста, по которому мы шли. Он решил меня проводить и провести через этот самый мостик. Дмитрий поймал меня тогда, обхватив за талию, прижимая к себе. Вот только мне… не знаю, как-то все это было не так. Он сказал как-то обычно, обыденно. Просто я не думал никогда, что можно предложение делать вот так, не зная абсолютно ничего о человеке. А он даже ухом не повел и продолжал…

- Прости меня, Клим… - я тогда сразу отстранился от него, не нужно мне таких прикосновений, - если я тебя пугаю таким своим поведением, но почему бы и нет? Ты холостой парень, я холостой мужчина, почему бы не попробовать? Если боишься за дедушку, за себя, не волнуйся, обязательно буду помогать во всем. Руки, ноги есть, обеспечу всем, чем можно и чем нельзя. Будешь у меня в золоте ходить.

- Не в золоте дело, Дмитрий Василье…

- Клим, зови меня Дмитрием.

- Дмитрий Ва…, Дмитрий, я не знаю, почему ты так решил, но я… я не знаю, как на это все реагировать. Не знаю, что сказать сейчас…

- А кто говорит о сейчас? Я даю тебе время, сколько хочешь, можешь думать, я тебя не буду нервировать, только давай сразу решим, что я буду помогать тебе и Ивану Матвеичу.

- И это не давление? – хмыкнул я. – Я не собираюсь тобой манипулировать и говорить тебе, что нужно делать. Просто это все… - я вздохнул и посмотрел на речку, опираясь на перила, - не знаю, это все так для меня непривычно…

- Знаю, прости, кажется, я все-таки давлю на тебя, но ты мне нравишься и… - я уставился на него, резко развернувшись всем корпусом, всматриваясь в его лицо. Хотелось проверить, врет он мне или же говорит правду. На что он… растерялся? Но все же добавил:

– И не смотри на меня так, я сам удивлен тому, что сейчас сказал.

Интересно получается. Я хмыкнул, а он все продолжал:

- Просто не хочу, чтобы люди в нашей деревне продолжали чесать языками и всяко-разно на тебя наговаривать.

- Это скорее на жалость похоже, чем на то, что я тебе нравлюсь, - я вновь уставился на речку.

- Я не умею красиво говорить, Клим… - он также уперся руками в перила и стал всматриваться в мое лицо, - и говорю, все как есть. Ты мне нравишься, да и Машутке ты тоже приглянулся, так как она никого не держала за руку во сне, даже меня.

- А вот это уже шантаж, - усмехнулся я.

- Никакого шантажа, это вывод, когда я вас увидел вместе. И, кстати, самое главное. Если я решил, что мы станем супругами, - я вновь посмотрел на этого самоуверенного мужчину, - то мы ими станем, во чтобы то ни стало.

- Хм… интересно у тебя все выходит, Дмитрий. Если ты все так решил, то моего согласия тебе и подавно не надо. Выкрал меня, да и сделал супругом насильно, вот и все твои дела!

- Черт! Я не то хотел сказать, Клим!

- Дмитрий, я пойду. Задержался я, деда будет волноваться, - я отцепился от перил и встал ровно на этом мостике. – Спасибо за заботу. Я подумаю.

- Хорошо, Клим, - кажется, услышав мои слова, он выдохнул с огромным облегчением. – Я буду ждать твоего ответа…


И что мне делать сейчас, ума не приложу. Думаю уже наверно неделю, но никак не могу прийти к общему знаменателю, всегда что-то, да отталкивает. Разница в возрасте приличная, но это терпимо; ребенок – Машутка очаровательное чудо; а еще есть то, что мы мало друг друга знаем, но это Дмитрий взял на себя, приглашая меня на всяческие прогулки, на которых постоянно общаемся. Но на мой взгляд, он все равно немного скрытен. Может быть, и я стану таким, когда достигну его возраста, кто знает? А сейчас… буду думать дальше, что и как, и где, и почему…

URL
2014-02-04 в 16:52 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 9
POV. Дмитрий


- А ну-ка, живо разошлись кто куда! – крикнул я громко, отчего наши деревенские старшеклассники разбежались в разные стороны, но не просто так, а крикнув при этом обидное:

- Климка - девчонка! – кажется, это был заводила в нашей школе – Лешка Колесников. Ну ничего, я с его отцом поговорю, пусть знает, как обижать маленьких.

- Эй, парень, ты живой? – спросил я, подходя к мальчишке, который казался уж совсем маленьким и забитым.

А тот лишь отвернулся от меня и стал отряхивать песок со своих джинсов и джинсовой куртки. Это были какие-то дерганые движения. Явно этот самый Климка - точно я ведь его знаю и его дедушку тоже, только не видел давно - был раздосадован таким положением вещей. Его увидел взрослый мужчина и что избили хулиганы, а он не мог ничего сделать в ответ. Кажется, парню стало стыдно за себя. Но я не придал этому никакого значения, а просто подошел поближе и присел на корточки перед ним, спросив при этом с интересом, любопытством и… взволнованностью? Странно, но это неважно.

- Вообще-то, Климка, взрослым принято отвечать, - решил я его застыдить.

На что он резко обернулся и сверкнул своими глубокими синими глазами, процедив сквозь зубы:

- А что будет, если не отвечу? Ругать будете?

- Нет, Климка, не буду, просто расскажу о твоем поведении Ивану Матвеичу. Я-то знаю, он бывает очень строгим. Кстати, я – Дмитрий Васильевич, если не помнишь, хотя конечно не помнишь, ты совсем крошкой был, когда меня с тобой знакомил твой дедушка, - я протянул ему свою руку для рукопожатия, на что он только нахмурился и отвернулся снова. Кажется, парень и вовсе не в духе для разговоров. – Ну ладно, не хочешь знакомиться повторно, не надо, но то, что я тебя провожу, это даже не обсуждается! – строго заявил я, а он лишь обиженно засопел и, ничего не сказав в ответ, быстро пошел по направлению к своему дому. Ну и характер! Вот же упрямец!

Я последовал за ним. Он ускорял шаг, но я все равно догонял его. Клим не оборачивался, чтобы убедиться, что я следую за ним, так как просто знал, что взрослые от своих слов не отступаются. Но когда мы уже почти подошли к дому, как вдруг парнишка резко остановился, отчего я в него чуть ли не врезался, и уставился куда-то в сторону нашего деревенского магазинчика. Я тоже посмотрел туда же и увидел, что на нас смотрят те самые мальчишки, которые его только что дубасили. Клим напрягся, но все же держался молодцом. Похвально, не каждый так сможет. Молодец, парень. Нужно будет его после похвалить за уверенность в себе и своих силах. Приглядевшись, я увидел, как тот самый Лешка что-то говорил своим дружкам, на что те громко смеялись, а вот Климу было не до смеха, как мне показалось. Он повернулся ко мне и стал вглядываться в мое лицо, подняв голову вверх, все-таки я был намного его выше.

Как я правильно помню, ему в этом году исполнилось тринадцать, но Климка все так же оставался небольшого росточка, за что, судя по всему, его эти старшеклассники и задирают. Сами-то лбы еще те, а таких младших можно и поддеть.

- Климка, не бойся, пойдем.

- Я н…не боюсь, - его голос дрогнул, и сам он резко отвернулся от меня. – Просто эти идиоты постоянно ко мне цепляются. А я им ничего даже не сделал такого.

- Даже? – усмехнулся я, на что он лишь сильнее вжал голову в плечи, кивнув при этом. – Я вот гляжу, ты тоже не промах, можешь за себя постоять…

- Не могу! Не получается у меня ничего! – он вскинул голову, а глаза его увлажнились. – Сколько я пытался от них отделаться, а они все равно ко мне лезут. И вот сегодня вновь пристали, начав меня обзывать всяко-разно обидными словами, а что я им сделал такого? – он прикусил нижнюю губу, пытаясь сдержать свои эмоции. – Женька и Олежка бы мне помогли, но они всей семьей уехали к родственникам в область, и я тут один совсем остался. В смысле с дедушкой, только не хочу ему жаловаться на своих обидчиков, что он тогда обо мне подумает? Что я действительно «девчонка»? А я этого и вовсе не хочу! Вот! – выговорился он, все так же не поднимая головы.

Мальчишки стояли неподалеку, поглядывая на нас, но когда я махнул рукой их главарю, они испарились в мгновенье ока, на что я лишь усмехнулся и победно произнес:

- Вот и нет никого, смотри! – я опять махнул рукой, показывая Климу, что хулиганов и след простыл, на что он лишь вздохнул как-то тяжко, пробормотав при этом:

- Они вас боятся, вот и убежали.

- Я на это вообще-то и рассчитывал, - подмигнул ему я, на что он вдруг слегка порозовел и, кивнув чему-то своему, проговорил уже более уверенно:

- Спасибо, Дмитрий Васильевич, что проводили меня и простите, что был с вами так груб. Просто они вывели меня из себя, а я вместо того, чтобы им дать сдачи, только вот… - Клим что-то непонятное показал в воздухе руками, а затем просто убежал, я даже не успел и глазом моргнуть, как передо мной уже никого не было.


Я вздрогнул от шума, когда в мой грузовик загружали мешки с отрубями. И почему я сейчас вспомнил об этом эпизоде? Не знаю. Может быть, заинтересованность этим мальчишкой возникла уже тогда, а потом я попросту закрутился, завертелся и забыл об этом? Как-то все непривычно для меня. Или же просто защита этого мальчика? От всего, что происходит вокруг: от этих деревенских пересудов; от того, что за его спиной все постоянно шушукаются и почти что тыкают в него пальцами, посмеиваясь; от того же самого Олега, который перестал и вовсе обращать на него внимание – наверно, это все-таки так и есть. И тогда, когда Климке было тринадцать, то сработал инстинкт того, что нужно мальчишку защитить и показать ему, что он не безразличен и что кроме Олега и Женьки у него есть друзья и постарше.

А вот в тот момент, когда я во время обеда пришел домой и обнаружил его у себя рядом с Машуткой, то и вовсе как-то растерялся. Не ожидал я у нас дома его увидеть, совсем не ожидал. А потом… как, что и зачем произошло, я и сам толком не могу понять. Все это было не похоже на меня. Я никогда, сколько себя помню, так не волновался, как какой-то влюбленный мальчишка перед тем, чтобы… сделать предложение? Да-да, сам не могу в это поверить. Но я сделал это! Сделал! Все-таки я хочу, чтобы Климка улыбался, смеялся и не только когда он со своим другом, но и когда будет со мной; хочу его защищать, как тогда; хочу оберегать. Я понимаю, что Клим парень, что он стал взрослее и даже в какой-то степени мудрее, но все эти проблемы, которые на него навалились скопом, все то, что он пережил – это показатель, по крайней мере, для меня, что ему нужна поддержка. Не дедушкина, не Женькина, хотя и это, безусловно, очень помогает и воодушевляет, но и такая поддержка со стороны близкого человека, которым я и хочу стать, очень нужна. Почему моя помощь? Почему я, а не кто-нибудь другой? Просто я хочу сделать Клима счастливым, и я это сделаю! Опять почему? Зачем мне это? Нужно. Мне действительно это нужно, да и к Климке я что-то чувствую. Пока не могу понять, что именно со мной происходит, но то, что мне не безразлично его нынешнее состояние – это я могу сказать точно.

- Эй! Очнись! Поехали? – спросил меня мой напарник, отчего я вздрогнул и посмотрел на него с непониманием, но догадавшись, о чем идет речь, кивнул.

- Поехали!

URL
2014-02-04 в 16:52 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
продолжение главы 9

POV. Клим

- Жеееееня! – зову его, сидя напротив на стуле, а он, поросенок, делает вид, что меня здесь и вовсе не существует.

Дуется на меня после моих отвратительных излияний уже целых два дня. Не разговаривает со мной, не смотрит на меня, чтобы я ни делал. А что я? Поначалу тоже подулся для вида, а потом без него мне стало невыносимо тяжело. Деда, видя все это безобразие, строго наказал мне мириться со своим другом, иначе:

- Я с вас обоих шкуру спущу, чтобы неповадно было такими друзьями разбрасываться! Ишь чего удумали! Я все Леньке расскажу!

И тут, если честно, мне стало не по себе. Леньку, конечно, я не боялся, да и дедушку тоже, просто… Хотя кого я обманываю? Деда может сдержать свое слово, я-то это знаю наверняка, сколько раз мне доставалось по справедливости, только это, конечно же, были простые подзатыльники за наши с Женькой нелепые проказы. А вот Ленька… он же знает Женьку вдоль и поперек, поэтому может обеспокоиться неулыбчивостью своего супруга, а там и вовсе догадается, кто этому виной. Поэтому, собравшись с духом, я все-таки теперь сижу перед Женькой и пытаюсь его как-то умаслить.

Я наклонился вперед, раскрывая свою ладонь, на которой лежала парочка шоколадных конфет, которые мой друг просто обожал, и я наивно полагал, что такой подарок подействует безотказно? Но каково было мое удивление, когда Женька просто отвернулся от меня и вовсе замолчал, хотя до этого даже поздоровался.

- Не веди себя как маленький ребенок! – возмутился было я для вида. – Я же попросил прощения. Я сказал глупость, большую-пребольшую глупость. Теперь очень сожалею о том, что сказал те неприятные для тебя слова. Пойми, Жень, у меня в голове такая неразбериха, что черт ногу сломит. Как поступить, что сделать, я запутался совсем, да и ты, мой дружище, тоже выбиваешь меня из колеи. Знаешь, как мне трудно? Я тоже пытаюсь бороться с тем, что на меня навалилось. И Олег со своими этими… - я махнул рукой, отворачиваясь от Женьки, не хватало для полного счастья разреветься. Вот что я за человек такой? Ничего не получается, я готов сразу же нюни распускать. Но глубоко вздохнув, все же собрался. Нужно успокоиться и попытаться все-таки вернуть друга. – Жень, пойми меня, пожалуйста. У меня сейчас в жизни столько всего произошло…

- Давай сюда свои конфеты, - вдруг услышал я сквозь свою объяснительную речь голос Женьки. – Плакса. Никогда не думал, что ты будешь жаловаться. Ты же сильный парень… - он забрал все те конфеты, что были у меня в руках, и принялся шуршать оберткой, раскрывая каждую, - а ведешь себя как девчонка! Молчи, мне лучше знать, - пригрозил он, когда я хотел возразить, но если честно, то я даже был рад и таким словам друга. Я пересел к нему на кровать, а он тем временем уминал одну за другой шоколадную конфету, продолжая разглагольствовать о том, о сем. – И если ты еще раз так меня обругаешь, то я тогда и вовсе с тобой целый го… целый месяц разговаривать не буду, понятно? – угрожающе спросил он меня, а я, в свою очередь, лишь обнял его, прошептав другу на ухо:

- Прости дурака, прости. Говорят же, что язык мой – враг мой, вот и у меня так же. Не будем больше ссориться, ладно? – я подал ему руку, на что он с улыбкой кивнул и пожал мою ладонь в ответ.

- Договорились. Но если в другой раз все же поссоримся, ты мне лучше пломбир неси, я думаю, сразу растаю, когда его увижу у тебя в руках, без всяких объяснений.

- Женька! – рассмеялся я, обнимая его покрепче. – Как же я соскучился без тебя!

- И я тоже без тебя! – он обнял меня в ответ, отбрасывая в сторону разноцветные фантики от конфет.

- И кто же это обнимает моего мужа? – услышали мы суровый голос Леньки, отчего подпрыгиваем на месте, будто совершили какое-то преступление.

- Тьфу ты, Ленька, напугал! – возмутился Женька, вставая на ноги. – Мы тут мирились с Климкой, вот и все.

- Мирились? – в голосе Леньки явно было удивление. – А вы, что, ссорились, и я об этом не знаю?

- Ну, да, то есть… мы это… - Женька понял, что сболтнул лишнего, поэтому стал пятиться назад, бормоча при этом:

- Лень, ну… я… то есть мы…

- Леня! – позвал его я, понимая, что сейчас что-то будет. – Это я во всем виноват. Это я накричал на Женю.

Вдруг он глянул на меня, обернувшись, а затем, подмигнув, добавил:

- Так и надо было сделать! А то представляю, как Женька мог тебе надоесть со своей болтовней и всякими расспросами обо всем и…

- Болтовней? Надо было сделать? – возмутился по-настоящему Женька, подойдя к мужу очень близко. – Да ты… ты знаешь, как… да я… да я вообще думал, что больше не нуж…

Он не успел договорить, как его губами тут же овладели губы супруга, отчего Женька, поначалу растерялся, а потом и вовсе растворился в его объятиях. Я тоже немного опешил от такого напора Леньки, прекрасно понимая, что мне уже пора оставить их наедине. Женька меня не слышал, когда я сказал привычное: «Пока!» А Ленька помахал мне рукой.

Слава богу, Леня знает, как можно успокоить своего мужа, когда тот вот так вот начинает возмущаться. Я улыбнулся, вспоминая растерянное и смущенное Женькино лицо. Все-таки хорошо быть счастливым. Я тоже буду таким. Обязательно. Я в это верю, только мне нужно разобраться со своими заботами…

URL
2014-02-04 в 16:53 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 10
POV. Клим


- Климушка, значит, ты с Женей помирился? – спросил меня строго деда, копошась в огороде, на грядке с морковкой. Где находился и я, помогая ему.

- Да, деда, помирился наконец-то, - радостно улыбнулся, все-таки для меня это действительно радость.

- Ну и слава богу, - улыбнулся он в ответ. – А то не знаю, что бы ты тогда делал без него, вы же просто братишки друг дружке.

- Ага, деда, братишки. Он у меня вообще лучше всех.

Деда согласно кивнул и по грядке ушел уже на несколько шагов вперед, пропалывая ее, а я все не поспевал, удивляясь сноровке дедушки.

«Я-то моложе, а у него опыт», - улыбнулся я своим мыслям, продолжая копошиться в земле.

А через пару минут, когда и вовсе очень сильно увлекся, то услышал голос нашего соседа – дяди Коли, отца Женьки и Олега:

- Олег! Куда ты опять намылился в такую рань?

- Куда надо! – огрызнулся он, а я покачал головой. Раньше он себе такого не позволял. Совсем от рук отбился. – Пока! – он махнул рукой, и тут я вдруг понял, что смотрю на него все это время, а он… Олег увидел меня и усмехнулся, а я… Черт! Черт! Черт! Что делать? Что делать? Я стал озираться по сторонам в поисках дедушки, а он куда-то запропастился. Наверно, в сарай пошел, за тяпками. И поэтому я сделал вид, что занят работой с землей.

Все это время, которое было потрачено им на то, чтобы добраться до нашего огорода, у меня в голове и вовсе все перемешалось. Я не знал, куда деть руки, я не думал, что это все… В последнее время Дмитрий меня постоянно куда-то приглашает, покупает всякое разное в подарок мне и дедушке, но все равно по вечерам в голове у меня Олег. Сколько раз прогонял от себя эти мысли, сколько раз давал себе зарок прекратить заниматься ерундой, а в ответ лишь мои воспоминания о том, какими были счастливыми деньки, когда я был вместе с Олегом.

- Привет! – я вздрогнул, посмотрев в его сторону. Он присел на корточки, оторвав какую-то травинку, взяв ее в рот. Я отвел взгляд. Не буду на него смотреть. Больно надо! Тоже мне нарцисс, тьфу! Я резко начал вырывать сорняки из земли. – Эй! Эй, потише! А то так и без морковки на зиму останетесь, - засмеялся он, а у меня в груди все заныло. Этот смех. Черт! Как же больно-то!

- Тебе какое дело?! – огрызнулся я резко. – Иди, куда шел!

- Какие мы обидчивые, - усмехнулся Олег, отбрасывая в сторону травинку и вставая на ноги. – Если бы ты был сговорч…

Он не успел договорить, как откуда ни возьмись, появился дедушка и стал громко на него кричать:

- Опять ты, паршивец? Опять нервы людям портишь? А ну пошел вон! Я кому говорил, чтобы ты и вовсе на глаза мне попадался?

- Дедушка Ваня?! – озадачился «мой бывший», я фыркнул своим мыслям, а потом резко поднялся на ноги и убежал в дом. К горлу подступил комок. Стало невыносимо больно от всего этого.

- Иди отсюда, живо! Иначе семь шкур с тебя спущу! – слышались мне в спину слова дедушки, обращенные к нашему соседу, а потом я и вовсе спрятался в своем уголке, забиваясь как можно глубже, закрывая уши, чтобы не слышать больше об Олеге абсолютно ничего. Не нужен он мне. Не нужен! Все! Точка! Забудь! Забудь! Забудь!

Не заметил даже, как по щеке побежала слеза, затем еще одна, еще одна. Да чтоб вас всех! Хотелось крикнуть мне очень громко, чтобы эта боль наконец-то отпустила, забылась. Но нет, она внутри и давит, каждый раз давит все сильнее и сильнее. Куда же мне подеваться от нее? Куда мне нужно податься, чтобы все в моей жизни стало хоть на капельку так же, как и у Женьки? И тогда бы я…

- Климка! Ты здесь? – Дима? Здесь? У нас? – Эй, парень! Твой дедушка сказал, что ты здесь обитаешь, так что можешь даже не прятаться! – в его голосе было веселье, а что сделать мне, чтобы тоже хотя бы улыбнуться? – Климка, ну! Чего прячешься-то? – я быстро стираю слезы. Не нужно, чтобы он меня таким видел. Хватит и того, что я сам себя таким вижу!

Решительно встаю, отбрасываю в сторону подушку, откуда-то взявшуюся в руках, и громко говорю:

- Дима? – делаю удивленное лицо, когда выхожу в сени. Он стоит, почти подпирая косяки, а я в который раз поражаюсь его росту. Или я просто такой шмакодявка? Но потом все-таки возвращаюсь на грешную землю. – Что-то случилось? Что-то с Машуткой? – почему-то именно это пронеслось у меня в голове, отчего я даже подался немного вперед, но добрая улыбка Димы сказала мне об обратном.

- Да нет, все нормально. О тебе, между прочим, постоянно спрашивает. Ты у нас в гостях бываешь, а стоит тебе уйти, как она тут же спрашивает, а когда дядя Климушка придет?

- Так и спрашивает? – улыбаюсь я искренне, так как вспоминания о малышке вызывают только такую реакцию.

- Естественно так и есть! – улыбается мне в ответ Дима. – Я не вру. Честно. Честно.

- Ну, ну. Поверю на слово.

- Уф, слава богу, а то я думал, не поверишь.

- А должен?

- Да нет же, то есть… - в голосе Димы явно были нотки растерянности. А такого я не ожидаю и вовсе. Все-таки он взрослый мужчина, который знает себе цену и… - Пойдем погуляем? – не дает он мне додумать свои мысли. – А то ты совсем какой-то бледный. Сколько раз уже были и на речке, и по берегу бродили, а у тебя даже руки или лицо не загорели.

- Я же рассказывал… - мы выходим на крыльцо, а я продолжаю, - у меня кожа такая, сколько раз ни пытался, все без толку, так что я уже привык, да и так мне нравится гораздо лучше. – Я уже полностью восстановился, и, слава богу, Дима, кажется, не заметил моих красных глаз. – Мне на других нравится, а на себе я его и вовсе не вижу. Вот тебе, например, - я резко разворачиваюсь к нему, отчего он делает шаг назад, удивляя меня этим, - тебе очень идет.

- Да? – по-настоящему вижу его удивление. – Никогда бы не подумал. Но если тебе нравится, то я обязательно буду для тебя загорать.

Блин, от его слов я, наверно, выгляжу как маков цвет, поэтому быстро развернувшись к нему спиной, спускаюсь по лестнице, крикнув при этом дедушке, который вновь принялся за огород:

- Деда! Я с Димой иду гулять!

Он поднимается и смотрит то на меня, то на моего взрослого товарища, такой статус ему точно уже можно дать, а потом, махнув рукой, зовет меня:

- Сынок, подойди на пару слов.

- Прости.

- Да было бы за что? Иди, - сам Дмитрий вышел за калитку, чтобы подождать меня, а я направился к дедушке, а он наклонился ко мне, проговорив на ухо:

- Климушка, я надеюсь, вы с ним не играетесь?

- Деда! – возмутился я, краснея, кажется, еще больше, чем есть на самом деле. – Ничего подобного! - и вправду, мы даже и не целуемся, но о таком я не собираюсь ничего рассказывать. – Деда, и что у тебя за вопросы такие провокационные?

- Обыкновенные вопросы взрослого человека! – невозмутимо сказал он мне, шлепнув по мягкому месту, угрожающе добавляя: – И если я что узнаю худого, берегись, сидеть с месяц не сможешь! Ясно?

- Угу, - пытаюсь скрыть свою улыбку, ведь деда никогда такого не делал. Только грозится.

- Я не посмотрю, что ты уже взрослый. Всего исполосую.

- Деда!

- Давай, давай уже. Не буду держать больше тебя, а то твой возлюбленный уже дырку и во мне, и в тебе проделал.

- Ну чего ты, деда?

- Ничего, Климушка, просто я хочу, чтобы ты счастливым стал, - он вытер руку о старую куртку, в которой работал, и погладил меня по спине. – Понимаешь? Я не хочу, чтобы ты вновь по ночам плакал в подушку, и молчи, я знаю, что это так, - я послушно киваю дедушкиным словам, а сам пытаюсь спрятать глаза. Почему, не знаю, может быть, из-за того, что я просто обманываю Диму. Он, кажется, ко мне привязался, а я… - И еще, сынок… - услышал я, очнувшись, - не делай всем на зло. Сделай хоть раз так, чтобы именно тебе было хорошо, ладно? Тогда и я за тебя порадуюсь.

Он поцеловал меня в висок и подпихнул в спину, тихо добавив:

- Иди!

Опять последовал кивок, и я пошел к Диме. Мы идем гулять и только. Ведь так?

URL
2014-02-04 в 16:54 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 11
POV. Евгений


- И не смотри на меня так! Ничего я рассказывать не буду! – категорически заявил я, краснея как помидор. Ишь чего удумал?! Климка хочет знать, что и как у меня с Ленькой в первый раз было. Тоже мне… Я обещал вообще-то, но это еще ничего не значит, что я должен исполнять.

Сам, между прочим, тоже сидит напротив меня, в глаза не смотрит, задавая такие провокационные вопросы, краснеет как красна девица, а все туда же! Конечно, забавно наблюдать за ним таким смущенным, но все равно… я не буду об этом рассказывать! Между прочим, я тоже краснею все больше и больше, а на улице и так жара несусветная, так что нет! Нет! И нет!

- И вообще, зачем тебе это? Ты, что, решил до замужества этим заниматься? – черт! Что я несу, придурок! – Эй, эй, извини, Климка! – он вскочил со своего места от сказанных мною оскорблений, я еле успел его перехватить. – Я кретин, придурок, идиот! Кто я еще?

- Дурак недоделанный! – огрызнулся Клим, уткнувшись мне в плечо. – И почему ты все время искажаешь мои слова?

- Точно! Не знаю, что за чушь несу! Но и ты пойми меня, я не могу тебе такое рассказывать. Ты сам должен все это узнать, когда станешь младшим супругом. Знаешь, как мне стыдно вообще о таком говорить? Когда вспоминаю, то у меня мгновенно и уши, и щеки, и все внутри начинает гореть. Поверь, это таинство. И ты должен узнать о нем все сам. Я поначалу думал, что это будет легко все рассказать, а на самом деле стыд прям так и охватывает. Правда. Да к тому же мы видели об этом в интернете, почему там не посмотришь? – Климка, мне кажется, вообще стал малиновым от стыда, поэтому только пихнул меня, что-то обиженно и неразборчиво пробурчав.

- Я домой пошел. Пока.

- Ну, Клииииим! Я же не хотел тебя обидеть, слышишь?

- Да я и не обижаюсь! – махнул на меня друг рукой. – Просто… не знаю, что вдруг в голову это втемяшилось?! Наверно… гормоны или как их там в теле бушуют, вот и приходится иногда и о таком задумываться.

- Тебе срочно нужно найти мужа! – первая мысль, которая пришла в этот момент в мою бедную голову, которую, кажется, сейчас точно оторвут. Вон на меня как Климка смотрит. Прищурившись и сложив руки на груди. А я, между прочим, жить хочу и детей воспитывать. – Эй, Клим, ты опять меня не так понял.

Я стал отходить от него на приличное расстояние, кто его знает, а вдруг он в ярости очень опасен. Я-то не знаю, мы никогда с ним даже не дрались ни в детстве, ни сейчас.

- Ну, Клиииимка! – опять зову его я отчаянно. – Я же о тебе беспокоюсь!

- Я знаю, - как-то уж совсем обреченно вздохнул он, отвернувшись от меня. – Я знаю, что ты беспокоишься, и о том, что деда беспокоится, тоже знаю, и Дим… - он смущается, а я с пониманием протягиваю.

- Ууууууууу, что тут у нас происходит… - смеюсь почти я, но стоит посмотреть на растерянного и потерянного друга, то сразу же пропадает все желание шутить. Все-таки ему ведь несладко пришлось, а тут теперь еще и этот… Дмитрий.

Климка рассказывает о нем, об их прогулках почти что ежедневных, о том, что с ним уютно, спокойно и даже в какой-то степени удобно. В смысле того, что он за ним как за каменной стеной. И моему другу с ним по-особенному хорошо. Да и Машутка просто ангелочек, которого тоже хочется оберегать. А Климка – тот, кто хочет быть нужным и полезным. Такого доброго человечка я вообще никогда не встречал в своей жизни. Поэтому мне до сих пор совестно за брата перед другом, но, слава богу, Олег уехал в область учиться, так что на время про него вообще можно забыть и не вспоминать.

- Эй, Женька! – дергает меня мой друг, а я смотрю на него как-то отрешенно.

- Чего?

- Не чего, а кого? Ты чего завис? – улыбается Климка, а мне от этого даже лучше становится.

- Да так! – пожимаю я плечами, а сам смотрю на него заговорщически. – Думаю, все-таки нужно тебя за Дмитрия Васильича замуж отдать, тогда ты почаще и улыбаться будешь…

- Чего? Да ты… – возмутился Климка, а затем шутливо стал меня кулаками лупить. – А больше тебе ничего не надо? Что это еще заговоры такие?!

- Ничего не заговоры, а настоящие советы! – теперь моя пришла очередь возмущаться. – Вы с Дмитрием Васильичем и вправду смотритесь очень даже ничего.

От такого заявления Климка даже перестал меня дубасить, а затем, поняв, что я ему сейчас сказал, и вовсе влепил мне отличный и такой увесистый подзатыльник, отчего я чуть ли на землю не упал.

- Это просто совет, Клим, - уже успокоившись, поясняю я. – Мы с твоим дедушкой волнуемся за тебя. А сам… я тебя знаю, не спорь со мной… - перекрыл я все доступы к спорам, - а сам ты сейчас еще больше запутываешься, продумывая каждый свой шаг, но, дружище, если тебе с ним хорошо, почему бы и не попробовать? Ты мне рассказываешь, что все у вас отлично, и он шустрый, даже предложение тебе делал. Тогда почему ты боишься?

На эту мою проповедь Климка лишь шумно выдохнул, а потом, отойдя от меня на несколько шагов, ответил:

- Последнее слово, Женька, самое точное. Боюсь. Я боюсь. Всего боюсь. Неизвестности боюсь, боли боюсь. Боюсь того, что опять надо мной все будут смеяться, приговаривая и шутя, а что я могу?

- Как что? – возмущаюсь опять я. – Как что? Утереть им носы, чтобы неповадно было! Пусть все эти завистники и твои обидчики…

- Эй, эй, друг, что-то ты ни на шутку разошелся! – начал смеяться Климка, обнимая меня и успокаивая. – Тише, тише. Я все понял. Спасибо за твою поддержку, Женька. Что бы я без нее делал?

- Погиб бы смертью храбрых, - смеюсь я вместе с другом. – Только ты подумай над моим, то есть над предложением Дмитрия Васильича.

- Ладно, ладно, черт с тобой! Подумаю, подумаю я! Хотя… если честно, то я уже и так всю голову над ним изломал. Молчи! – предупредил он меня прежде, чем я даже рот успел открыть. – Ты сказал, самому разбираться. Вот я и буду… сам. А теперь живо и шагом марш домой, тебя там уже Ленька заждался с работы.

- Черт! – я даже на месте подпрыгнул. – Черт! Черт! Точно, он же… он же… - я стал наматывать круги рядом с Климкой, естественно, он не смог не прокомментировать это.

- Вот-вот, и я о том же. Стать супругом, а потом ни вдохнуть и ни выдохнуть будет…

- Отставить разговорчики в строю! - вскрикнул я, а Климка лишь забавно сморщил нос и рассмеялся пуще прежнего. – Ну чего, я с тобой еще поквитаюсь за все! – грожусь ему, а затем и вовсе слушал бы этот задорный смех всегда. Пусть все взвесит, пусть попытается разобраться. Ведь это его жизнь. А мы будем ему помогать во что бы то ни стало.

POV. Клим

Когда Женька убегает к своему мужу, я лишь вздыхаю, вспоминая наш так называемый разговор. Наверно, в какой-то степени я ему даже завидую. Белой завистью. У них все хорошо. Всегда все хорошо. А потом у меня возникает вопрос, а почему я, собственно, не могу быть таким же? Ведь что мне стоит согласиться на предложение Дмитрия и стать ему младшим супругом? Ан нет, все равно внутри что-то будто говорит, не стоит, не нужно, зачем связывать жизнь с таким взрослым мужчиной.

Я устал быть один? Каждую ночь задаю себе этот вопрос, пытаясь хоть в чем-то разобраться, но не получается, потому что все-таки все больше и больше убеждаюсь, что это правда. Одному всегда будет тяжелее в любом случае. Нужен человек рядом, который всегда поддержит и поможет, что бы ни случилось. А у меня разве есть такой человек? Я думал, что есть. Олег. Но, увы и ах. Это не он. А теперь… Женька говорит, чтобы я подумал над предложением Дмитрия. Честно, я думаю, думаю, думаю. Уже прошло столько времени, кажется, пошел второй месяц, как он ждет моего ответа, а я все тяну кота за хвост. Каждый раз при встрече с ним мне становится неловко за такое поведение, но поделать с собой ничего не могу. Хотя…

- Смотрите, смотрите, опять обманутый мальчик идет! – слышу в спину обидные подколки и смешки, которые за все прошедшее время стали обычным делом. Вжимаю голову в плечи, не хочу слышать этого, не хочу! Ускоряю шаг, почти уже бегу, а вдогонку все равно громогласное и обидное: - Кто же на него теперь позарится, брошенку эту?!

Да, чтоб вам всем пусто было! Что вы за люди такие? Почему вы так относитесь к таким, как я? Обидеть да ужалить побольнее?! – кричало все внутри у меня, а на глаза опять набегали это отвратительные слезы безысходности. Да я назло вам стану младшим супругом! Чтобы вам стыдно потом было за ваши же слова! Да, так и сделаю! Всем назло, чтобы все рты позакрывали, а если что, то и носом ткнуть и показать кольцо обручальное, чтобы не смели и глаз поднять на замужнего человека! Хватит с меня всего этого! Хватит!

URL
2014-02-04 в 16:55 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 12
POV. Клим


- Сынок, ты и вправду решился на замужество? – спрашивает меня обеспокоенно деда, а я, кивнув, отворачиваюсь. – А как же… все то, что было раньше, Климушка? Любовь, в конце концов?

- Любовь? – хмыкнул я в ответ, закрывая лицо руками и проговаривая вот так: – Деда, какая любовь? Ее не бывает. Я раньше думал, что любовь существует, что кроме нее нет ничего прекраснее, но теперь… - я прикусил губу и посмотрел в окно. Лил сильный дождь, как раз под стать моему настроению, - не нужно об этом, деда. Я все равно сделаю так, как задумал.

- Делай, Клим, делай, - он не стал спорить со мной, и, поднявшись со стула - я слышал скрип по полу - деда добавил: – Только вот без любви не будет счастья, сынок. Я понимаю, тебе трудно, очень трудно, - он подошел ко мне и обнял со спины, положив ладони, испещренные морщинами и мозолями, на мои руки, поглаживая и в тоже время успокаивая. – Нельзя делать всем назло, нужно руководствоваться своими чувствами, Климушка. А злость и ненависть на всех ни к чему хорошему не приведут.

Я все это прекрасно понимаю, но все равно не могу так больше. Дмитрий хороший человек, его Машутка – ангелочек, который привязался ко мне и ждет с нетерпением каждый день. Это очень приятно. Я этому безумно рад. А любовь… Ее не существует, я так решил и по-другому не могу себя уже заставить думать. Слишком больно все это было. Очень. Теперь я стану супругом Дмитрия Васильевича. Он недавно мне вновь сделал предложение, и я согласился. Да, он намного старше меня. Да, у него есть ребенок. Да, я в таких отношениях полный профан, но… как говорил Женька, я должен сам сделать свой выбор и делать так, как я считаю нужным. И вот теперь я так и думаю. Свадьба состоится через месяц, в области. Сегодня, а точнее через полчаса придет Дима и официально попросит моей руки и сердца у дедушки. Как полагается.

Может быть, со стороны покажется, что все это как-то нереально и необоснованно для живущих в нашей деревне, но своего решения я менять не собираюсь. Издевательства и подколки надо мной пусть все забудут. Теперь я буду младшим супругом, и никто не посмеет меня оскорбить, а если это и случится, то Дима справится с ними. Однажды он мне так и пообещал, что любое оскорбление в мою сторону, он будет принимать как оскорбление себе. Так что как-то так…

- Пойду, сынок, проверю Грозного, - произнес тихо деда, а я вздрогнул от своих таких тяжелых мыслей. Да к тому же еще и дедушку обидел своим невниманием к нему.

- Деда! – позвал его я, а он обернулся и посмотрел на меня все так же с тревогой. – Подожди! – пробормотал я, шмыгнув носом. Не могу я так. Не могу. Почему я всегда делаю больно самым близким людям? Сначала Женьке, теперь своему дедушке. Из меня и вовсе никчемный человек получается. – Ай! – вскрикиваю я, когда тяжелая рука дедушки оказывается на моем мягком месте. – Деда?

- Это что еще за мысли такие? – и теперь я понимаю, что последние свои размышления я произнес вслух, за что и получил по пятой точке. – Я из тебя всю дурь выбью. Ишь придумал чего, никчемный человек! Я с тебя с живого всю шкуру спущу за такие мысли.

- Деда! – позвал его вновь, крепко к нему прижимаясь. – Прости меня. Я хочу просто быть счастливым. Пусть не будет поначалу любви, но я хочу попробовать хотя бы сделать так, чтобы почувствовать еще что-нибудь. Вдруг получится.

Деда погладил меня по голове, поцеловал в висок, а затем сказал сурово, но в то же время так, как умеет только он:

- Ладно, Климушка, ставь завариваться чай. Будем ждать гостей. А точнее твоего Дмитрия Васильевича. Что он скажет, как себя преподнесет? Интересно на это будет посмотреть.

Я кивнул и пошел на кухню, собираясь сделать то, о чем попросил деда, а сам он тем временем вышел из дома. Не знаю, для чего. Лишь бы не простудился из-за дождя. Но если что, то деда будет у меня тогда лекарства пить, которые он терпеть не может. Я улыбнулся своим таким мыслям, но все же решил сходить вместо него. Подождем Диму.

POV. Дмитрий

И что я, собственно, волнуюсь? Все нормально будет. Зайду в дом и скажу:

- Иван Матвеич, я хочу взять в младшие мужья вашего внука, надеюсь, вы не возражаете?

Черт! Что я несу? Идиотизм какой-то полный! Все будет нормально! Я в этом просто уверен… почти… чуть-чуть… совсем немножко… Да что со мной в самом деле? Веду себя как незнамо кто! Как какой-то мальчишка, ей-богу. Взял себя в руки и вперед к Климу, чтобы сделать ему предложение. Что в этом сложного? Спрашивал я себя уже в который раз за все то время, что прошло с самого утра.

Я с Климом поговорил об этом позавчера. И он согласился стать моим младшим супругом, если честно, приятно удивив меня. Все-таки он слишком долго думал над моим предложением, а теперь взял и согласился. Хотя… если подумать, то я понимаю, почему он дал положительный ответ. Все-таки жить в деревне и быть в ней в центре внимания это совсем не жизнерадостное существование. А с Климом к тому же такое еще произошло, что только глухонемой не обсудил с кем-либо эту всю противную историю. Если честно, то руки у меня до сих пор чешутся, чтобы съездить по лицу Олегу. Так поступить с этим мальчишкой все-таки нужно быть отменной сволочью, но… что-то мне подсказывает, что Олег такой и есть, хорошо, что Женька не в брата пошел, а то я совсем бы запретил Климке после свадьбы с ним общаться. Если докучать, конечно, Женька не будет, то пусть общаются. Все же друзья с детства, как-никак.

Слава богу, кажется, я успокоился, теперь можно и идти на «казнь» к Ивану Матвеичу. Он кажется таким строгим, но, на мой взгляд, очень справедливым человеком, да и счастье внука для него важнее всего. Так что у меня есть хорошие шансы на то, чтобы его не разочаровать, ведь Климку я обязательно сделаю счастливым, да и Машутка мне в этом поможет. По крайней мере, я надеюсь, что все то, что я задумал, поможет Климке отвлечься от своих проблем и стать на порядок счастливее, да и улыбку этого мальчишки хочется видеть почаще. Она ему очень идет. Так что план действий можно теперь просто исполнять и не волноваться ни о чем.

****

- Если Климушка согласен, то я не возражаю, - сказал как-то растерянно Иван Матвеич, поглядывая на нас, а точнее на своего внука. – Мне главное, чтобы он счастливым был, да детки чтобы были, а все остальное приложится. Больше мне ничего не нужно. Он у меня один-одинешенек остался, поэтому храню его пуще всего, а если вдруг узнаю чего худого, то и вовсе не посмотрю на то, что ты теперь, Дмитрий Васильич, мне зятем будешь.

Я притянул к себе слегка смущенного Климку левой рукой, разливая при этом правой настойку Ивана Матвеича. Все-таки такое дело. Нужно отметить.

- Иван Матвеич, не переживайте так за вашего внука. Он у меня в золоте ходить будет. Все-таки парень он у вас что надо. Добрый, отзывчивый, да и с детишками хорошо ладит. Машутка от него не на шаг теперь не отходит. А скоро и вовсе за своими смотреть будет, - я посмотрел на своего будущего супруга, а тот лишь вспыхнул еще сильнее. – Не волнуйтесь. Все хорошо будет. Мы с Климкой тут подумали, что нужно и вовсе свадьбу в области играть, нечего здесь опять устраивать какие-либо представления. Пусть все культурно и по-человечески будет. Все для церемонии также там присмотрим. Будет у нас свадьба не хуже столичной. Ничего не пожалею для своего будущего супруга.

Закончив свою речь, я посмотрел на Клима и на будущего родственника. Иван Матвеич в этот момент посмотрел на нас, а потом и вовсе сказал:

- Главное ваше счастье, затем ваши дети. А я лишь буду вашим близким человеком, который, если что, то обязательно поможет. Будьте счастливы! – он явно был растерянным, но все-таки выпил рюмку, что, собственно сделал и я, да и Климка немного пригубил за свое счастье. Теперь мы будущая семья, и нам нужно все больше и больше обживаться друг с другом.

- Вот и отлично. Устроим свадьбу, а затем у нас новая жизнь начнется! – заявил я со всей своей серьезностью. А таким серьезным я давненько уже не был. Нужен мне Климка, нужен. Я это чувствую.

URL
2014-02-04 в 16:57 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 13
POV. Клим


- Клима! – зовет Машутка, поглядывая на меня очень внимательно. - Теперь ты будешь моим вторым папой, да? – спросила у меня Машутка, а я в этот момент чуть ли со стула не упал.

- Что? Прости? – решил я все-таки уточнить, а то мало ли, вдруг послышалось.

Машутка насупилась, а потом, будто что-то для себя решив, ответила:

- Папа говорит, что ты будешь скоро моим вторым папой. Это правда? – она смотрит на меня своими голубыми глазками с такой… надеждой? А я, в свою очередь, отвожу взгляд и смотрю во двор дома Машутки. Я пришел к ней в гости, Димы не оказалось дома, он на работе, а вот Машутка с радостью меня приняла, при этом усадив с собой рядом. А я и не сопротивлялся, да к тому же Василиса Аркадьевна, дальняя тетя Димы, попросила посидеть с малышкой, а то она капризничает и не хочет кушать. Сижу, контролирую весь процесс, и что же выходит в конце? Верно! Мне задают провокационные вопросы. Надо как-то выпутываться. Хотя… смысл? Так что решаюсь на то, чтобы сказать правду и ничего кроме правды.

- Да, малышка, это, правда.

На что она открывает рот, затем закрывает, а потом и вовсе срывается с места, крикнув при этом с такой радостью и весельем: «Ура! Я так рада!» - что я сам невольно заулыбался в ответ. Она подбежала ко мне, обняла своими маленькими ручками, шепча еле слышно:

- Я так рада! Теперь у меня будет два папочки.

- Двое папочек, - как-то на автомате вырвалось поправить Машутку.

- Да, двое, - согласилась малышка, подняв на меня свои счастливые глазенки. – Теперь я буду самой счастливой, да?

- Конечно, принцесса, конечно, будешь, - безоговорочно соглашаюсь я. По крайней мере я попытаюсь все сделать для этого. На мой ответ она кивает, а затем что-то начинает бормотать себе под нос. Я вслушиваюсь, но ничего толком разобрать не получается, поэтому я попросту сажаю ее к себе на колени, а Машутка лишь недовольно сопит и бурчит все так же тихо.

- Я не маленькая, чтобы сидеть на коленях.

- Да? – улыбнулся я, погладив принцессу по белокурым кудряшкам, которые опять топорщились в разные стороны, отчего невозможно было не улыбаться, глядя на нее. – А я думал, что твоему второму папе это делать можно, - притворился я расстроенным таким известием, на что она мгновенно обняла меня и прошептала:

- Папочка, прости меня, я не хотела тебя обидеть. Я не буду тебя сердить.

После ее извинений я лишь поцеловал ее в висок и хотел сказать, что ничего в ее словах страшного нет, но вдруг до меня дошло то, что она сказала в самом начале. Поэтому я вновь решил у нее переспросить:

- Повтори, пожалуйста, как ты меня назвала?

- Уф, - вздохнула она тяжко, продолжая: – Какой ты, папочка, у меня непонятливый. Я назвала тебя своим папочкой, теперь понятно?

Машинально я кивнул, а в голове был какой-то сумбур. Машутка назвала меня уже трижды своим папой, и мне это не послышалось, не показалось и не примерещилось? Нет-нет, что-то я непонятно о чем думаю. Машутка назвала меня своим папой! Папой! Это же… это же… черт! Ура!

Не знаю, как и когда, но то, что Василиса Аркадьевна увидела, когда зашла на кухню, ее явно поразило. Так как я вместе с Машуткой кружился на месте на радостях. Я даже и не думал, что малышка так привяжется ко мне, и теперь мы будем с ней не только друзьями, но еще и отцом с дочкой. Здорово! Я счастлив! Я так рад! Но только вот сердитый голос Василисы Аркадьевны, хотя такое бывает очень редко, но все же… выводит нас из веселого настроения.

- Я ведь попросила, Климушка, чтобы ты уговорил покушать Машутку, да и сам поел, а то ж на тебя такого худенького и смотреть страшно. Садитесь за стол, я тогда вас сама кормить буду с ложечки, если не хотите слушаться! – на такое заявление мы с малышкой переглянулись и тихо засмеялись, но когда увидели, как тетя Василиса все расставляет на столе, то все поняли уже без слов, поэтому я стал тараторить так, чтобы переубедить в этой затее пожилую женщину…


- Климка, а Климка, о чем ты думаешь?

Вздрагиваю я, услышав веселый голос Женьки, и выныриваю из своих воспоминаний. Смотрю на друга с недоумением, а он лишь еще больше смеется, заявляя при этом: – А, ну да, вспомнил. О чем может думать будущий младший супруг, как не о своем будущем, - хихикнул он, за что и получил от меня подзатыльник, совершенно на это не обидевшись. А лишь качаю головой и краснею как красна девица. Ну вот, что за мысли у меня полезли, черт!

- Женька, а ну-ка прекрати смущать жениха! - заступился за меня мой самый главный защитник в лице дедушки. – Сам-то тоже был постоянно на иголках все то время, когда дожидался свадьбы, а теперь вот посмотри, как вел себя сам тогда.

- Да ничего подобного со мной не было… - хотел было возмутиться Женька, но Ленька, находившийся в этой комнате вместе со всеми, притянул его к себе, заставляя краснеть своего мужа и шепча что-то непристойное, так как алые кончики ушей друга было трудно не заметить.

- А ну-ка, молодые люди… - обратился ко всем здесь присутствующим молодой мужчина в очках с тонкими дужками и сантиметровой лентой в правой руке, - расходимся и даем работать остальным. Меня, между прочим… - заявил портной с явной гордостью в голосе, - и другие будущие мужья ждут, так что выходим и не задерживаемся. Примерка – это долгое занятие, так что можете спокойно еще прогуляться и даже поужинать. С Климом мы сами разберемся. Идите.

Деда покачал головой, сетуя на что-то. Женька поднял большой палец вверх, показывая тем самым, чтобы я не унывал на этой примерке, а Ленька в этот момент подгонял своего мужа, но все равно успел мне улыбнуться и подмигнуть, что означало, не переживай, все будет в порядке. И только когда они удалились, я смог выдохнуть с облегчением. Все-таки готовиться к свадьбе – это жуть жуткая. Столько дел, столько всего, что за голову хватаешься. А Дмитрий сказал, что наша свадьба будет лучше всех, так что придется соответствовать. Поэтому-то я стою здесь, перед портным, который в очередной раз уже снимает с меня мерки для будущего свадебного костюма. Я обещал соглашаться во многом с ним, а это согласие к тому же такое хлопотное. Но ничего, все в порядке будет. Все ведь меня подбадривают, да и Машутка такая счастливая была. Эти воспоминания так греют и оберегают, что невольно задумываешься о том, что иногда твое решение может быть самым нужным какому-либо человеку для его улыбки, для его счастья. Так что…

URL
2014-02-04 в 16:58 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 14
POV. Клим

- Папочка, ты сегодня такой красивый! – радостно пробормотала Машутка, сидя у меня на коленях и обнимая покрепче. А я в ответ решил ее немножко подразнить. Она бывает такой забавной, когда хмурится или дуется на кого-нибудь.

- Спасибо, принцесса, - целую ее в висок и поглаживаю по спине. – Значит, я только сегодня красивый, а все остальные дни нет?

- Ой! – воскликнула она громко, тем самым привлекая к себе внимание своего папы и мне мало знакомого друга Димы по имени Кирилл, который вез нас в ЗАГС. – Нет, папочка, ты всегда красивый, но сегодня ты еще красивее! – мы все не могли не улыбнуться ее словам, а я вовсе прижал к себе. Она все-таки маленькое чудо, которое не даст мне скучать в новой жизни. – Ты на меня не обиделся? – заглянула она мне в глаза с такой жалобной моськой, если я даже и злился бы, то уж точно простил ее мгновенно.

- Красавица, я не могу на тебя злиться.

- Правда? – она сжимала своими маленькими пальчиками мою правую ладонь, явно очень переживая из-за сказанного.

- Правда, малышка, правда.

Я поцеловал ее еще раз в висок, и только тогда она успокоилась. Она стала смотреть в окно, а мне вспомнилось свидание с Димой, сам не знаю, почему именно сейчас.

- Знаешь, Климка… - обратился ко мне Дима, когда мы гуляли вечером по берегу нашей небольшой речушки, - я очень рад тому, что ты согласился стать моим супругом. Это правда. И Машутка очень счастлива, узнав об этом.

- Да, я знаю, я ведь был при этом свидетелем, - ответил я, отведя взгляд. Все-таки находиться рядом с ним, таким опытным мужчиной, стало для меня не то чтобы мучением, просто я чувствовал себя немного неуверенно. А после того, как согласился на свадьбу, то и вовсе стало казаться, будто я малолетний ребенок, который ничего не умеет и не знает.

Дима сжимает мои пальцы, будто хочет передать мне эту самую уверенность. Он стал более чутким и внимательным, хотя до этого момента был сдержан и строг в каких-либо проявлениях заботы. И теперешний Дима мне нравится гораздо больше, чем прежний, но об этом говорить ему не буду. Думаю, он сам это прекрасно чувствует. Мы замолчали, задумавшись каждый о своем. И в этом молчании тоже, как ни странно, было уютно находиться. Постояв немного на берегу, мы продолжили свою прогулку. Дима решил все-таки прервать эту тишину, рассказывая какие-то забавные случаи из своей жизни. А так как он шофер, то на его пути попадались очень разные люди с разными жизненными историями. Так что можно было и посмеяться над ними, а можно и погрустить. Но в основном Дима делал все, чтобы меня развеселить. И я ему за это был очень благодарен.

Когда мы уже обошли речку почти вдоль и поперек, то, остановившись, он вновь замолчал, задумавшись, явно что-то решая для себя. Я хотел было уже сказать, что пора домой, на что он, будто прочитав мои мысли об этом «побеге», быстро проговорил:

- Я обязательно сделаю тебя счастливым. Я обещал твоему дедушке, я обещал это тебе, себе и Машутке. Поэтому, если вдруг что-то у нас не будет получаться, то ты просто скажи об этом. В нашей семье должна быть гармония и счастье, ведь так? – он развернулся ко мне, сжав мои пальцы посильнее. Но я, если честно, не обратил на это внимание. У меня были совсем другие мысли по этому поводу. Я стану супругом этого человека, а значит, теперь у нас с ним будет общая жизнь, общие дети и общее счастье. Поэтому нужно постараться, чтобы все это было настоящим, даже если пока у меня нет любви к Диме. Но по крайней мере у меня есть уважение и почтение к нему. Он помог мне справиться с моим горем своими способами и своими словами. И за это я уже должен быть ему благодарен.

- Что-то ваш жених не весел, – усмехнулся водитель, а я вздрогнул, услышав это.

- Ничего подобного, Кир, - спокойно ответил Дима, посмотрев на меня и сжав мои пальцы, как делал это всегда, будто чувствуя, когда я волнуюсь. – Просто жених волнуется, и это общепризнанный факт.

- Ну да, ну да, - вновь эта усмешка. Поэтому я просто кивнул, соглашаясь со словами своего будущего супруга, и стал наблюдать за спящей красавицей.

Машутку сегодня рано разбудили из-за всех этих приготовлений, и теперь малышка, понятное дело, что спит. Я, если честно, тоже бы не отказался вздремнуть, только вот волнение стало все больше и больше меня пугать. Пока мы ехали, все было нормально, а вот теперь, при приближении к области, стало вновь не по себе и как-то даже боязно. Потряс головой, чтобы вытряхнуть всякие глупости. Дима говорил, что мне нечего опасаться. Он будет меня беречь, да и деда с Женькой перед отъездом заявили мне, чтобы я не падал духом и не вешал нос, все будет в порядке. Они ведь будут рядом. Просто едут в другой машине, так что спокойствие, только спокойствие. Я еще раз выдохнул и сам сжал пальцы сидящего рядом со мной Димы. Он похлопал меня по руке, успокаивая, и я вновь стал ему благодарен.

Я так увлекся всеми этими думами, что чуть не пропустил тот момент, когда мы подъехали к ЗАГСу. А потом… все так закрутилось, завертелось, что голова пошла кругом. Церемония, поздравления со всех сторон, веселье всех наших друзей – все пролетело перед глазами, я даже не смогу сейчас толком все это рассказать.

Сейчас я отчетливо помню, как после заключения брака нам сказали поцеловать друг друга, отчего я замер как вкопанный, что-то я растерялся в тот момент, забыв об этом ритуале и вовсе. Но видя мою растерянность и нерасторопность, Дима сам меня поцеловал, обхватив мою талию правой рукой, а левой – притянул к своим губам меня за затылок. Все-таки для меня это было все в первый раз. Я не знал, как теперь и что делать, да и тот алый румянец на щеках после публичного поцелуя я точно чувствовал. А успокаивающий шепот моего уже супруга отпечатался в моей голове:

- Не дрожи, слышишь? Успокойся, младший супруг… - я тогда покраснел, кажется, еще больше, чем это возможно, а он продолжал шептать, придерживая меня, как мне показалось больше положенного времени, - все закончилось, будет вечер, веселье, а потом мы поедем в гостиницу, где все оплачено, чтобы мы провели первую брачную ночь.

Однако я задохнулся от такого заявления, уткнувшись и пряча свое пылающее лицо на груди у мужа, а он лишь тихо рассмеялся, поглаживая меня по спине.

Когда все это празднество пролетело перед моими глазами, то я испугался того, что меня ждет дальше, отчего спрятался в туалете, пытаясь успокоить по-сумасшедшему бьющееся сердце. Мне и вправду стало страшно. Я ведь… черт! Надеюсь, надо мной смеяться Дима не будет. Все-таки у него есть опыт, а я… Хотя что за ерунду я несу? Все будет в порядке, главное теперь мое, то есть наше счастье. У меня будет настоящая семья, в которой есть уважение, а любовь… И тут я вспомнил слова дедушки: «Я надеюсь, что все-таки любовь в вашей семье появится, и тогда ты точно станешь счастливым, любящим и любимым человечком».

А любовь обязательно будет. Со временем. Я постараюсь, чтобы она появилась в нашей семье…

- Куда это ты пропал? – спросил меня Дима, подойдя очень близко. – Мы тебя все ищем. Пора провожать гостей, а потом…

Я вздрогнул от неожиданности. Все-таки эти мысли не дают покоя, но пора бы уже успокоится и принять все как есть. Я посмотрел вверх, Дима был почти на голову меня выше, а он в ответ лишь мягко коснулся моих губ, добавив при этом:

- Пойдем. Не волнуйся. Все будет в порядке.

- А Машутка? – спросил я первое, что пришло на ум, лишь бы не молчать.

- Василиса Аркадьевна ее забрала с собой, так как у нас с тобой есть дела поважнее.

Он улыбнулся, а я вновь стал свекольного цвета. Я даже зажмурился, чтобы хоть как-то унять опять ниоткуда взявшуюся дрожь. Сердце стучало как бешеное, отбивая ритм так, что я готов был умереть на месте. Хотя руки Димы, когда он обнял меня за талию, придали мне какую-то уверенность.

- Все, нужно идти, - все говорил он, я лишь кивнул в ответ, соглашаясь. – Я тебя не съем, успокойся.

- Д…да, - черт, опять я стал дрожать, - я знаю, п…просто волнуюсь.

На это он ничего не ответил, а только посильнее прижал к себе. Он так спокоен и уверен в себе, что мне бы такие качества. Только вот я оказывается тот еще трусишка. Что будет со мной? Не знаю, но Дима со мной, и он сделает так, как нужно. А я ведь ему доверяю. Значит, все будет просто отлично.

URL
2014-02-04 в 17:00 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 15
POV. Евгений


- Деда Ваня, что-то я за Климку переживаю, - говорю совершенно серьезно дедушке Клима.

- Почему это? – спросил он, удивившись.

Мы сидели за праздничным столом и наблюдали за тем, как Клим со своим старшим супругом танцуют. Ленька тоже меня зовет, но я все пытаюсь от него отбиться, меня сейчас друг беспокоит, а точнее его волнение. Мы всегда друг друга очень чувствовали, и теперь я это ощущаю очень хорошо.

- Да, просто… - не хочется его волновать, но все равно мне неспокойно. – Вы видели, как он волнуется? Видно сразу, что ему страшно от всего происходящего.

На мое заявление Иван Матвеич лишь посмотрел на меня, прищурившись, а затем с улыбкой спросил:

- Интересно, а как ты себя чувствовал, когда после бракосочетания у тебя была первая брачная ночь, м? – блиииииин, ну чего он, а? Специально меня смущает, да? Черт! Теперь понятно, почему Климка на взводе, а я что-то совсем уже ничего не соображаю. Действительно, чего это я? Я тоже тогда весь на нервах был, кажется, Ленька меня успокаивал все, говорил всякие глупости, чтобы я не боялся, да и воды я тогда для успокоения выпил, не помню даже сколько. Хотя при всем при этом я целовался с моим будущим супругом, а каково это все Климке? Он-то просто за ручку с Олегом держался, Климка мне об этом рассказывал, а не то чтобы с кем-то целоваться. Так что и вправду понятно его волнение. Может, поговорить с ним об этом? Неееее, ни за что! О таком я ни в жизнь никому не расскажу, да и пробовал ведь Климка меня разговорить, но я держался, как партизан. Так что надо как-то сде… - но не успеваю я додумать свои мысли, как тут же теряю из вида своего друга. Куда он подевался? И я уже порывался пойти его искать, как вдруг мое запястье перехватили, проговорив при этом в какой-то степени угрожающе:

- Никуда ты не пойдешь! У Клима теперь есть муж, который отлично справится с ролью помощника и советчика в каких-либо вопросах, так что сиди на месте и не выступай! – Ленька был рассержен на меня. Поначалу я даже не понял, за что, но присев на свое место и подумав несколько минут, догадался, что я и вправду слишком много времени уделяю другу, но с другой стороны – разве не так должны поступать настоящие друзья?

- Совершенно не так! – кажется, последние слова я произнес вслух. – Он теперь замужний человек. У Клима есть хорошая защита в виде Димы, и смирись с этим. Его брак не повод для того, чтобы расстаться, как ты думаешь…

- Я так вовсе не думаю! – возмутился было я, но мой муж меня раскусил, впрочем, как и всегда.

- Ну да, - усмехнулся он, обняв меня за плечи. – Знаю я тебя. Думаешь и еще как думаешь. Но поверь мне. Из-за того, что Климка теперь младший супруг – это не станет поводом для того, чтобы он тебя бросил и не стал звать в гости. Просто теперь это будет очень редко, вот и все, - ну вот, для чего это все сказал? Блин, расстроил только. И вправду видеться-то теперь и вовсе редко будем. Эх… вздыхаю так обречено, что Ленька покрепче меня к себе прижимает, успокаивая, ведь знает, как я привязан к другу. – Но ты не волнуйся, - поглаживает меня по спине. – Зато представь, как вы оба будете малышей вместе воспитывать, м? Представил? – Ленька подмигнул мне, а я что-то совсем зарделся, почему? Сам не знаю. В этой идее есть что-то такое… Я улыбнулся, и, похоже, это было очень заразительно, так как мой муж тоже не смог сдержать улыбки.

- Ладно тогда. Убедил. Не буду так шибко переживать. Только вот… - но не успеваю и слова еще добавить, как мой рот затыкают поцелуем, да таким, что я даже и вовсе все свои слова забыл. Куда там, голова кругом пошла от такого напора.

- Едем домой? – а?

- Неееет, ты чего? А Климка? – опять я стою на своем, на все эти слова позади меня Иван Матвеич смеется, а я опять краснею пуще прежнего. Совсем забыл, что дедушка Климка был рядом с нами. Получается, он нашу ссору-разговор слышал? Получается, что так. Черт!

- Женька, хватит уже так беспокоиться за друга, - строго сказал Иван Матвеич. – Вы уже можете ехать домой, я сам за всем тут прослежу.

- Но…

- Езжайте. Немедленно, - еще строже произнес он, а я лишь горестно вздохнул. Еще бы, если с двух сторон насели.

- Пойду тогда, с другом попрощаюсь.

Ленька и Иван Матвеич покачали головой, а я отправился к другу. Сколько времени я секретничал с Климкой, я не знаю, но зато видно было после этого разговора, что все даже притихли, а некоторые и зевали вовсю. Ну вот, я еще и утомил всех. Попрощавшись с другом еще раз, пожелав ему и его супругу всего самого наилучшего, отправился к мужу, который сделал страшные глаза и покачал головой, давая мне понять, что меня только за смертью посылать, а не с другом прощаться. Даже совестно как-то перед ним стало, но что уж там, договоримся и помиримся. Все-таки мы супруги, так что…

URL
2014-02-04 в 17:01 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
продолжение главы 15

POV. Клим

Когда мы попрощались со всеми гостями, то я отчетливо понял, что скоро будет моя первая брачная ночь, и тогда… Всю дорогу до гостиницы я дрожал. Правда, дрожал. Руки, ноги, да и говорил я с трудом. Хотя старался, в общем-то, молчать, так как голова была забита совсем другими мыслями, чем тем, что мне рассказывал сидящий рядом Дмитрий.

Супруг. Теперь я младший муж. Теперь я должен слушаться его и быть хорошим мужем. Да, так и никак иначе. Ведь если я буду что-то делать не так, то какой тогда может быть между мной и Димой брачный союз? И вправду никакой. Я должен его научиться слушать и слышать, хотя деда говорил, что и он должен ко мне прислушиваться. Так что должно быть между нами обоюдное согласие в чем-либо. Мы должны быть одним целым, и именно сейчас должны это понять и принять, ведь… Черт! Кажется, кожа покрылась мурашками, а мне самому стало невыносимо страшно, даже после того разговора с Димой, когда он меня успокаивал. А теперь? Как же все это… Я зажмурился, и вдруг… меня притянули к себе, обнимая за плечи, прошептав при этом на ухо ободряюще:

- Ну, что ты так разволновался, Клим? Успокойся, ничего страшного не происходит. Я с тобой. Я буду нежен и…

- Не надо, Дим, - уткнулся ему в грудь, пытаясь скрыть свое смущение. – Я не могу, у меня внутри все переворачивается и страшно очень, а за это все мне еще и стыднее становится. Веду себя, как… - замолкаю, так как в горле ком встал, не могу ничего говорить. Дима это все, кажется, понял и поэтому просто гладит меня по спине и опять успокаивает, а я лишь закрываю глаза. А через пару минут и вовсе слышу, как он читает… стихи?

У меня, если честно, глаза чуть на лоб не полезли. Естественно, увидев мое такое удивление, Дима рассмеялся и, слегка поцеловав меня, ответил на мой невысказанный вопрос:

- А ты как думал? Я, между прочим, специально их для тебя учил! – улыбнулся он мне и подмигнул. – Я как чувствовал, что ты будешь нервничать и переживать, поэтому устраивайся поудобнее у меня на плече, я тебе дальше для успокоения читать стихи буду.

В ответ я кивнул и по совету супруга устроился поудобнее. При этом с улыбкой слушая такой спокойный и умиротворяющий голос Димы. После этого мне и правду стало уютно и совсем не страшно. Просто сердце немного стало биться сильнее, а так я, кажется, не заметил даже, как заснул.

****

Мы прошли в гостиничный номер, Дима включил свет, а я стал оглядываться по сторонам, чтобы рассмотреть обстановку в этой комнате и хоть как-то отвлечься. Стихи в исполнении моего супруга, конечно, были восхитительны, хоть я половину и прослушал, но все же сейчас меня опять охватил ужас всего происходящего. Куда бы деть это волнение, чтобы быть самим собой, а не трясущимся от неизвестности парнем?

- Ты опять в своих мыслях? – спросил меня Дима, обнимая, а я даже не заметил, как он подошел ко мне.

- Ну, да, есть немного, - скупо ответил я, опуская глаза. Смотреть на него, такого разгоряченного было как-то даже неудобно, хотя когда он успел… Мне не дают все-таки додумать свои мысли, как Дима подхватывает меня на руки, и вот я уже лежу на кровати, на спине. Если честно, то испугался такого поворота до жути, пробормотав снова какие-то слова просьбы, на что мой муж наклонился ко мне и прошептал негромко:

- Если ты так будешь бояться меня, то между нами ничего не произойдет, и тогда у нас не смогут появиться дети, ты это понимаешь? – ну вот зачем он так? Смущает меня одним только взглядом и прикосновением, а тут еще слова такие провокационные. Ведь знает, что я ни на что не годен и ничего не знаю, и не умею, и все равно пытается меня смутить этим всем еще больше. Но я обязан его слушаться, так что… - Ну, скажи что-нибудь, или я разговариваю с неживым человеком?! – сердито спросил или утвердил Дима, поглядывая на меня из-под нахмуренных бровей. Черт, только разозлил своим никчемным поведением человека.

- Я… ты… - начал мямлить я, так как слова давались с большим трудом, - я… не мо…огу, ты же знаешь, это все… - я сглотнул, говорить такие вещи даже собственному мужу не пристало, поэтому я лишь отвернулся от него, глотая ниоткуда взявшиеся слезы. Стало так стыдно за себя, за свое детское поведение, что я не смог уже сдерживаться.

- Эээээ, мы так не договаривались, - растерялся Дима, увидев, как меня потряхивает от непонятного даже для меня состояния, а что я могу сделать, слезы сами льются. Чувствую себя отвратительно от этого всего. Черт! Черт! Черт! Ну почему я такой никчемный-то?! – Как тебя… ну-ну, тише, тише, - меня обняли и прижали к себе. – Успокойся, ты же держался молодцом, а сейчас-то почему раскис, м? – он гладил меня по волосам и целовал в макушку. Его пальцы были такими… я даже не знаю, как объяснить, просто успокаивали меня, хотя… - Я же не хотел тебя обидеть, ну! Что ж ты так-то? Мы же с тобой супруги, так что это происходит у всех семейных пар, - в который раз за сегодня он объясняет мне это, как годовалому малышу. А я в ответ лишь уткнулся в его грудь и молчу, потому что не знаю, что сказать в ответ.

Сколько часов мы пролежали вместе, я не знаю, просто погрузился в это тепло, которое исходило от Димы, и забылся на некоторое время. Он все так же поглаживал меня по волосам и шептал еле слышно что-то явно доброе и хорошее. Я это чувствовал. А вот когда его губы прижались к моим, то я поначалу даже не успел растеряться, просто уставился на него, не понимая, что сейчас с нами происходит, на что он, оторвавшись от меня, пробормотал:

- Я не могу больше, слышишь, Климка, не могу… - и снова впился в мои губы, а я… в мою голову, сам не знаю почему, полезли всякие глупые мысли. Ведь я не люблю Диму, ничего кроме уважения и симпатии я к нему не чувствую, тогда почему позволяю с собой так делать? Почему он целует меня там, где хочет? Почему ласкает своими губами и руками мое тело там, где хочется ему? Почему? Почему?

Ответ застревает в горле. Все просто. Я стал его супругом, так что…

- Какой ты… - и его губы завладели моими губами, а я не знаю, как поступить. Опять я ничего не знаю.

Вот его руки уже безостановочно пытаются развязать на шее галстук, затем расстегнуть каждую пуговицу на рубашке, а затем уже принимаются и за брюки, а я… лишь зажмуриваюсь и сглатываю. Все это так… неправильно, все совсем не так, как я представлял раньше, когда был… нет, нет, нет. Я теперь младший супруг, я не должен думать о том, что я делаю что-то неправильное. Не так, все не так! Я должен справиться со своим смущением и стыдом, который охватил все мое тело. Мое положение обязывает быть с мужем и доставлять ему удовольствие, а что делаю я? Правильно. Я делаю хуже только себе и ему, ведь я буду причиной того, что он разозлится на меня после всего этого и тогда… Я не должен допустить того, чтобы он разочаровывался в том, кого выбрал себе в мужья. Пусть я не люблю его, но он ведь в этом не повинен. Он выбрал меня, а не кого-нибудь другого, так что я уже только за это должен ему быть благодарен, а я… Верно, лежу бесчувственной куклой и никаких признаков не подаю, наверняка он решил, что я…

Сжимаю губы и снова закрываю глаза. Что за ерунда лезет в мою голову? Я не вещь, и Дима прекрасно понимает, что я чувствую сейчас. Он ласков и нежен со мной, только вот…

Чуть ли не срываю голос, закричав от неожиданности. Его губы коснулись моей… моего… черт, я даже не могу произнести это слово вслух. Стыд опять захватывает меня, я не могу так, попросту не могу… И только сейчас, не знаю, как, но все же замечаю, что на мне нет никакой одежды, я чувствую себя будто распятым на кровати, а между моих ног… Трясу головой, пытаясь прогнать то, что сейчас вижу. Такого я во сне представить не мог, а тут происходит все наяву. Это же не может быть правдой? И вдруг… Дима приподнимает голову, и мы встречаемся взглядами. Я и не думал никогда в жизни, что когда-то могу так краснеть, я рухнул на кровать и начал растирать лицо руками, пытаясь выбить из себя все то, что мне сейчас привиделось. Но через пару секунд на моей плоти я уже не чувствую Диминых губ, только его пальцы. Они ласкают меня, а я вновь чуть ли не задыхаюсь от каждого такого яркого из-за всего происходящего впечатления.

- Посмотри на меня, - слышу голос супруга над своим ухом, а сам отрицательно трясу головой, мне стыдно, до жути стыдно смотреть на Диму. Он делает такое со мной, а я… боюсь делать это ответно, но в ответ на мое молчание, муж отводит мои руки в сторону и, взяв меня за подбородок, вновь целует в губы. Да так, что я чуть не задыхаюсь от него. Вроде бы совсем невесом, но на самом деле очень тягуч, крышесносен и… я теряюсь в который раз за сегодняшний день в своих непонятных чувствах. – Сейчас будет больно, но нужно потерпеть, ты меня слышишь? – обращается он ко мне, а я в ответ лишь мычу и положительно киваю. – Молодец! - а по-настоящему я и вовсе не понимаю, о чем идет речь, хотя сквозь шум, взявшийся у меня в ушах из ниоткуда, я вдруг слышу, как он чем-то там зашуршал, а потом его пальцы…

Слышу слова, чтобы расслабился, чувствую его пальцы у себя в… нет, не могу так, не могу, но… мои же слова о том, что я Димкин муж и что должен, по крайней мере, доставлять ему удовольствие, дают мне какое-то послабление и я… попросту ему отдаюсь. Может быть, это все неправильно и не так, как хотелось бы, но это то, что я должен был сделать, и меня в этом никто не переубедит.

А любовь, она будет, обязательно, в этом я тоже стараюсь себя убедить, сколько бы я себе ни противоречил…

URL
2014-02-04 в 17:01 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 16
POV. Клим

- Василиса Аркадьевна, давайте я вам помогу?! – спросил я у нее, подхватив умело полотенце и помытую только что тарелку, чтобы хорошенько ее протереть. Она улыбнулась мне, проговорив при этом как-то беспокойно, или это мне показалось?

- Климушка, не стоит. Я сама управлюсь. Ты же теперь мне как второй сынок, мой хороший, - она похлопала меня по руке. – Поэтому тебе нельзя такого делать.

- Я ничего не понимаю, почему? – удивился такому повороту. Это что еще за новости такие?

- Ну как же, сынок? – Василиса Аркадьевна принялась сама протирать посуду насухо, забрав и полотенце, и посуду из моих рук. – Теперь ты будешь жить с нами, а я буду о тебе, о Машутке, о Диме заботиться, да к тому же это мои обязанности ухаживать за вами, чтобы вам было хорошо и…

Я не дал ей договорить, перебив, хотя это было некрасиво с моей стороны:

- Стойте, стойте, вы, что, собираетесь нам прислуживать?

- Сынок, я… - она вновь не успела сказать, как на кухню влетел Дима, проговорив быстро, но отчетливо, заодно весело мне подмигнув:

- Теть Вась, где тарелка? Где ложка? Где вообще мой обед? Сколько раз говорить, чтобы все стояло на столе, когда я прихожу на обед с работы! – я вздрогнул. Это Дима? Он что себе… - Живо, поторапливайся.

- Дима, я… - хотел я возразить или хотя бы защитить эту бедную женщину, на что он не дал мне сказать и слова и запросто усадил к себе на колени, прошептав что-то на ухо, при этом не забывая поглаживать мои ягодицы. Вырваться у меня не получилось, поэтому пришлось смириться с этим положением. Хотя я был готов провалиться сквозь землю. – Послушай, почему ты…

- Тшшш, - начал он оглаживать мои бока, - что это еще за возражения? Да и вообще я по тебе соскучился…

Он положил свою руку мне бедро и сжал его, а я в ответ лишь отвернулся. Не могу я так. Он трогает меня почти что на людях, не стесняясь этого, а я… а я до сих пор не могу к такому привыкнуть. Мы вместе уже живем целых семь дней, и я все такой же нерешительный, и не могу ему в чем-либо отказать или выразить свое недовольство. Дима просто берет, что ему нужно. Сколько раз я собирался что-то сказать, что-то предложить, а он… о таком не говорят. Стыдно. Мы четыре дня жили в гостинице в области. Это был наш медовый месяц, как говорил мне мой супруг, а я… Он страстен, да. Дима горяч, да, но… глубоко дышу, понимая при этом, что все эти мысли не могут привести ни к чему хорошему. Мой муж одаривает меня вещами, почти что каждый день какой-нибудь подарок приготовит. Может быть, кто-нибудь и был рад этому, но я понимаю, что просто боюсь сказать ему слово «нет».

- Папочка! – я вздрагиваю и оборачиваюсь на голос Машутки. Она радостная бежит ко мне, преподнося букет полевых цветов. – Смотри! Это тебе! Красивые, правда?

- Конечно, очень красивые, как и ты, моя принцесса, - обнимаю малышку и с благодарностью ее целую за то, что мне не пришлось краснеть перед Василисой Аркадьевной и перед Машуткой, хотя, когда я посмотрел по сторонам, тети нигде не было. Вздохнул с облегчением, а вот Дима лишь нахмурился, но все равно ничего не сказал.

- Папочка, пойдем поиграем? Будем складывать слова из буковок, которые я знаю, м? – она тянет меня за руку, а я не знаю, что мне делать. Мой муж еще больше хмурится, но и отказать красавице я тоже не в состоянии. Я пожимаю плечами, как бы извиняясь перед Димой, и иду следом за моей названной дочкой.

Когда мы зашли в самую большую комнату, Машутка устроилась на полу, не выпуская моей руки из своей, так что мне пришлось приземлиться вместе с ней рядом. Мы так погрузились в игру, что я даже не сразу услышал, как мой муж стал возмущаться и, кажется, даже ругаться на Василису Аркадьевну. Чтобы малышка этого не испугалась, я погладил ее по волосам, прошептав ей на ушко:

- Принцесса, посидишь здесь одна, угу? Я сейчас пойду и поговорю с папой, ладно? – она кивнула, посмотрев на меня испуганными глазками, отчего стало как-то не по себе. Неужели Дима и при своей дочери мог так возмущаться и кричать? – Не волнуйся, я сейчас отругаю папу, чтобы он не пугал тебя, - Машутка улыбнулась и принялась вновь увлеченно играть со своими кубиками. А я, набравшись смелости и глубоко вздохнув, направился на кухню. Нужно выяснить, что это он затеял. Получается, я его и не знаю и вовсе? Хотя время и вправду на то, чтобы познакомиться поближе, мы как-то упустили, и теперь неужели я буду жалеть об этом?

- Дима? Василиса Аркадьевна? – я вошел, и тогда все смолкло. Я уставился на мужа неверящим взглядом, а он отвел глаза. Василиса Аркадьевна покачала головой и вышла из кухни, проговорив при этом негромко:

- Пойду, воды принесу. Нужно еще на завтра тесто поставить, так что… пойду я, - в ее голосе мне точно послышались слезы, но в это верить абсолютно не хотелось, но я все же решил уточнить.

- И что это сейчас было? – я сердито посмотрел на Диму и скрестил руки на груди, на что он лишь хмыкнул и поднялся со своего места, ответив:

- Ничего страшного, Климка, просто повздорили, как это обычно бывает.

- Но ты на нее кричал! Напугал этим и меня, и нашу дочь, между прочим! – с упреком посмотрел на него, и на мгновенье мне показалось, что он нахмурился, услышав это. Хотя в ту же секунду запросто ответил, поцеловав меня слегка в губы.

- Вообще-то у меня с моей тетей могут быть разногласия, так что не забивай свою хорошенькую головку всякой ерундой, - Дима навалился на меня, а я от неожиданности отпрянул от него и уткнулся спиной в стену. Этот взгляд, он положил руки на мои плечи, а затем плавно стал отпускать их вниз, а я… Как же все это неправильно. Днем. Ведь в любой момент могут и гости зайти, и тетя может вернуться, а он, а я…

Опустив руки на мои ягодицы, он сжал их несильно, смущая меня тем самым, не забывая прошептать мне на ухо охрипшим голосом:

- И еще… сегодня поздно вечером я ухожу в рейс, и не будет меня до четырнадцатого, так что… - Дима с хищным прищуром посмотрел на меня, сильнее сжимая мои ягодицы, а потом, подмигнув, добавил: - Ты понимаешь, что я не могу без твоего соблазнительного тела прожить эти два дня? Поэтому готовься. Я приеду через пару часов с очередной поездки в область. Нужно отвезти несколько людей. Что-то им там понадобилось. И вот… - он вглядывался в мое лицо, а я не знал, куда провалиться, так как его прикосновения давали определенный намек на… А последние его слова и вовсе дали мне понять, что мой муж хочет после того, как вернется через пару этих часов. – Будь хорошим мальчиком и младшим мужем… - он все так же продолжал измываться надо мной, оглаживая мои бока, а я не мог даже как-то отпрянуть или сказать что-нибудь в ответ, ведь слова застревали в горле, - еще раз напоминаю, приготовься хорошенько, так как я буду очень ненасытен.

Я отвернулся от него, пытаясь спрятать свое пылающее лицо. Он так говорил это все… Дима… он… не знаю, что и думать теперь по этому поводу, неужели я только для этого ему и нужен?

URL
2014-02-04 в 17:02 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 17
POV. Евгений


Что-то давненько я не был у Климки в гостях. А если точнее, то уже целых две недели, целых четырнадцать дней. Это же уму непостижимо. Мы с ним так надолго вообще никогда не расставались. После свадьбы они уехали, а потом вся остальная суета, туда-сюда, так что с тех самых пор и не виделись. Иван Матвеич говорил, что все хорошо, но мне, естественно, нужно самому в этом во всем убедиться. Да и еще кое о чем рассказать… Поэтому-то именно сейчас я стою возле калитки дома моего друга и сам не знаю почему, не могу решиться пойти дальше. Конечно, я сюда пришел без приглашения, но все равно Климка - мой друг, поэтому мне можно.

И когда я уже было решился все же ступить на их землю, тут же услышал голос Василисы Аркадьевны:

- О, Женя, здравствуй! Ты в гости?

- Здравствуйте, тетя Вася! Да, к Климке решил заглянуть, - сразу же ответил на все вопросы и тут же зашел решительно за калитку. Теперь осталось дело за малым. – Можно?

- Что за вопросы, дорогой, конечно! – улыбнулась она приветливо, заходя в сарай за чем-то. – Климушка тебе ох как обрадуется, - она так по-доброму улыбалась, что мне самому захотелось улыбнуться в ответ. – Проходи, я скоро вернусь. Наберу только яиц свежих.

- Вам помочь? – решил я побыть хорошим мальчиком.

- Женя, что за вопросы? Ты – гость, так что живо иди к своему другу. Он, наверно, тебя уже в окно увидел и хочет, чтобы ты обнял его и рассказал свои новости. Беги!

- Хорошо, теть Вася! – и тут я побежал по тропинке к дому. Навстречу мне выбежала Машутка. Этот ангелочек был просто восхитителен. Смотрю на нее, и хочется такую же крошку, хотя… дело осталось за малым… Рассказать Климке об этом. Представляю, как он будет радоваться. Так как он рассказывал мне, что будет очень гордиться тем, что у него будет племянничек. Именно племянник, не племянница. Почему? Наверно, интуиция. Собственно, поэтому-то я сюда и пришел.

- Привеееет! – кричит малышка и тут же утыкается мне в живот, как делает это всегда, когда меня видит. Мы с ней поладили. Она стала тоже мне племянницей. Ведь Климка стал ей вторым папой.

- Привет, принцесса! Как ты? Как Климка?

- У меня все хорошо, а вот папочка какой-то грустный ходит, - ответила она просто, а у меня внутри все перевернулось. Климка мне обещал, что грустить не будет, да и вообще сказал, что в будущем станет самым счастливым. А на самом деле что выходит? Малышка навряд ли будет говорить такие вещи! – Пойдем! – она тянет меня за руку. – Папочка тебе обрадуется, пошли! – и я последовал за ней.

- Есть кто дома? – решил я уточнить, хотя Машутка хихикнула и пробормотала негромко:

- Дядя Женя, какой ты смешной! Я же сказала, что папочка дома! Пойдем! – она повела меня дальше. И что меня удивило, так это то, что Климка не выходил и не отзывался. Ведь раньше-то такого и в жизни не было. Что с ним стряслось? Это мне очень-очень не нравится!

- Папочка! Смотри, кого я тебе привела! – мы зашли в большую комнату, и только тогда я увидел, что Климка сидит к нам спиной и абсолютно на нас не реагирует. Я решил не пугать малышку, поэтому присев на корточки, прошептал ей на ушко:

- Машутка, беги к Василисе Аркадьевне, помоги ей, хорошо?

- Хорошо, дядя Жень! – и она, чмокнув меня в щеку, послушно убежала помогать своей бабушке.

Я поднялся на ноги и стал медленно подходить к своему другу, который так и сидел, не шевелясь. Если честно, то это меня слегка напугало. Климка никогда так себя не вел. А тут… его что? Подменили? Через несколько шагов я стал рядом с ним, а затем, присев снова на корточки, спросил еле слышно у друга:

- Молодой человек, вы не видели тут красивого мальчика, почти взрослого. Блондина с красивыми глазами? А то мне кажется, что я ошибся дверью и зашел не в тот дом…

И тут Климка обернулся ко мне. Я его не узнал. Правда. Совсем не узнал. Не виделись же совсем ничего, а он так осунулся да похудел еще сильнее.

- Что с тобой, Климка? – решил я сразу перейти в атаку, без всяких предисловий, а то с Климки станется. Знаю я его. Так что беру его в оборот, по-другому, мне кажется, сейчас поступать просто нельзя. – Ты себя в зеркале видел? – он молчит и отрицательно мотает головой. – А то и видно! – возмущаюсь я, поднимаясь на ноги. – А ну-ка, пошли! – я взял его за руку и повел за собой, а он послушно последовал за мной, не сопротивляясь. Да что с ним? – Ты погляди на себя! – я подвел его к шкафу, на дверках которого висело большое зеркало во весь рост. – На кого ты стал похож, привидение! – я злюсь. Я действительно первый раз злюсь на своего друга. Отчего даже больно на сердце стало. – Живо признавайся, что с тобой делает этот изверг? Я не успокоюсь, пока ты мне не расскажешь, что здесь творится! Он, что, морит тебя голодом? Ты совсем ничего не ешь? А ну, живо говори! Не стой столбом!

Климка как-то совсем уж безжизненно пожимает плечами и отходит к окну, опираясь на подоконник руками. Молчит. Молчит, как партизан. Вот и что с ним делать, а?

- Ты собираешься и дальше так изводить своего друга, почти что брата? Я же волнуюсь, переживаю за тебя! Даже Машутка заметила, каким ты стал! – я пытался достучаться до него, на что он перевел взгляд на меня и теперь уже присел на широкий подоконник.

- Извини, - так тихо начал он, что мне пришлось даже слух напрячь, чтобы его услышать. – Я что-то не в форме совсем.

Я подошел к нему и обнял покрепче. Пусть почувствует, что нужен и мне, и всем остальным.

- Ну! – подталкивал я его к более откровенному разговору, а он уткнулся мне в плечо и просто стоял и не двигался. – Климка, ты меня пугаешь, честно тебе говорю. Зачем ты так со мной? Ну же! Расскажи мне, что с тобой происходит?! – прошу я, а у самого глаза на мокром месте. Ну вот! Только этого еще не хватало. Расплакаться. В последнее время и так веду себя, как истеричка, а теперь еще и это…

- А я думал, что мне плакать полагается? – я опустил голову и посмотрел на друга, на что он улыбнулся, но улыбка была такой грустной, что вновь внутри все закололо. И тут я перешел к решительным действиям, сказав при этом совершенно серьезно:

- Или ты сейчас же говоришь, что здесь происходит, или я… - я ткнул себе пальцем в грудь, - иду немедленно к твоему дедушке и рассказываю ему о том, что здесь непонятно что творится, и пусть он тогда уже берется за тебя. Уж я точно могу представить, что с тобой сделает дедушка за такие вот выкрутасы!

Климка вздохнул и, отведя взгляд, начал рассказывать. Я отвел его к кровати и усадил на нее, присев рядом, чтобы он чувствовал, что его друг всегда поможет, что бы ни случилось.

- Я… ты понимаешь… - начал было Климка, но в ту же секунду покраснел и закрыл лицо руками.

- Да что здесь происходит? – закричал уже я, не выдержав такого напряжения: - Живо гов…

Он схватил меня за руку, выпалив все за одну секунду:

- Все было бы нормально, если бы Дима не был таким ненасытным. Он меня не отпускает никуда от себя, постоянно держит меня в своих объятиях, говорит, что не может без меня, а я, между прочим… - он опять замялся, но все же признался тихо, - уже сидеть не могу. Бо…ольно.

Н-да… Ну и ситуация, хотя чего это я, нужно его просто успокоить и наконец-таки обрадовать.

- Вообще-то… - я приподнял его голову за подбородок и посмотрел на алые щеки, подмигнув, а потом продолжил, - ты не единственный такой… - ё-моё, вообще-то мне тоже стыдно о таком рассказывать, хотя, если Климка рассказал, то и мне можно, так что я решился, - Ленька тоже с меня… то есть… мы это постоянно, то есть… - слова давались с трудом, я сам, кажется, заалел как маков цвет или как красный цвет светофора, - ну вот чего ты лыбишься, а? Я тут, понимаешь, со стыда готов сгореть, а ты… - а Климка и вправду улыбался. Вот так бы всегда было. – И еще… я вообще-то ребенка жду! И поэтому и пришел к тебе, чтобы обрадовать, а ты тут сидишь как призрак, и я…

- Что? Ребенка? – воскликнул Климка так громко, что я чуть с кровати не упал от неожиданности. На что он еще сильнее закричал на радостях и давай меня обнимать, да посильнее, что я чуть ли им задушен не был. – О, боже! Женька, я так за тебя рад! – его глаза даже заблестели от радости за меня, а я вот… Да что же это такое-то? Опять слезы по щекам бегут, ну точно, девчонка. – Когда узнали? Кто у вас будет? Уже знаете? – завалил он меня вопросами, отчего от сердца прямо отлегло. Наконец-то вышел из своей хандры, поэтому, надеюсь, можно выдохнуть с облегчением?

- Тише, тише, дружище, - улыбаюсь я счастливо. – Погоди. Пока еще ничего неизвестно, мы на прошлой неделе все узнали. Через несколько дней после свадьбы было как-то нехорошо, но Ленька меня уговаривать не стал долго, а ты же знаешь, как я терпеть не могу врачей… - мой друг закивал, а я продолжил, - вот тогда-то он и отвез меня в больницу, и там все выяснилось. Это было недомогание.

- Как я рад за тебя, за Леньку, вы молодцы, ребята! – он улыбнулся так, как может только он. Обнял меня, добавив негромко: – Знаешь, я уверен, что будет мальчик!

- Знаю, ты мне уже об этом говорил, - потрепал я друга по волосам. – И еще, Климка, я надеюсь, что твое бледное и осунувшееся лицо – признак только твоего недосыпа и ничего остального плохого, ведь так? – он согласно кивнул, а я и вправду выдохнул с облегчением. Просто хочется моему другу счастья, как хотелось, по сути, всегда. Он его заслуживает, как никто другой. Пусть так и будет!

URL
2014-02-04 в 17:03 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 18
POV. Клим


После радостной Женькиной новости о прибавлении в их семействе я был очень рад такому повороту событий. Все-таки мой дружище это заслужил. Он очень хотел заиметь ребенка после своей церемонии бракосочетания. И теперь у него будет маленький карапуз, который станет, я в этом просто уверен, вить из своих папашек веревки. Женька-то в принципе детям не может отказать, что бы то ни было, а Ленька тоже обожает детей. Так что можно только порадоваться за них, да и за ребеночка, который у них будет. Что, собственно, я и делаю, пока нахожусь дома один. Василиса Аркадьевна отправилась с Машуткой в поле, а мне строго-настрого запретила туда идти. Как я у нее ни спрашивал, почему и зачем мне оставаться дома одному, она в ответ лишь говорила, что так сказал Дима, ведь он скоро приедет. Так что вот, сижу в полном одиночестве, брожу по сайтам в интернете от нечего делать, но минут через пятнадцать наскучило даже это, поэтому я решил почитать что-нибудь, а точнее пролистать учебники. Скоро сессия начнется. Нужно хоть начать вспоминать, что там да как было.

Как ни странно, но учиться я люблю. Это интересно, познавательно, да и профессия филолога в будущем никогда не помешает. Люблю детей, люблю литературу и русский язык, так что, думаю, справлюсь с тем, что меня будет ждать в нашей деревенской школе. Так как никуда я отсюда уезжать не собираюсь, да и дедушку своего я не оставлю одного. Поэтому…

- Привет! – раздается у меня над ухом, а я естественно подпрыгиваю от неожиданности на месте. Приехал Дима, а я так погрузился в свои мысли, что даже ни шорохов, ни посторонних звуков не услышал. – Чем занят? – заглядывает мне через плечо.

- Привет, - отвечаю тихо, хотя он не любят, когда я, по его словам, «бурчу что-то себе под нос». – Да так, ничем не занимаюсь. Решил учебники прошерстить, осенью ведь сессия начнется. Нужно гото…

- Сессия? – удивленно переспросил об этом Дима, перебив меня, и посмотрел с недоумением, будто слышит об этом впервые, да и следующие его слова подтвердили мои предположения. – А ты учишься?

- Ну да, сессия, и вообще-то я учусь! И я тебе говорил об этом, а если и не говорил, то у нас в деревне все обо всех всё знают!

Почему-то это меня так разозлило. Он, получается, вообще меня никогда не слушал? Все то время, что мы общались друг с другом?!

- Клим! – позвал он меня, а я, ничего не сказав, встал с дивана, на котором все это время просидел в ожидании, и захотел выйти из нашей комнаты. Но, естественно, у меня этого не получилось сделать. – Это еще что за выкрутасы такие? – зло спросил меня Дима, прижав к себе, предварительно обхватив за талию. – Что это у тебя за тон такой? И истерить тут передо мной не нужно. Истерики твои все равно для меня ничего не значат. К ним я уже и до тебя привык, так что можешь не придумывать всяческую ерунду для того, чтобы мне насолить!

От его слов я чуть ли воздухом не подавился. По его словам, я еще и истерики устраиваю? Хотя… что это со мной?

- Эй, Клим, что с тобой? – обмякаю в его руках, а мой муж, подхватив меня на руки, укладывает обратно на диван. – Плохо, да? Что тебе принести? Воды? Сока? Молока? А может, еще что-нибудь? – слышу в Димином голосе тревогу и волнение, отчего мне тут же становится за себя стыдно. Очень стыдно. – Ты не молчи только. Скажи, что все в порядке. Ну же, Клим, только не молчи!

Я взял его за руку, а он тут же замолчал, сжав мои пальцы легонько. Кажется, я даже покраснел слегка, но все же решил признаться:

- Прости, Дим, не знаю, что на меня нашло. Просто… - я прикусил нижнюю губу и отвел взгляд, но все же добавил, что меня тревожит, - ты пойми, я… я не знаю, я боюсь, что ты… что я… ты уверен, что я тебе подхожу? – ну, вот высказался, а мой супруг после этого вопроса смотрит на меня очень внимательно и, разжав пальцы, говорит совершенно спокойно и уверено, а у меня почему-то такое чувство, что он просто хочет от меня отделаться своим ответом:

- Что за глупости ты сейчас говоришь, Клим? Почему ты вообще решил об этом спросить?

- Не знаю, - вновь отвожу взгляд, смотреть на него и чувствовать себя какой-то забитой букашкой не хочется, но в то же время не получается, - просто я так себя ощущаю…

- Ненужным и незащищенным? – спросил он уже то ли с досадой и обидой, то ли в голосе была какая-то злоба.

- Нет, нет. Не так… Мне кажется, что я нужен тебе только для… - краснею, бледнею, но все же признаюсь дальше, - только для постели. Разве это…

Не успеваю договорить, как в ту же секунду Дима поднимается и резко отвечает:

- Я позвоню нашему врачу. Не хочу, чтобы с тобой были какие-либо неприятности.

- Но Дим… - хотел я воспротивиться. Ведь по правде, я до жути боюсь врачей. Но мой муж был неумолим в своем решении.

- Я сказал, звоню врачу. Значит, так и будет! Лежи. Сейчас принесу тебе соку, а ты лучше отдохни.

Укутываюсь в плед с головой и отворачиваюсь от всего мира, уткнувшись носом в спинку дивана. Ничего не понимаю, что со мной происходит? Почему я толком не могу поговорить с мужем обо всем, что меня волнует, что беспокоит? Почему? Может, это все отголоски, которые связывают меня с Олегом, который до сих пор не хочет выветриваться из моей больной головы? А что? Разве она здоровая, если я думаю непонятно о ком? Олег для меня теперь никто, а я для него и подавно, так что же я тогда вытворяю со своим сердцем? Нет чтобы радоваться своей новой жизни, своему положению, своей Машутке и вообще надеяться на то, что в скором будущем у меня тоже появятся малыши, которые будут связывать меня с Димой, я маюсь ерундой. Причем полнейшей. Придумаю, надумываю себе разную чушь и упиваюсь ее, как хочу. Сумасшедший. Зачем мне все это?

- Да, Игорь Николаевич… - доносятся до меня обрывки разговора мужа с нашим лечащим врачом, - да-да, будем ждать, - ну вот, теперь еще и врач убедится, что я ненормальный.

- Опять думаешь о том, чего в принципе быть не может? – спросил меня Дима, а я дернулся от того, что вновь его голос раздался так неожиданно близко от меня. – Ты нормальный, - н-да, теперь уже и вслух свои мысли произношу… - ты самый нормальный из тех, кого я знаю, - фыркнул мой муж, присев на корточки рядом со мной, предварительно развернув меня к себе лицом. – Что у тебя за мысли, Клим? Я не могу тебя разгадать и раскусить, – я в ответ лишь усмехаюсь и проговариваю еле слышно:

- Ну да, я вообще крепкий орешек, - вспоминаю старую киноленту.

- Вот именно, - соглашается со мной Дима и вдруг… неожиданно целует меня в лоб. – Температура нормальная, но ничего, пускай Игорь Николаевич тебя осмотрит. Лишним это не будет, - я киваю и вновь отворачиваюсь от него. Не знаю, почему. Просто хочется сделать так.

Слышу, как он встает и отходит на несколько шагов назад, но не успеваю даже выдохнуть, как меня тут же накрывают еще одним пледом и почти что укутывают в него.

- Чтобы ты не простыл, на улице похолодало, - киваю, не открывая глаз. Простые слова моего мужа, как показалось бы каждому, только вот мне они кажутся совсем не простыми. Может быть, так мы станем хоть немного ближе друг к другу?

URL
2014-02-04 в 17:04 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 19
POV. Дмитрий


- Привет! Давно не виделись! – окрикнул меня Егор, входя на территорию моего дома через приоткрытую калитку.

- Привет, привет! – ответил ему, принимаясь и дальше заниматься своими делами, то есть колоть дрова.

Я на него не смотрю, хотя его взгляд я чувствую особенно хорошо. Кажется, он решил меня им прожечь. И как назло… Я чертыхнулся про себя. Рубашку-то я снял, так как в такую духоту заниматься этой нелегкой работой в одежде было бы просто непостижимо. Я и в шортах весь уже взмок, а так мне гораздо удобнее, только вот этот взгляд Егора не дает мне покоя.

- Тебе помочь? – спросил меня непринужденно мой бывший партнер, подходя ближе.

- Чем? – н-да, хороший вопрос я ему задал.

- Ну-у-у-у, - усмехнулся он, приближаясь ко мне вальяжно и не торопясь. Будто показывал мне себя во всей красе. Мы и вправду с ним редко стали общаться, а после бракосочетания с Климом и вовсе как-то перестали что-либо друг другу говорить. – Есть много разных вариантов… - многозначительно посмотрел на меня. - И я рассказал бы тебе, чем бы я тебе помог, но, увы, ты стал замужним человеком.

- Про то и речь, - хмыкнул я. – Так что ты хотел? – колун я вбил в чурбак, который в скором времени превратится в несколько поленьев, и приостановил работу. Я принялся вытирать лицо от пота своей рубашкой.

Мне показалось или я услышал стон? Да нет, наверно, показалось. Егор прекрасно все понимает, да и сам к тому же только что сказал, что я замужний человек, так что… Кидаю рубашку себе на плечо и резко спрашиваю, чтобы хоть как-то сбить свою непонятную взбудораженность:

- Зачем все-таки зашел ко мне?

- Да так… - он обошел меня и встал рядом, отчего я даже почувствовал его горячее дыхание на своей шее, - просто решил проведать, а то ж ты перестал ко мне заходить. Я скучаю…

Мне кажется, или лучше уйти поскорее? Иначе этот дьявол точно сможет вывести из равновесия кого-либо.

- О, а вот и Климушка идет! – вдруг громко заявил Егор и посмотрел в сторону. Проследив за его взглядом, вижу: за калиткой в сторону дома шел Клим, держа в правой руке одно ведро с колодезной водой, а другое нес… Та-а-а-ак, а что рядом с моим мужем делает председатель?

- Клим! – слишком громко, резко и недовольно кричу я, привлекая к младшему супругу внимание. – Иди домой! Хочу с тобой поговорить! – слышу со стороны Егора усмешку, а затем в его голосе появилась издевка:

- Ну, ладно, пойду я. У тебя же муж, дела. Пока! – и уходит, как ни в чем не бывало, а мимо него проходит Клим, пробормотав негромкое: «Здравствуйте!», и идет к дому.

В его руках уже два ведра с водой, и я, выхватив одно из его рук, обращаюсь все так же зло:

- Зачем ходил к колодцу, у нас же колонка есть?

Клим остановился и посмотрел вначале на меня, а потом отвел взгляд, пробормотав при этом еле слышно и почти с укоризной:

- Я хоть там с кем-нибудь пообщаюсь, - и вздыхает так тяжко, что я кажусь себе безжалостным животным. – Ладно, пойду я. Помогу Василисе Аркадьевне, она пироги хотела ставить.

Кивает чему-то своему и уходит, а я смотрю ему вслед и понимаю, что абсолютно ничего не понимаю. Он стал совершенно другим. Получается, это я его довел до такого состояния? Но почему? Ведь я не заставляю его работать по дому, на это есть Василиса Аркадьевна. Не даю ему общаться с малознакомыми нам людьми. Пусть и вовсе не смотрят на моего супруга. Тогда почему он стал таким? Что я делаю не так?..

POV. Клим

Не успел оглянуться, как через несколько дней начнется сессия. Как раз после бабьего лета. Так что будем учиться в более-менее теплые деньки.

Два реферата я уже сделал, хотя думал, что не успею, но нет. Все получилось. Остальные работы буду делать во время сессии, просто есть некоторые моменты, с которыми хочется разобраться с преподавателями. Уточню, и можно будет приступать к их выполнению. Только вот… кажется, Дима с каждым днем из-за этого становится все злее и несговорчивее. Хотя мы уже несколько раз обсуждали этот вопрос. Он говорит, что мне это не нужно, я и так умный и очень начитанный парень, но как Дима не понимает, я хочу закончить университет, а затем и вовсе хочу стать учителем. Что в этом такого?

И вот теперь смотрит на меня, прожигая в моей спине дыру. Я так и предполагаю, что он явно хочет что-то сказать, и ,судя по всему, это не очень лицеприятные новости. Но все же, может быть, все-таки это не то, о чем я думаю?

- Значит, все-таки собираешься уехать и оставить меня с Машуткой одних? – наконец-то произнес он, а я лишь вздрагиваю и понимаю, что он стоит рядом со мной.

- Не говори ерунды. Это всего лишь месяц максимум, - сжимаю пальцами шариковую ручку, я выписывал из интернета некоторые данные, которые мне могли бы помочь в дальнейшем, а мой муж как всегда делает то, что нужно ему. Как сейчас, например: разворачивает меня, сидящего в кресле, к себе лицом, и зло смотрит. А я тоже, как всегда, пытаюсь оправдаться. – Я не хочу быть неучем, сколько раз говорить, Дим, об этом? Почему ты не хочешь понять меня и принять? Я ведь собираюсь учиться, только лишь всего.

Он отпускает подлокотники кресла и резко выпрямляется, и эта его напряженная поза мне не нравится. В последнее время я вообще перестал его узнавать и понимать. До свадьбы он был совершенно другим человеком. Почему он так изменился? Я не знаю, как это объяснить. Ему явно что-то не нравится, а что именно, Дима в этом не признается. А попробовать поговорить... если честно, я боюсь. Не могу понять, чего именно, или его такого отношения ко мне, или его такого искреннего негодования по тому поводу, что я буду образованным человеком.

- Ладно, Клим. Поедешь ты в свой университет, - слышу я сквозь свои размышления и тут же вскидываю голову, чтобы посмотреть на мужа, пытаясь понять, не шутит ли он. А затем он произносит так холодно, что мне вдруг стало так… одиноко: - Наверно, у тебя все получится, но я все же надеюсь, что ты вернешься уже через неделю! – и выходит из комнаты, а я…

Поворачиваюсь на кресле к компьютеру и начинаю смотреть на текст, только вот есть одно «но». Я ничего не вижу. Глаза стали влажными, и я сильно зажмурился, чтобы хоть как-то подавить в себе желание разреветься, как девчонка. Зачем он так со мной? Что я ему сделал? А я ему стал так неприятен, что он даже не будет радоваться со мной моим победам и отличным отметкам? Черт!

- Я же говорил, чтобы суп был горячим, а это что? – слышу злой крик своего мужа, который вновь обращен к Василисе Аркадьевне. Да что же это такое?

Вскакиваю с места и бегу туда. Что он о себе вообще возомнил? Эта женщина ему в бабушки годится, а он так с ней обращается.

- Не смей ее обижать! – выкрикнул я, вбежав на кухню. Все здесь присутствующие уставились на меня в недоумении. И с меня вся злость и спесь как в воду канула, я опустил голову, добавив при этом: - Зачем ты так с Василисой Аркадьевной?

Она погладила меня по плечу и вышла из кухни, качая головой, а мне стало неловко. Я – младший муж и не должен пререкаться со старшим, как говорил дедушка, как иногда рассказывал мне Женька, но сейчас у меня просто уже не было сил терпеть такое неуважение Димы к своей родственнице, хоть и была она ему очень дальней.

Дима ничего не ответил на мой вопрос. Он поднялся со своего места и, обойдя меня, вышел из комнаты, а я только закрыл лицо руками и подумал, хорошо, что Машутка качается во дворе на качелях и не слышит наших ссор. Когда же все устаканится и у нас в семье будет обещанная мне Димой гармония? И в который раз я надеюсь, что это будет в ближайшее время…

URL
2014-02-04 в 17:05 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 20
POV. Евгений


- Кли-и-и-имка! Ау! Где Климка? Парень, ты не видел Клима Левина? – спросил я у сидящего рядом со мной и погруженного в свои мысли Клима.

- Ха-ха, Жень, очень смешно, - угрюмо проговорил он, не глядя на меня.

- А что такого? Между прочим, я своего друга в тебе не узнаю! – категорически заявил я, вглядываясь в осунувшееся лицо друга.

- Это я уже слышал, - все так же не глядя в мою сторону, произносит Климка. А я теперь не знаю, что и сказать в ответ. Ведь я его и вправду не узнаю. Он стал таким отрешенным и… холодным, что ли.

- Хочешь, чтобы я обратился к твоему дедушке и все ему рассказал? – предпринял я последнюю попытку расшевелить своего друга. На что он лишь фыркает и говорит совершенно непринужденно:

- Говори, Женька, говори. Что хочешь, говори, мне уже абсолютно все равно.

- Э-э-э-э, друг, ты… - протягиваю я растерянно и смотрю на друга ошарашенными глазами, - что с тобой? Ты… что случилось? Что-то дома произошло? Да ответь же! – не выдержал я такого отчужденного настроя друга.

- Жень, я… - он уткнулся мне в плечо, бормоча еле различимые слова, - я не знаю, что делать. Дима, он… я… у нас что-то случилось, и мы… - набор слов, из которых можно сделать лишь один вывод: в Климкиной семье явно что-то нехорошее творится.

- Климка, расскажи толком, что произошло там у вас? И мы вместе, может быть, что-нибудь да придумаем, а! Я же не могу смотреть на тебя без огорчения. Ты стал выглядеть еще хуже того привидения, которое я видел недавно в твоем зеркале.

Меня пихнули в бок, продолжая бормотать что-то неразборчивое, а я в ответ лишь качаю головой, и вправду не зная, что же такого предпринять, чтобы другу было хорошо. Он ведь как никто заслуживает счастья. Может быть, поговорить с самим Димой, чтобы объяснить ему, что так с Климкой поступать нельзя? Ведь парень и так натерпелся в жизни: несправедливость, предательство, а еще и этот… Черт! Так и чувствовал, что с этим Димой Климке плохо будет, и что теперь делать? Ума не приложу! Похоже, Климкин муж ему все нервы истрепал и жизни никакой не дает. Чего только стоят его разговоры о том, чтобы друг учебу бросил. Это уже ни в какие ворота не лезет, если честно.

Сам я, конечно, побоюсь поговорить с Димой, даже не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы быть в этом уверенным, а вот Леньку можно попросить с ним поговорить. Пусть все выяснит, почему тот так себя ведет по отношению к своему мужу. Ведь у нас с Ленькой все по-другому. Он меня почти на руках носит, а вот моему самому дорогому другу так не везет, то сначала мой брат обалдуй, который испортил только первую Климкину влюбленность, то Дима, который тоже, похоже, ничем хорошим и в помине не блещет, хотя всех уверил, что Климке с ним хорошо будет. В материальном смысле - да. Все просто зашибись как классно. Все есть, только вот простого отношения и доверия, про любовь уж я молчу, совсем нет. Так тогда и скажу Леньке. Пусть с ним поговорит, может, и вправду все разрешится.

Ох, что-то я разнервничался, и голова что-то…

- Эй, Жень! – слышу громкий окрик Климки, который подхватывает меня и помогает мне присесть на рядом стоящую скамейку, мы в парке гуляли, возле общежития, как-никак у нас сессия началась вот и… - Ты еще и в обморок упади, что еще за…

Слышу пыхтения и недовольные сопения друга, отчего лишь улыбаюсь, проговорив сухими губами (что-то мне и вправду не очень хорошо сделалось):

- Ну вот, хоть забеспокоился и стал суетиться вокруг меня, а то… я уже и не думал, что ты и за друга меня считаешь, - получаю приличный подзатыльник, отчего и вовсе хмыкаю, не забывая высказать еще одну свою мысль: - Может быть, мне почаще в обморок падать, чтобы ты за мной ухажи… - опять не успеваю договорить, как меня крепко-накрепко обнимают и прижимают к себе, шепча при этом:

- Не смей меня так больше пугать! А то покусаю…

- Не буду, - бормочу я в ответ. – Прости.

Вот и поговорили, называется. Так толком я ничего и не выяснил, что в Климкиной жизни происходит и почему он в последнее время сам не свой. Хотя стоит увидеть его с Машуткой, как тут же вспоминается жизнерадостный и с игривой и доброй улыбкой мой дружище.

Только вот сейчас это веселье я ему поставляю, пытаюсь, по крайней мере, сделать так, но, кажется, мой ребенок этому не очень рад. Так как обмороки и плохое самочувствие дают о себе знать. Поэтому теперь Клим всерьез принялся за меня, то есть стал вовсю меня уговаривать взять академ отпуск из-за беременности, а я… возражаю. Всеми руками и ногами против. Так как что я буду делать без Климки в другой группе с неизвестными мне ребятами? Да ну. Не хочу себе такого счастья. Хоть он мне и говорит, что помогать потом будет и все такое, я все равно не хочу от него отставать ни на секунду. Но стоило услышать моему Леньке о том, что я плохо себя чувствую и переживаю за Климку (хотя я даже не заметил, когда мой муж оказался рядом с нами), как тут же меня оккупировали со всех сторон, не давая и воздуха свободного вдохнуть. А я просто так не собираюсь сдаваться. Поэтому я…

- Ох, что-то мне нехорошо стало… - и оседаю на землю. Взволнованный взгляд и крепкие руки мужа я тут же ощущаю на себе, а вот Климка, уже зная меня, прекрасно понял мои такие манипуляции, провокации. Мой друг качает головой, проговорив при этом спокойно и с улыбкой (слава тебе господи, это случилось):

- И что бы я без тебя делал, м?

- В скуке бы погряз, - совершенно серьезно и, придя в сознание, отвечаю я, наблюдая за тем, как мой муж и вовсе растерялся такому моему поведению. Климка уже посмеивается над нами, а мне от его смеха на сердце так хорошо становится, что не передать словами.

- Успокой мужа, дружище, - хлопает он меня по плечу и скрывается с места моего «преступления». Ну во-о-о-от… как теперь уговорить мужа, что это была лишь невинная проказа?

- А-а-а-а, - меня схватили за ухо. Кажется, мой Ленька сам все прекрасно понял. Ну вот, точно быть мне сегодня на голодном пайке: ни тебе поцелуев, ни обнимашек, ничего такого, а все потому что…

- Я волнуюсь за тебя, дурашка. А ты меня пугать вздумал.

- Прости дурака, - бормочу я, и меня как всегда крепко обнимают, независимо от того, что я свалял того самого дурака. И как такого не любить, скажите мне, пожалуйста? Верно, таким можно лишь гордиться и уважать. Но все равно из головы не идет Климкина история. Что с ним делать, ума не приложу!

POV. Клим


Сижу в нашей с Женькой комнате, забившись в угол на кровати и уткнувшись носом в свои колени. Не хочется просто вмешиваться в отношения между Лёней и моим другом, уж больно я и так мешаю им своими проблемами. Вон как Женька перенервничал, когда передумал кучу всего из-за моих рассказов о том, что у меня дома творится. А я его как никто знаю, поэтому каждую его эмоцию чувствую. Только вот от этого как-то стыдно и виноватым себя тут же ощущаешь. Ведь если бы все в моей семье было нормально, то не стоило бы мне рассказывать обо всем самому близкому мне человеку. Женька всегда выслушает и поймет, но также будет бороться за мое счастье всеми силами, а я могу лишь сказать ему спасибо за все. Такого друга у меня вообще никогда не было. Был только деда и все. Да еще и муж, только Диме, на мой взгляд, все мои проблемы и страхи безразличны. Да и я ему не нужен. Все больше и больше в этом убеждаюсь. Его слова: «мой», «тебе нельзя», «не смей» - выбивают у меня землю из-под ног. Я думал, что нужен ему не только для постели и для уходом за ребенком, но и для того, чтобы мы могли найти общий язык и говорить обо всем на свете. А на самом деле… неужели я опять обманулся? Неужели меня опять провели, как несмышленыша? Или я просто ни на что не годен?

- Эй, Клим, ты чего в темноте сидишь? – выныриваю из своих мыслей, так как в комнату зашел еще один наш сосед. Денис Акимов. – Сегодня гулянка будет. Пойдешь? – он садится напротив меня и смотрит в упор, а я не знаю, куда деть свои красные глаза. Он качает головой, но все равно продолжает настаивать: - Я бы тебе не предлагал, но на тебя уже без слез смотреть невозможно, Клим, правда. Тебе нужно развеяться, хоть немножко, а, пойдем? Если ты боишься суеты и того подобного не волнуйся. Я буду рядом, м? – Он так настойчив, почему, интересно? – Но если ты не пойдешь, у меня есть железный повод для того, чтобы ты согласился?

- И какой? – не выдержал я его такой загадочности, на что он рассмеялся и ответил:

- Если ты не пойдешь, то и я не пойду. И буду тогда куковать вместе с тобой здесь, в этой комнате петь песни буду. А так как у меня нет ни слуха, ни голоса, то через пару мгновений ты и сам вылетишь из нашей комнаты. Ну, как тебе такие перспективы? – он говорил все это с таким прискорбным видом, что я не выдержал и рассмеялся, на что получил одобрительное: - Ну, вот и слава богу, наконец-то я слышу твой смех, а не вижу твои блестящие глаза. Так что, надеюсь на хорошее. Ну, ладно, я пойду, нужно немного помучить кое-кого. Так что перед вечеринкой еще зайду сюда, чтобы все уточнить, а ты давай, не раскисай. Пока.

- Пока, - пробормотал я, задумавшись о том, а не прав ли Денис в своем приглашении?

URL
2014-02-04 в 17:06 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 21
POV. Дмитрий

Клим уехал, а я слоняюсь по дому как неприкаянный в полном одиночестве. Василиса Аркадьевна пытается меня хоть как-то растормошить, но я не хочу. Машутка постоянно на улице бегает и пусть играется, а мне… без Клима и вовсе неинтересно делать что-либо. Да, когда он сидит в комнате, его не слышно и не видно совершенно, но я определенно знаю, что он там и никуда не собирается пропадать, а теперь… А теперь он в этом чертовом университете! Хожу из угла в угол, смотрю по сторонам, и иногда мне кажется, что слышу его смех, такой приятный и такой звонкий, это определенно уже клиника, так наверняка сказал бы Егор, хотя у самого такое же ощущение.

И, по-моему, Климка меня вообще боится, но почему? В который раз спрашиваю себя. Ведь я пытаюсь сделать так, как считаю нужным. Он у меня одет, обут, в деньгах мы и вовсе не нуждаемся, тогда почему все это происходит? Что я делаю не так? Однажды поговорив с Иваном Матвеичем, попросил у него совета, на что он покачал головой и сказал мне, что я совершаю ошибку в своем отношении к супругу. Но какую именно ошибку и в чем она заключается, так и не пояснил, так как считает, что мы должны сами справляться со своими проблемами. Он старой закалки человек и, естественно, его напутствовали так же, поэтому он и хочет, чтобы мы вместе разобрались во всем. Но все это, кажется, пока безрезультатно.

Смотрю на себя со стороны, смотрю со стороны на наши с Климом отношения и все равно ничего предосудительного не вижу. Хотя слова Женьки, брошенные однажды: «Ты совсем извел Климку своей ревностью и своим невозможным неуважением к нему, отчего сам и разрушаешь ваше общее счастье», - ввели меня в ступор.

Он не дал мне оправдаться и сказать хоть слова в ответ, просто ушел, оставив меня с моими размышлениями наедине, которые не давали мне покоя в последнее время. Когда мы почти что поссорились с Климом из-за его отъезда в университет, я и думать о Женькиных словах позабыл, а теперь они снова и снова начинают лезть в голову, не давая сосредоточиться на чем-нибудь другом. А также есть еще кое-что. И это нашептывания Егора о том, что Климка все еще по Олегу сохнет, а это и вовсе меня вымораживает и не дает покоя. Наверно, стоило бы это обсудить с мужем, но у меня такое чувство, что этот разговор с Климкой лишь принизит меня в его глазах. Он не скажет, конечно же, о том, что я ему не доверяю, что не верю его словам и действиям, так как Климка научен быть покорным младшим супругом. Только от этого как-то легче не становится. Нет, определенно нужно с ним поговорить и выяснить все наши разногласия (в голове у меня сплошные противоречия, но по-другому никак не получается думать), и пускай потом будет, что будет!

POV. Клим


Зачем я здесь? Спрашиваю себя уже в который раз и мне, как ни странно, никто не отвечает. Согласился с Дэном и пошел с ним на эту вечеринку по поводу того, что начало сессии и все такое. Нужно хорошенько расслабиться, чтобы потом взяться за учебу с новыми силами. Эти слова мне говорил Денис, пока мы добирались до клуба, в котором и проходил эта самая вечеринка.

Когда туда пришли, я, посмотрев по сторонам, тут же пожалел об этом, ведь кроме Дениса я здесь никого и не знаю толком. Иногда пересекались в коридорах универа и все. От этого всего мне стало и вовсе здесь неуютно находиться, но Дэн пытался меня развеселить и показать, что все хорошо и мне нужно расслабиться, а то я своим видом всех присутствующих пугаю. Я на эти слова, конечно же, не обиделся, просто отмахнулся от него, сказав, что пытаюсь натянуть на лицо довольную улыбку, на что он хохотнул и тут же скрылся, оставив меня с шумом и громкой музыкой наедине, крикнув напоследок:

- Сейчас приду. Возьму пива только.

И только потом мне окончательно захотелось обратно, в общежитие. К другу. Женька не пошел с нами, так как у него дела были поважнее. Ленька все-таки с ним, так что… да и вообще ему еще не хватало тут околачиваться, когда у него ребенок под сердцем. По ходу дела я был погружен так в свои раздумья, что даже не заметил, как ко мне кто-то присоединился, проговорив при этом очень знакомым голосом:

- Привет, Климушка! Неожиданно тебя здесь увидеть, а как же твой муж?

Я готов был провалиться под землю. Олег, сидевший рядом со мной, да к тому же в такой опасной близости, доставлял мне лишь сплошное беспокойство, отчего невольно стало не по себе. Захотелось спрятаться еще сильнее. Говорить и тем более смотреть в его сторону не хотелось вдвойне. Поэтому я собирался уже скрыться подальше, даже не задумываясь о том, почему старшекурсники находятся вместе с нами. Не нужны мне эти сведения. Поэтому, почти подскочив на месте, я захотел ретироваться, только вот руки Олега, схватившие меня за запястья, не дали и пошевелиться. Он притянул к себе, почти что на колени, прошептав при этом так интимно, что по коже пробежались мурашки:

- А ты стал еще красивее. Неужели замужество так влияет на таких молоденьких мальчиков? – я поежился и уже почти что вырвался из захвата, как тут я слышу ехидное:

- Оу, какие у нас здесь люди?!

А я лишь усмехнулся, подумав про себя:

«Они что, издеваются что ли? Оба здесь, и оба…»

А Егор, а это был он самый, неумолимо высказывался с ехидством и злорадством:

- Ах да, ты же молоденький и совсем юный мальчик, которому хочется повеселиться со всеми, независимо от того, ждет его дома кто-нибудь или нет…

Только тогда я выпутался из «плена» Олега и рванул из этого клуба прочь, чтобы не видеть эти наглые и такие самодовольные рожи. Олег не изменился. Ни капельки, хотя Женька вскользь когда-то проронил пару слов о том, что его братец одумался и взялся за ум, как говорили ему его родители. А я этого в упор не заметил. Пусть что хочет, то и делает, мне абсолютно все равно, что с ним будет. У меня есть муж, и я… Стоп! Я резко останавливаюсь и смотрю в сторону клуба, из которого я только что трусливо сбежал, не сказав Дэну ничего. Там же Егор, а он знаком с Димой и… Трясу головой, вытряхивая ерунду из своей головы. И вправду, чего это я? Идиотизм какой-то. Причем тут Егор и Дима, они же не вместе, Дима мой муж, и я… Да нет же, ерунда все это. Что за глупости иногда лезут в мою голову?

Лучше подумаю о чем-нибудь другом, чтобы голова и вовсе не взорвалась от таких непонятных для меня сейчас вещей. Надеюсь, Денис не будет на меня в обиде? А иначе пришлось бы меня собирать по осколкам. Так как Олег одним своим появлением может выбить почву у меня из-под ног. Поеду лучше домой. Устал я от всего этого.

Но… осматриваюсь по сторонам и вижу, что, кажется, забежал я совсем не туда, куда нужно, да и своими мыслями всю голову себе задурил, вот и… Черт! Что теперь сделать и как выбраться из этого незнакомого мне района?

- О, смотрите-ка, кто к нам пожаловал? – услышал я с правой стороны насмешливые нотки в мужском голосе незнакомого мне человека. – Какой симпатяжка и один, ай-ай-ай, - я оборачиваюсь, чтобы посмотреть, кто это такой, но ничего не получается, так как освещения на этом перекрестке нет никакого. Я уже хотел было побежать, но вдруг послышалось с левой стороны:

- Да куда же ты? Мы же еще не познакомились, малыш, - опять эти смешки. Получается, это был не один незнакомец, а с кем-то. Черт! Куда я опять влез? Что теперь делать-то? – Не бойся, красавчик, мы не обидим, если ты с нами добровольно будешь…

- Чего? – даже не знал, что могу так кричать. Но тут меня схватили за локоть, да к тому же с такой силой, что, кажется, завтра у меня синяк появится на этом месте, прошипев при этом сквозь зубы:

- Ты сам сюда пришел, так что изволь уж позаботиться о том, что…

- А не пошли бы вы лесом, парни?! – у меня сердце чуть в пятки не ушло, когда я услышал еще один голос, в котором не сразу признал голос Дениса. Отчего на сердце тут же отлегло и захотелось обнять друга в знак благодарности, но я тут же отмел эту мысль, так как ни к чему к хорошему это не приведет.

- Да я вижу… - усмехнулся главарь этой банды, как мне показалось по голосу, - ты совсем не боишься нас? Несмотря на то, что нас в несколько раз больше?

- Хм… - усмехнулся Дэн, скрестив руки на мощной груди: - Об этом я не подумал, хотя… - это его "хотя" даже мне не понравилось, не знаю, что гопота, или как их там, подумала, а он все продолжал: - Если вы будете себя хорошо вести, то я с миром вас отпущу, а если нет, то пеняйте на себя.

Незнакомые парни взревели, как мне показалось, то ли от страха, то ли от злости, а может, от того и другого одновременно. Я даже не успел оглянуться и что-нибудь сказать, как один из парней уже лежал на земле, а второму Денис скручивал руки за спиной, приговаривая с усмешкой:

- Я же предупреждал, так что парни, извините, но кажется, теперь уже вам не поздоровиться. Клим! – я встрепенулся, когда услышал свое имя. – Звони в полицию. Пусть забирают этих придурков, которые не научились различать тех, на кого нападать не стоит.

Я слегка опешил от таких слов, но все же, взяв себя в руки, позвонил по всем известному номеру. А потом мы с Дэном дошли до общежития в целости и сохранности. И еще он, наказав мне, чтобы я больше не выпендривался и не убегал куда не следует, добавил с улыбкой:

- Проводил ты меня, а я тебя, а теперь давай! Веди себя хорошо! Не вмешивайся теперь ни в какие дурацкие склоки, ясно? – последовал мой кивок, и мы пожали друг другу руки, и я в который раз подумал, что не умею я защищать себя ни словом, ни делом. Стало вновь не по себе из-за того, что я ни на что не годен, только вот Дэн не был с этим согласен, сказав при этом, будто прочитав мои мысли: - Ты умеешь защищаться, Клим. Только эта защита состоит в том, чтобы быть тем, кто бережет свою семью и свой очаг. Прости меня за испорченный вечер и за то, что все так вышло.

Я покачал головой и улыбнулся в ответ, давая ему понять, что все в порядке. Он ушел к себе, а я стал подниматься в свою комнату, не забыв подумать о словах друга. Может быть, он и прав, и я слишком забиваю голову себе не тем, чем нужно?

URL
2014-02-04 в 17:08 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 22
POV. Клим


- Получается, Дэн тебя спас? – спросил меня Женька с огромным интересом, сидя на своей кровати.

- Ага, - киваю я, а заодно и в окно смотрю. На улице дождь льет как из ведра, поэтому настроение и вовсе испорчено, но другу я пытаюсь этого не показывать. Пускай думает, что со мной все хорошо. Волноваться ему не стоит. – Спас. За что я ему очень благодарен. Хорошо, что он меня догнал.

- Это точно, - согласился со мной Женька, пересаживаясь поближе, взяв меня за руку. А через пару секунд все же спрашивает, волнуясь: - Клим, с тобой все хорошо? Что-то ты сам на себя стал не похож. Недавно ведь вроде бы все нормально было, ты даже улыбался, а теперь… Я за тебя волнуюсь…

И от него-то я хотел скрыть свое скверное настроение? Идиот. За всю жизнь, за все то время, что мы знаем друг друга, Женька всегда мог понять меня и почувствовать мое настроение. Так что смысл мне корчить из себя довольного всем человека? Верно. Не стоит. После того, как меня Денис спас от этих парней, мне подумалось, что я, похоже, на то только и годен, чтобы быть подстилкой в чьей-нибудь кровати. Разве не так ведет себя по отношению ко мне Дима? Разве я не чувствую себя униженным каждый раз, когда мой муж хочет уложить меня в постель и доставить удовольствие себе? Чертовы слезы!

- Эй! Климка, ты чего? – заволновался Женька, а меня будто прорвало, поэтому слез я уже не сдерживал. Сил, чтобы не показывать своей слабости, не было. Хотелось быть сильным, но, увы, кажется, я не такой человек. Я не могу изменить себя и свою судьбу, чтобы хоть как-то справиться со своими бедами. Увидев, что у меня началась истерика, Женька обнял меня покрепче и стал убаюкивать, проговаривая какие-то добрые и теплые слова, чтобы я успокоился и не принимал поспешных выводов, что мне нужно принять какое-то решение. Иначе я и вовсе со свету себя изживу. Только вот от всего этого стало еще хуже. Жалею себя, плачусь как маленький ребенок. Почему со мной все не так, как у людей? Почему? Что я сделал такого в жизни? Почему я должен быть униженным даже собственным мужем, который, судя по всему даже не доверяет моим словам? – Да успокойся же, Климка! – трясет меня за плечи Женька, но я не могу остановиться. Хочу, но не получается. Прижимаюсь к нему, пытаюсь согреться. И только когда Женька укладывает меня на кровать, накрывает теплым одеялом и ложится рядом со мной, то тогда я немного успокаиваюсь и затихаю, уткнувшись другу куда-то в шею. Он опять мне что-то говорит, что-то шепчет, и мне становится с ним уютно и спокойно, впрочем, как всегда, когда он со мной. Хорошо, что он у меня есть. В его дружбе я всегда был уверен. Поэтому можно поспать или попытаться принять, как шептал мне Женька, правильное решение…

POV. Евгений

Таким Климку я еще не видел. По крайней мере свидетелем такой истерики я никогда не был. Но и моего друга, конечно же, можно понять. Отношение других к нему просто выводит из себя. Почему с ним так поступают, я до сих пор не могу понять. Почему его почти что оскорбляет собственный муж? Почему на Климку постоянно кто-то вешается и желает его заполучить? Да еще и этот придурок, мой братец. Да чтоб ему пусто было! Я вообще с ним не люблю пересекаться с того самого дня, когда он сломал моему другу жизнь, поэтому и обхожу его стороной. А когда все же не получается скрыться, то пара слов – это все, что я способен ему сказать. Вот и все. А у Климки-то все наоборот. Ему и так трудно далось то, что нужно забыть Олега, а он… Черт! Как же все это несправедливо!

- Эй! Откройте двери! – я почти что подпрыгнул на месте, когда услышал, что в дверь нашей комнаты стали бить кулаками изо всей силы. Кажется, это все-таки были кулаки, а не что-то потяжелее. – Клим! Открой дверь, это я – Дима! – вот черт, напугал до смерти, я даже от страха не узнал его голос. Открою дверь, чтобы этот придурок не разбудил своего мужа, и попытаюсь ему все высказать, да так, чтобы понятно стало. В последний раз. Попытка не пытка. Хотя… с Димой все может быть.

- Ты псих? – спрашиваю я с ходу у немного растерявшегося мужчины, который, кажется, не ожидал почему-то меня здесь увидеть и заодно хотел было влететь в нашу комнату, но я ему не дал этого сделать, закрыв за собой дверь и перегородив ему дорогу. Ишь чего вздумал! Да если он так относится к моему другу, то я ему сейчас все выскажу. Пусть только попробует что-нибудь сказать против. Я устал видеть слезы на глазах у дорогого мне человека. – Точно псих! Откуда ты вообще здесь взялся? Ты где должен быть? Ты там Машутку одну оставил, что ли?

- Не части! – ухмыльнулся Дима, оглядев меня с головы до пят. – Что-то ты совсем раздухарился. Беременность впрок пошла?

- Да ты… - не успел я договорить, как меня тут же заткнули следующими словами.

- Да я. И Клим мой муж, так что отошел в сторону и дай поговорить мне с ним!

- Ничего я тебе не дам, - проговорил я негромко, так как этот его взгляд, которым он одарил меня, если честно, напугал, поэтому я и перестал на него наседать. – Климка только сейчас успокоился, заснув почти что на моих руках, так что езжай домой, а потом по приезду Клима домой, все и обсудите…

- Ты, кажется, Женька не понял, что я приехал к своему мужу. Отошел от двери и дал пройти! – зло прошипел он, а я испугался его еще больше. Этот взгляд, эти его слова. Дьявол! Да что у них там вообще происходит? Кто-нибудь из них сможет мне объяснить понятным языком?

- Я не… - не успеваю договорить, как дверь открывается и на меня смотрит заспанный Климка.

- Ты чего раскричался, Жень? Ты же сам меня успо… - и тут он переводит взгляд на мужа, отчего его сонное состояние мгновенно пропадает. – Дима? Ты? Что ты здесь забыл?

- Вот и отлично, что ты проснулся! – усмехнулся как-то дерзко Дима, и меня аж до мурашек пробрало. – Пошли поговорим.

И, взяв моего друга за локоть, зашел в нашу комнату, и только тогда я очнулся, посмотрев на закрывшуюся перед моим носом запертую на ключ дверь. Дьявол! Теперь нужно будет подслушивать под дверью, чтобы узнать, что у них там будут за разговоры. Лишь бы никто меня за этим занятием не застукал, а то как-то неудобно будет объяснять, почему это беременный парень стоит в коридоре общежития, прислонившись к двери всем телом. Ну что же, если другого выхода нет, чтобы узнать о том, что случилось в семье друга, то буду делать именно так…

URL
2014-02-04 в 17:08 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
продолжение главы 22

POV. Клим

- Интересно, Клим, получается, а? - надвигается на меня Дима, а я тем временем вжимаюсь в угол кровати, так как взгляд мужа не внушает ничего хорошего. – Сказал, что уезжаешь учиться, оставляешь меня, Машутку, а на самом деле что?

- Что? – повторяю я за ним севшим голосом. Мне страшно находиться с таким Димой рядом.

- Что? Что? Да ничего! – он стукнул кулаком по столу с такой злостью, что я зажмурился. – Я думал, что ты учишься, что ты занимаешься, и что же я узнаю о тебе и твоем времяпрепровождении? – он подошел ко мне и наклонился всем корпусом, а я в ответ лишь пробормотал, закрывая глаза от страха:

- Дима, что ты хочешь знать? Я вчера с друзьями был на вечеринке, где мы отмечали начало сессии и тогд… - я не успел договорить, как злой рык Димы дал мне понять, что мне лучше вообще замолчать, что, собственно, я и сделал. Приоткрыв глаза, я увидел, как мой муж ходит по комнате широкими шагами и сжимает кулаки. Он был в ярости, но я не могу понять, что я опять натворил не так? То, что я без его согласия отправился на эту вечеринку? Или что? – Дима… - зову его, а он, остановившись, смотрит на меня с недоумением, а потом резко произносит:

- Ты что, специально меня из себя выводишь? Ты хочешь, чтобы я разозлился не на шутку? Могу тебя уверить, что злить меня не надо, я и так в бешенстве!

- Н…но почему? – успеваю задать вопрос, как он, усмехнувшись и покачав головой, отвечает:

- Почему? Ты хочешь знать, почему? – я киваю, на что он продолжает: - Отлично притворяешься, Клим. Даже как-то профессионально, я бы сказал. Ну да ладно. Все равно скажу, почему я в бешенстве. Я дома, места не нахожу. Волнуюсь за тебя. Переживаю. Думаю уже приехать к тебе. Снять номер на крайний случай в гостинице, чтобы к тебе приезжать, а то сил нет дома одному без тебя жить… - я не верю его словам, меня озноб охватил, но все же продолжил его слушать, затаив дыхание, - но мне тут сообщают, что ты, оказывается, развлекаешься со своим старым другом, а точнее с Олегом и сидишь у него на коленях, как ни в чем не бывало! И что мне, скажи, пожалуйста, нужно думать о своем дражайшем супруге, а? – закрываю уши, теперь все понятно, почему он заявился ко мне. Думал, что его игрушкой попользовались? Отлично! Пускай так и думает. Надоело! Не доверяет, оскорбляет. Замечательно! Пусть продолжает в том же духе!

- Хочешь от меня пояснений и разъяснений? – не узнаю свой уверенный голос, хотя внутри все дрожит и переворачивается от страха. – Зачем мне мучиться что-то тебе пояснять? Ты же все равно мне не поверишь. Все равно будешь и дальше пользоваться мной, будто я игрушка, предназначенная для твоих сексуальных утех. Так что… уходи!

- Что? Что ты сказал? – кажется, не только я, но и Дима очень удивлен моим поведением и моими словами. – Ты хочешь сказать, что…

- Да, именно это я и хочу сказать. Уйди! Хотелось с тобой поговорить когда-то, вот и удачно все получилось. Ты высказался, я тоже сказал то, что хотел, так что теперь будь любезен, оставь меня одного!

- Но… - голос мужа был растерян. Он явно не ожидал такой решительности и таких слов от меня. – Ты же… не смеши меня. Не говори глупостей, - он подходит ко мне, а я, наоборот, отхожу от него подальше. – Ты же не думаешь, что все так просто?

- Нет, не думаю, поэтому после учебы мы еще раз обо всем поговорим и решим, что будем делать с нашей семьей в будущем, - говорю все так же твердо, - а пока я хочу остаться один. Оставь меня. А если так и дальше пойдет, то нам придется и вовсе расстаться.

И как не удивительно, но Дима кивнул чему-то своему и послушно пошел к двери, а я от всего высказанного и от того, что все это произошло, присел на стул, так как ноги стали ватными и перестали меня слушаться. Неужели это все я ему сказал? Неужели? Трясу головой. Да нет же, это все какой-то дурной сон. Правда ведь? Ну не может же быть, чтобы я сказал такие слова своему мужу, ведь так?

- Ты… это… Клим… ладно, пойду я. Как ты хочешь, но… - слышу щелчок открываемого замка на двери. И…

- Эээ… простите, я не хотел подслушивать, но так вышло само собой, - голос Женьки, немного виноватый, но в то же время он доволен тем, что здесь и может мне помочь. А помощь друга мне уж точно сейчас понадобится. Перед глазами все плывет. Кажется, опять слезы на глаза набежали. Неужели опять истерика будет? Нет, только не при Диме! Не нужно ему показывать, что внутри у меня все болит, что больно от того, что мы не можем найти общий язык, и что так режет сердце от этого всего недоверия между нами. Как же плохо, черт!

- Нужно было сказать это раньше, - слышу сквозь шум у себя в голове слова мужа, - но говорю сейчас. Я люблю тебя, Клим, и поэтому, наверно, вел себя как свинья. Пока!

И дверь захлопывается, и я оказываюсь на полу, прижимая к груди колени. Нет, это какой-то страшный кошмар. Не может же быть такого? Все эти слова Димы… он же…

- Все будет хорошо, слышишь, Климка, все будет хорошо. Я тебе обещаю.

Кажется, в своей жизни я никогда так не плакал и не истерил. Но все бывает в первый раз, но это как-то не успокаивает, а очень даже наоборот.

URL
2014-02-04 в 17:10 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 23
POV. Клим

После тех моих истерик прошло пять дней, а у меня на сердце какое-то непонятное ощущение. То ли я правильно поступил, то ли нет. Но все равно определиться и понять себя не могу. Те слова, сказанные Диме в порыве надвигающейся истерики, показали мне, что, оказывается, я тоже могу быть уверенным и твердым в своем решении, хоть и был весь на взводе. Только от этого на сердце все равно неспокойно. С мужем я с тех пор не разговаривал, а что он обо мне думает после всего случившегося, я не знаю. Хотя, наверно, будет точнее сказать, что не хочу знать. Все-таки это очень даже страшно думать о том, что мой муж теперь может от меня попросту отвернуться. Но Женька с уверенностью говорит, что ничего подобного, что пусть лучше Дима подумает о своем поведении и о том, какие слова и оскорбления он мне наговорил. Так как Женька был просто вне себя от злости из-за того, что ему пришлось услышать от моего супруга. Как мой дружище говорит, он даже в страшном сне не мог представить, что Дима не доверяет мне и что может так оскорблять этим своим недоверием. Помнится, я усмехнулся тогда, ответив ему, что, оказывается, в моей жизни и такое может быть, и что не у всех в семьях есть благополучие и покой. Он смутился и ответил, что ему самому даже неудобно передо мной из-за того, что у них с Ленькой все просто замечательно и они в принципе не могут поссориться из-за чего-нибудь. А я в ответ лишь прижал его к себе, убеждая в том, что так и должно быть. Женька достоин счастья, а также спокойствия и уюта. Поэтому я его еле как уговорил тогда угомониться и лечь спать. Иначе его малыш будет ругаться. На что Женька, естественно, фыркнул, но зато послушно улегся на кровать, а через несколько минут и вправду заснул. Отчего я даже выдохнул с облегчением. Все-таки он хороший парень, и все у него должно быть хорошо, а мои переживания могут плохо отразиться на малыше, а этого я хочу меньше всего.

Все это время так и живу. Размышляю, думаю, осознаю. Время идет. Сессия тоже планомерно набирает обороты, а я пытаюсь втянуться в весь этот трудоемкий процесс. Как там говорится, работа или учеба помогает отвлечься от плохих мыслей? Вот и я стараюсь по мере своих возможностей это сделать. Да и Женькин оптимизм и неунывающее настроение в любом вопросе просто положительный заряд позитива на весь день. Так и спасаюсь.

- Э-э-эй! Евгений вызывает Клима! Есть кто на связи? – ну вот, опять. Сплошной позитив и улыбки. Смотрю на довольную Женькину моську и сам невольно улыбаюсь, по-другому убедить друга в том, что со мной все хорошо, просто невозможно. Но он-то меня знает как облупленного, так что выйти сухим из воды не получается. Садится рядом со мной и внимательно меня изучает, а что я? Да ничего, просто пожимаю плечами и сам внимательно на него смотрю. Он немного хмурится, а потом попросту выдает такое, отчего я даже рот от удивления открываю: - Пошли на прогулку! Будешь меня выгуливать! – а лицо такое серьезное, что… черт! Смеюсь, невозможно выдержать. Он смеется со мной, проговаривая довольный собой: - Вот было бы так всегда, и я был бы самым счастливым человеком на свете.

Обнимает меня, отдает свое тепло, а у меня все равно невольно на сердце будто кошки скребутся. Сам не понимаю себя. Но…

- И долго мне еще тебя уговаривать нужно, чтобы мы с тобой на улицу пошли? – сердито спрашивает Женька, легонько стукнув меня по плечу. – Завтра воскресенье. Выходной. Так что завтра все и сделаем. А теперь вперед и с песней! – командует мой друг и тянет меня за руку. А я, естественно, вновь послушно киваю и следую за ним. – Да к тому же нам хлеба нужно купить и еще чего-нибудь вкусненького, - и эта хитрющая мордашка. Знаю я его. Опять что-то задумал. Наверняка меня будет веселить всю дорогу, да еще чего-нибудь выкинет. Хотя я рад. Есть у меня человек, которому мои беды и мое внутреннее состояние небезразличны. И это неимоверно подкупает. Так что ладно, не буду с ним спорить или отказываться. Пойду. Порадую этого беременного бесенка своим согласием. Киваю я, на что Женька, не удержавшись от своих искрящих эмоций, как закричит: - Ура! Слава богу! – а я готов под землю провалиться от Женькиной беззаботности, но все равно у самого от проявления таких его чувств рот до ушей.

Но сделав пару шагов, я вспоминаю кое-что, остановив друга словами:

- Жень, мы же документы не взяли. А без студенческого нас обратно не запустят, ты забыл?

- А, точно! Забыл! Бери и пойдем, давай. А то всю отличную погоду пропустим! – все так же с нетерпением вещал мне Женька. – И, кстати, возьми только свои. Мне-то незачем. Все равно ведь беременного парня с тобой должны пропустить, м?! Ты же у нас самая умная голова универа, так что… - и не успевает договорить, так как я его несильно пихаю в бок, а то он у меня договорится скоро. Он хихикает в ответ, но все же на время затихает.

Я послушно поплелся к нашей общей тумбочке, где внутри и лежали наши документы: паспорта, студенческие билеты и зачетные книжки. А так как мне нужны только свои документы, то беру их и со спокойной душой следую за другом. Предварительно закрыв за собой дверь от нашей комнаты на ключ.

****

POV. Дмитрий

После того, как я «как бы» поговорил с Климом, прошла уже почти целая неделя, а точнее пять дней, а он, как ни странно, даже не звонил мне ни разу. Если только Ивану Матвеичу, спрашивая о его здоровье и о Машутке с Василисой Аркадьевной. А обо мне ни слова. Да, я, конечно, понимаю, что мы обидели друг друга своими словами, но какого черта меня игнорировать, будто я и вовсе не существую?! Я ему что, стал так неприятен из-за того, что беспокоился за него? Из-за того, что ревновал его?

- А может, он просто обиделся и выгнал тебя из-за того, что ты попросту ему не доверяешь? – напел мне Егор на следующий день, когда мы встретились случайно.

Хотя, как случайно? Просто мне нужно было с кем-то поговорить и все это обсудить. А Егор… он тот, кто меня понимает или как это назвать, я не знаю. Но в этот раз Егор сказал, чтобы я больше к нему не приходил, ни под каким предлогом. Якобы у него много дел. Школьные дела и все такое. А говорил он это все, не глядя в мою сторону и постоянно пряча от меня глаза. А я спорить не стал. Сам же ему говорил, чтобы отстал от меня, от моей семьи. Вот теперь-то уж точно мы расстались окончательно, и его разговоров о том, что Климка был с тем-то, да с тем-то уже я не услышу. Он сам мне в этом признался, стоило только рассказать Егору о том, что мне действительно нужен Клим и никто больше. Он кивнул чему-то своему, а потом выдал мне то, что я и ждал:

- Все понятно, Дим. И я тебе соврал. Нет у меня никаких школьных дел. Уезжаю я через пару дней. В другой город. Перевожусь. Буду учить теперь городских школьников.

И когда он это говорил, то стоял ко мне спиной, сгорбившись и не показывая своего лица, а еще мне показалось, будто он держался из последних сил, чтобы не показать свою слабость. Но может быть, я и ошибаюсь. Уж лучше, чтобы я ошибался. Так мы и расстались, и я ушел домой, чтобы думать, думать, думать. Обо всем. Может быть, я все-таки чего-нибудь да надумаю?!

URL
2014-02-04 в 17:11 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
продолжение главы 23


Пришел домой после длительной прогулки, уставший, голодный, холодный, а дома никого. Опять. Мне на работу только послезавтра, так что посижу один-одинешенек. А Василиса Аркадьевна повела Машутку в лес с другими ребятами и несколькими взрослыми. Решили грибы насобирать, и наши слова Машутке о том, что она еще совсем ребенок, не остановили ее, а очень даже наоборот. Она была непреклонна. Упряма все-таки как черт. Хм… и в кого она такая? Даже не заметил, что губы сами растянулись в довольной улыбке. Конечно, в меня, в кого еще может быть мой ребенок? Ладно, теперь за дело. Приготовить себе чего-нибудь, хотя бы бутерброды, а потом и думать можно будет о наболевшем. А точнее сказать о Климе…

И только я собирался пройти на кухню, как на весь дом разразился телефонной трелью домашний телефон, я даже споткнулся от такой неожиданности о тряпичную дорожку, лежавшую у меня под ногами. Давно на стационарный телефон нам не звонили. Сейчас в основном на сотовый идут все звонки. Странно все это… Решаю сначала все же сделать бутерброды, а потом уже и за трубку браться. Если что-то срочное, то перезвонят. Спустя пару секунд телефон затих. Ну вот, что и требовалось доказать, но спустя эти же секунды, как вдруг телефон опять затрезвонил. Поэтому, выругавшись вслух, я все-таки подошел к аппарату и взял трубку, произнеся при этом с таким недовольством, на которое был способен в этот момент:

- Алло! Кто это?

- Хм… Макаров Дмитрий Васильевич? – голос какой-то странный, я бы даже сказал немного растерянный и молодой.

- Да. Это я, - говорю спокойно, хотя что-то мне все это не нравится. Голос ведь незнакомый. – Что вы хотели?

- Я… понимаете… тут такое дело… - голос становится все тише и тише, и неувереннее и неувереннее.

- Вы скажете, в чем дело или нет? – не выдерживаю я. Все-таки терпение это не мой конек. Поэтому могу тут же вспылить. Проверено.

- Я… - опять эта неприятная неуверенность в том, что сейчас должно быть сказано, но вдруг… слышу. – Давай трубку. Иначе ты так и не скажешь ему ничего. Алло? Вы меня слышите? – голос стал более мужественен, и слова произносились четко и уверено. – Я врач областной больницы, и у нас… - я покачал головой. Какая к лешему больница? Что вообще здесь происходит? – Вы только не волнуйтесь, слышите? Нужно приехать в область и опознать тело Клима Левина. Когда вас можно будет увидеть у нас в морге? – Так стоп! Какое тело? Какой Клим Левин? Трясу головой, так как все равно ничего в ней не укладывается. Это они сейчас вообще про что мне говорят?

- Подождите-ка, - сжимаю трубку в руках до белых костяшек. – Повторите, что вы сейчас сказали? Я боюсь, что вы ошиблись… - в голове какая-то каша и несуразица. Что мне говорит этот молодой врач? Какое к черту тело Клима? Да нет же. Не может такого быть! Не может быть и все тут! Но сквозь шум в ушах до меня долетают слова этого врача:

- Не знаю, не знаю. Но у нас есть паспорт, подтверждающий личность пострадавшего. Молодого человека с именем Клим Левин, он…

- Стоп! – кричу я в трубку настолько громко, что, кажется, я их всех там оглушил, но мне все равно. – Я приеду сейчас же! Скажите только куда! – мне начали отвечать, что-то говорить, а я записываю все на автомате, а в глазах то ли темно, то ли просто не могу поверить в эту чушь. Но с другой стороны… Нет! Нет и нет! Это все неправда! Неправда! Никогда в жизни в это не поверю, что Клима больше нет!

Бросил трубку в сторону и вылетел из дома с такой, скоростью, что, кажется, дверь чуть ли с петель не слетела. А может, и слетела, но мне все равно. Нужно в область. Нужно обязательно ехать туда, но… Оглядываюсь по сторонам. На какую машину сесть, кто бы смог меня бы подвезти до области? Пальцами со всей силы сжимаю листок бумаги с адресом областной больницы и морга, в голове будто набатом стучит. Нужно все узнать! Нужно все выяснить! Это не Климка! Это не может быть мой Климка! Я ведь недавно признался ему, что люблю его, а он… Нет! Нет! И еще раз нет! Не бывать такому…

****

POV. Клим

Да уж, гулять с Женькой это один сплошной большущий, нет, огромнейший позитив на весь день. Я с ним ухохотался до колик в животе и до икоты от смеха. Вот бывают же такие люди, которые радуют других своими историями, при этом оставаясь абсолютно серьезным человеком. Взяв предварительно в супермаркете, находящемся недалеко от нашего общежития, все, что хотели, мы решили отправиться в парк, погулять, как Женька и хотел, а с беременными молодыми людьми лучше не спорить. Это я уже знаю, так что так мы и отправились на нашу общую прогулку, но стоило только нам войти в этот парк, как… Не знаю, зачем я полез в нагрудный карман своей ветровки, но там я не обнаружил ни паспорта, ни зачетки, ни студенческого. Замечательно! Просто обалденное завершение дня!

- Дьявол! – прошипел я так громко, что сияющий и о чем-то болтающий Женька остановился рядом со мной, ничего толком не понимая. Ведь мое искрящееся весельем настроение испарилось тут же. – Женька, я документы где-то посеял.

- Ооо, - только и протянул мой друг. – Отлично получилось. Все наше с тобой отличное настроение ушло на нет.

- Вот-вот, и я о том же, - вздыхаю и начинаю озираться по сторонам. Мало ли, может быть, потеряли его неподалеку и с легкостью сможем найти. О своем предположении я и сообщил Женьке, на что друг одобрительно кивнул и согласился, принимаясь за поиски моих документов вместе со мной…

****

- Кажется, мы его с тобой вообще никогда не найдем, - вздохнул устало Женька и присел на близстоящую скамейку, я присел рядом и посмотрел в сторону общежития. Мы облазили, кажется, каждую щель, но ничего так и не обнаружили. Придется делать новые документы. – Ты не волнуйся. Все обойдется. Только бы теперь домой попасть. Хотя, кажется, это будет непосильной задачей, - вздохнул он и сжал мои пальцы.

- Почему? – что-то я совсем раскис и ничего не соображаю.

- Сегодня работает тетя Глаша, так что… - и тяжко так вздыхает, что я невольно вздыхаю за ним. Верно. Тетя Глаша – это… тетя Глаша, и никакие другие слова тут не подберешь. – Но ты не волнуйся. Пойдем домой, может быть, кого-нибудь все-таки из друзей подцепим, чтобы они подтвердили, что мы не хулиганы. Но я каждый раз поражаюсь, почему она все время проверяет документы. Она же нас знает и сканирует как рентген. Зачем все это? Лишнее время, не расшатанные нервы, а так… - опять вздох уставшего Женьки, а мне перед ним так неудобно, и вправду ведь настроение все ушло на нет из-за этого инцидента, - будем бороться с Цербером.

- Ну да. Будем, - соглашаюсь я, следуя за другом. – А вообще ее и понять можно, - Женька даже удивился моей такой защите этой бабушки-старушки. – Она все выполняет согласно инструкции, - поясняю я, на что друг кивает и идет дальше, - поэтому-то нам от нее и достается.

- Это точно…

Вот так и закончился наш сегодняшний такой насыщенный день. Вроде бы посмеялись, а теперь вот… но ничего, все будет в порядке. Нужно лишь время…

URL
2014-02-04 в 17:13 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 24
POV. Клим


- Замечательно! – горько вздохнул я на потухший дисплей своего сотового телефона. – Просто отлично!

- Что еще случилось? – встревожился Женька, шедший со мной рядом.

- Телефон разрядился окончательно, а зарядник, естественно, дома! – разозлился я на себя еще больше. – День получился просто обалденным! Черт!

- Да не расстраивайся ты так, - похлопал Женька меня по плечу. – Сейчас до дома родителей дойдем, там и посмотрим. Может, у них есть зарядник и на твой телефон, - оптимистично подбадривал меня мой друг. – Не переживай так сильно.

- Хорошо, Жень, постараюсь, - опять я горестно вздохнул и посмотрел на друга. – Из-за меня и моих проблем все настроение только испортил и себе, и тебе.

- Да ну, - махнул рукой неунывающий Женька, - настроение дело наживное. Сейчас домой придем, мама с папой уж о тебе позаботятся, - подмигнул он мне, а я грустно улыбнулся, вспоминая, что Женька весь в своих родителей. Они тоже никогда не смотрели на жизнь пессимистично, по крайней мере я всегда их видел улыбающимися и счастливыми, если не считать того дня на Женькиной свадьбе. А по жизни они были очень жизнерадостными людьми, да и мне с ними было хорошо. Злиться на них из-за того, как поступил со мной Олег, не имело никакого смысла. Они ведь не виноваты в том, что у них такой сын. Хорошо, что в моей жизни есть такой друг, как Женя. Он-то меня никогда не подведет.

– Вот и пришли, - я вздрогнул. Я так задумался, что даже не заметил, как мы дошли до дома Женькиных родителей. – Поднимайся, я за тобой, - повелел мне довольный собой Женька, а я послушно, как и весь день сегодня, стал подниматься по лестнице на второй этаж. Мой друг шел сзади меня, пыхтя и недовольно сопя, естественно, бурча при этом:

- Ох, что-то мне уже тяжело даже на второй этаж подниматься. Нужно будет уже на лифт садиться, чтобы до родителей добраться, - все еще пыхтел Женька, держась за перила. Я было хотел ему помочь, на что он гневно сверкнул глазами, а потом произнес насмешливо: - Да я так шучу просто. Ничего страшного. Ты же мой друг, а будь со мной Ленька, он бы уже меня на руках до квартиры донес, во-о-о-от.

И как с ним разговаривать? Улыбнулся ему в ответ, и он сделал тоже самое. Вот же непрошибаемый, неунывающий человечище. Все бы были такими, может, тогда и сердце не болело бы. Ладно, не будем о грустном. Да и не получится у меня, так как… Только открылась дверь в квартиру Женькиных родителей, как я услышал взволнованный и в тоже время разгневанный голос Елены Сергеевны, Женькиной матери:

- Это еще что такое? С Лёней небось поссорился опять? Как же так, сынок? Ведь Леня такой добрый и хороший мальчик. Он такой заботливый, никогда в жизни никого не обижал, а вот у вас… - я слегка опешил от такой вот реакции, а вот Женька, наоборот, закатил глаза и покачал головой, остановив горестную и быструю речь своей мамы:

- Мам, ну что ты опять навыдумывала? – он прошел в прихожую, потянув меня за руку. – Я просто пришел с другом к вам в гости. А с Ленькой у нас все хорошо. Просто у нас кое-что случилось… - и тут уже в дело вмешался я, подробно объяснив, что к чему, на что Елена Сергеевна лишь взмахнула руками и точно так же, как и ее сын покачала головой, пробормотав при этом:

- Уф, слава богу, что у тебя с Леней все хорошо. А теперь проходите, будем чай пить да пирожками с капустой закусывать, - на что мой друг, естественно, решил съехидничать:

- Вообще-то, мам, закусывают совершенно другие напитки, - за что и получил приличный такой подзатыльник и подозрительный взгляд от матери, отчего Женька тут же пожалел о том, что только что ляпнул.

- Н-да? И откуда вы, молодой человек, это знаете?

- Э-э-э… - мой друг отвел взгляд, а я уже не смог не прыснуть от смеха. Женька улыбнулся в ответ и подмигнул мне, а Елена Сергеевна тоже не утерпела, и ее губы растянулись в приятной и доброй улыбке, но тяжелый и предупреждающий взгляд с сына не отвела. На что мой друг притворно в ужасе вздохнул, а потом в мгновенье ока схватил меня за руку и поволок, в прямом смысле этого слова, в свою комнату, крикнув матери на ходу. – Мам, мы сейчас. Через пару секунд будем на кухне!

- И еще он будет утверждать, что вырос?! – с некой грустью проговорила женщина, но я ее, как ни странно, услышал.

А когда мы уже сидели на его кровати, то Женька грустно вздохнул и пробормотал, отведя свой взгляд:

- Климка, ты на меня не злишься, что я тебя сюда привел?

- С чего вдруг-то? – немного удивился я, а он мне тут же все пояснил:

- Ну-у-у… - он посмотрел на меня, - все-таки моя семья… они все…

- Перестань, что за глупости? - я взял расстроившегося в мгновенье ока друга за руку. – Если Олег так сильно отличается от всей вашей семьи, это еще не значит, что я отвернусь от вас. Вы очень хорошие, и вы все мне очень помогаете, так что давай, не кисни. Все нормально. Я даже рад, что ты сюда меня привел, честно. У вас лучше. Завтра заступит на смену дядя Коля, а он уж нас пропустит, - я подмигнул весело другу, на что Женька улыбнулся уголками губ, а затем попросту обнял меня, бормоча добрые слова. Я улыбнулся сам себе. Что ж поделать, настроение у него меняется так быстро, что я иногда не поспеваю за ним, впрочем, как и сам Женька. Ведь через пару секунд мы уже сидели втроем на кухне и уплетали пирожки с капустой. Было весело и здорово побыть в такой доброй компании. И было так хорошо, что я даже забыл о том, что я не спросил ни про телефон, ни про зарядник, ни попросился кому-нибудь позвонить из близких и сказать, что со мной все хорошо. День выдался на славу, в плане всех переживаний и происшествий, но не буду об этом думать. Лучше я посмотрю, что будет со мной завтра.

URL
2014-02-04 в 17:13 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
продолжение главы 24

POV. Дмитрий

- Не смей мне перечить!

- Ты мой, и точка!

- Как я сказал, так и будет!

- Это еще, что за новости?


И еще я удивлялся, почему мой муж так реагирует на меня и, попросту говоря, боится моего присутствия рядом? Я был полным идиотом, раз говорил Климу такие вещи. Почему я ему сразу не сказал, что он мне более симпатичен, чем кто-либо? Почему не признался ему, что он тот, кого я так долго ждал? Пусть я был груб и являюсь неотесанным мужиком, но я не привык говорить такие слова и признаваться в том, что, а точнее кто мне так дорог. Не мой это конек говорить красивыми словами и так, чтобы мой муж принял меня таким, каков я есть, и не боялся меня. Я сам все испортил своей недосказанностью, своей скрытностью и тем, что никогда не говорил этих слов. Идиот. Я полный кретин. Раз не сделал этого раньше, а теперь? Что делать теперь?

Спокойствие только спокойствие. Все в порядке. Все просто отлично и замечательно. Дышу рвано и тяжело, так как в груди никак не может угомониться сердце и поверить в то, что мне сообщили эти врачи. Такого не может быть, я знаю. И пусть мне сказали в общежитии, в которое я приехал через некоторое время в первую очередь, не собравшись духом отправиться в морг на опознание, что Климка до сих пор не вернулся с прогулки. И пусть я оборвал уже сотовый телефон мужа, а мне сообщают, что «Абонент временно не доступен», все равно я не могу в это поверить. Не могу, и точка. Это даже не обсуждается. Но! Черт! Голова разболелась до невозможности. Столько всего произошло, а я не могу принять это. Не могу, если даже и нужно это сделать, то… Заткнись! Кричу сам себе, чтобы не вздумал о таком думать, чтобы никогда в жизни не смел так думать о том, что… Нет-нет. Все нормально. Все просто отлично. Ведь пройдет сейчас некоторое время, и я сам увижу, как Климка возвращается веселый и счастливый в общежитие, болтая и смеясь с кем-нибудь из своих друзей. Ведь друзей и приятелей у него наверняка много. Ведь так? Какая же я свинья! Я даже толком не знаю, кроме Женьки, кто моему мужу является другом! Дьявол! И это называется семейные отношения? И это называется та самая обещанная мною когда-то Климке гармония? Это черт знает что, но никакая не гармония! Я деспот и чертов мужлан, который затюкал собственного мужа, не доверяя его словам. Как я мог так поступить с этим мальчиком? Как?

- Эй! Эй! Да очнись ты! – меня схватили за плечо и хорошенько встряхнули, отчего я вздрогнул и ошалело посмотрел на мужчину, сидевшего ко мне лицом на корточках. – Я тебя уже, кажется, около получаса зову, а ты застыл как соляной столб и с места тебя не сдвинуть. Приехали уже, так что можешь выходить.

Я смотрел на него с еще большим недоумением, а он покачал головой, вставая на ноги и что-то там бормоча недовольно:

- Вот же ж. Обещал же себе, что не буду возить сюда никого. Нет, вот, пожалел и согласился. Привезу сюда невменяемых, а потом и не могу добиться от них ни слова, ни оплаты за доставку, не то что…

И только тогда я сообразил, о чем говорит этот неизвестный мне мужчина. Таксист. Обыкновенный таксист, который согласился меня сюда довезти и, кажется, пытался до меня хоть как-то достучаться.

- Простите, задумался я что-то вот и… - я вылез из желтой Волги с шашечками на крыше автомобиля и протянул мужчине оплату. – Спасибо, что довезли. Я пойду.

И пошел, как говорят, куда глаза глядят, хотя… кого там. Пошел куда нужно, ноги сами меня повели, а точнее к крыльцу здания из красного кирпича. Иду, а кажется, что стою на месте и ноги ватные, не слушаются ни черта. Зубами уже скриплю, злясь на самого себя за то, что не могу во все это поверить, что не могу смириться с этим горем, но… где-то глубоко внутри что-то подсказывает, что отчаиваться не стоит, что с Климом все хорошо, что… Трясу головой, пытаясь убедиться в том, что я ее еще не потерял, что все в порядке будет. Просто нужно подняться на второй этаж и убедиться, что так и будет, как я хочу, но…

А меня будто ждали, так как стоило мне только подняться на нужный этаж, как тут же все завертелось, закрутилось, что-то спрашивали, что-то говорили, а я ничего не слышал, так как в голове крутилась только одна мысль: «Что я буду делать без Клима в своей жизни?»

- Дмитрий Васильевич?! – я вновь вздрогнул и посмотрел на молодого человека в белом халате с недоверием, на что он с сочувствием глянул на меня, заявив при этом: - Вы готовы опозн… - я поднял руку вверх, не дав тому договорить, он послушался и стал ждать моих указаний. Мы стояли рядом с… черт, не знаю, как это называется и знать, если честно, не имею никакого желания, так что… я кивнул, и молодой парень вновь послушался меня, прекрасно понимая мои телодвижения.

Когда послышался скрежет металла и из так называемого «шкафа» выдвинули «полку», на которой лежал…ло тело, я зажмурился. На секунду, на мгновенье, но мне хватило и этого, чтобы почувствовать в груди, как сердце забилось сильнее. Вздохнув пару раз, я понял, что дальше тянуть время нельзя, иначе я окончательно свихнусь. Я стал открывать медленно глаза и… опустив их вниз, проговорил, испытывая огромное облегчение:

- Это не мой муж… Это не мой муж! Это не мой Климка!

URL
2014-02-04 в 17:14 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 25
POV. Клим

Я было уже расстроился, когда узнал, что у Женькиных родителей тоже не оказалось зарядника на мой телефон, все-таки мне мог позвонить деда, а я не отвечал все это время, за него боюсь больше, чем за себя. Но мой дружище обнял меня по-свойски, проговорив при этом с улыбкой, впрочем, как делает он всегда, подбадривая и успокаивая такого непутевого, то есть меня:

- Климка, не волнуйся ты так, если что было бы, то Иван Матвеич дозвонился бы на мой телефон или же моим родителям. Хорошо, когда близкие люди знают даже такие подробности своих детей, ведь так? – я угукнул, и мое настроение и вовсе упало ниже плинтуса, потому что я тут же вспомнил про Диму, которому все эти самые подробности обо мне были ни к чему. Он просто не интересовался моими контактами. Хотя какие там контакты? Кроме Жени, я и не общаюсь-то ни с кем. Если только кто-то с потока в универе был, то, в общем-то, и все мои знакомые. И вообще что-то я раскис совсем, что, собственно, и заметил Женька. – Ты чего? Я опять что-то не то ляпнул, да? – он вглядывался в мое лицо и явно что-то хотел там увидеть, но я в ответ лишь улыбнулся, проговорив при этом приветливо, чтобы он понапрасну не заморачивался:

- Жень, хватит уже себя казнить, а? Ты мой друг, и этим все сказано. Хватит, я прошу. Чтобы все твои укоры по отношению к себе я слышал в последний раз, понятно? – он растерянно кивнул, а я продолжал притворно негодовать. - Ты мой друг, мой брат, самый лучший и самый близкий мне человек. Так что не ругай и не кори себя. А то я и вправду расстроюсь из-за этого всего.

- Это угроза? – прищурился Женя.

- Это констатация факта! – фыркнул я, а через пару секунд мы оба прыснули от смеха. – Пойдем в общежитие? Хоть там объявимся, а то Денис небось всех на уши поднял.

- Все может быть, - согласился со мной Женька, добавив при этом: - Кстати, попрошу сейчас Лёньку, пусть нас довезет до него, а то идти нужно далеко, а я не хочу.

- Какой же ты лентяй, Женька, - смеюсь я над другом, на что он притворно ужасается и прижимает руки к груди, проговорив с иронией:

- А то! Будто ты меня не знаешь? Я тот еще жук!

- Ага, - мой смех, кажется, слышит вся округа, - только не жук, а жучок, паучок.

- Да ну тебя! – махнул на меня Женька, выбежав из комнаты и оставив меня наедине с моими непонятными в данный момент мыслями. Женькины родители ушли на работу, а Лёнька только-только собирался уезжать. Так что вполне возможно, что он нас довезет до места назначения. Мой друг вновь поднял мое настроение на несколько планок вверх, так что не буду теперь корить себя неизвестно за что, а лучше уж настроюсь я на что-нибудь позитивное и хорошее. Впрочем, с Женей это будет сделать легче легкого. Ведь… - Побежали быстрей, - схватил меня мой друг за руки и потащил удивленного из комнаты, приговаривая и объясняя при этом: - Лёньке некогда, так что давай быстрее, а то и сами опоздаем, да и он потом меня будет стыдить, что я неуклюжий и неповоротливый стал. Хотя… - он резко остановился и посмотрел на меня с еще большим удивлением, чем я сейчас смотрю на него, - ерунду говорю, не будет он меня корить и говорить всякие гадости, он не такой у меня… - а вот у меня по ходу дела с Димой все так и есть… Гадости ему говорить при мне ничего не стоит, так что… - Эй, Климка, пошли быстрее, мы и вправду уже время затянули дальше некуда.

Я не стал больше сопротивляться, впрочем, я этого и не делал, просто немного был растерян всеми этими действиями своего друга. И только когда мы уже стали подъезжать к общежитию, я вспомнил о том, что оставил свой телефон у Женькиных родителей. В этих впопыхах я в тот момент и не думал даже о нем, просто сейчас хотел узнать, не звонил ли мне деда, а может быть, еще кто-нибудь. Мало ли, вдруг и Дима хотел со мной поговорить?! Но что-то в это мне не верится. Пойду лучше в деканат для того, чтобы сообщить о потере своих документов и сделать все необходимое для их восстановления, да и на занятия нужно поторопиться. А когда Женька распростился со своим суженым, то я только и поспевал за своим неугомонным другом, что и как нужно делать. Вот и спрашивается, кто из нас двоих ждет пополнения в семействе?!

****

POV. Дмитрий

Ничего не понимаю. Если мой Климка жив и здоров, то какого лешего он не поднимает трубку?! Я уже тысячу раз позвонил по его номеру, а тот молчит, а точнее мне сообщают о том, что «Абонент временно не доступен или находится вне зоны доступа сети». И вот скажите, пожалуйста, как мне реагировать на это все? Мне кажется, я уже поседел от того, что накручиваю себя, думая о Климке. Хорошо хоть, что Василисе Аркадьевне сообщил о том, что все со мной в порядке и я, наверно, скоро буду дома. Естественно, я соврал, но так хоть ее немного успокою, да и Машутка тоже угомонится и не будет просить у нее телефон, чтобы поговорить со мной. Не хочу ни с кем разговаривать, потому что вначале я хочу увидеть живого и невредимого мужа, а затем устроить ему трепку за то, что заставил меня так переживать из-за своего легкомыслия и… Так, так, что я несу? Какая к чертям трепка? Какое легкомыслие? Главное, что Климка живой и невредимый, а остальное мне и не нужно вовсе. Именно так и есть. Просто он мне расскажет, что с ним приключилось, а я в ответ его выслушаю и обниму. Наверняка со стороны это будет казаться глупо или еще как, но сейчас почему-то мне хочется сделать именно так и никак иначе. Становлюсь сентиментальным, что ли? А если посмотреть с другой стороны, то с Климкой по-другому и не получается себя вести, но я, похоже, являюсь исключением из правил, когда оскорблял его и делал так, как хотелось только мне. Ведь, по сути, я абсолютно не обращал никакого внимания на его желания, на его мечты и на то, что хотел мой мальчишка. А теперь сижу здесь почти что под дверью общежития и ожидаю своего суженого.

Что и требовалось доказать. Вон та парочка уже рассматривает меня с каким-то подозрением, перешептываясь и хихикая. Да уж выгляжу я явно как как-нибудь полоумный. Ладно, спокойствие, только спокойствие. Просто я хочу дождаться Климку и поговорить с ним. И пусть меня не пускают в общежитие. Я все равно своего добьюсь, а точнее дождусь своего мужа!

- Вот, а ты не верил, - услышал я Женькин голос и поднял голову. Климка и его друг поднимались на крыльцо общежития, что-то рьяно обсуждая и никого вокруг не замечая. – Я вообще говорю всегда прав… - а тут уже я не обратил внимания на то, как Женя запнулся на полуслове, разглядывая меня как привидение. Я перевел на него взгляд, но в ту же секунду стал рассматривать живого и невредимого мужа. Отчего даже вздохнул с облегчением. Слава богу. Живой. А то все равно мысли дурацкие в голову лезли и не хотели оттуда выходить до тех пор, пока я не увидел Климку собственными глазами.

Я поднялся на ноги и подошел к своему опешившему и ничего не понимающему мужу. Климка, очевидно, не мог понять откуда я тут взялся и что я в принципе здесь делаю. Что, собственно, он и озвучил:

- Дима? Ты? А что… что ты здесь делаешь?

Я решил не вдаваться в подробности его отсутствия, просто потом наедине все у него и уточню. Не на людях же это делать? А еще я должен знать, где пропадал мой муж. Но все это потом, а сейчас…

- Привет, Клим, а я вот тут к тебе приехал… да и вообще нам с тобой еще раз поговорить нужно будет, разве не так? – спросил я неожиданно даже для себя с теплыми нотками в голосе. Он моргнул пару раз и перевел взгляд на молчавшего до сих пор Женьку, а потом вновь посмотрел на меня. Климка, по ходу дела, меня не узнавал. И если честно, то я и сам в какой-то мере не мог понять, почему веду сейчас с ним именно так. Но взяв себя в руки, я еще кое-что добавил: - И, кстати, Клим, ты почему не звонишь Машутке? Она за тебя очень переживает, хотя я не могу понять почему. Но она все равно каждый день хочет с тобой разговаривать, так что вот… звони ей почаще, хорошо? – мне показалось, или мой муж смотрел на меня квадратными глазами? Удивленными уж точно. А я что? Я ничего. Просто за него переживаю. Но он все же понял, что я от него хотел, поэтому согласно закивал головой. А, точно, чуть не забыл вот, что сделать: - Вот, это тебе! – я протягиваю в руки совершенно опешившего Климки пакет.

- Что это? – не знал, как уже реагировать не только на мои слова, но и на мои действия, Климка. Он заглянул внутрь, а потом еще раз повторил: - Дим, это что?

Черт! И чего это я сейчас не знаю, что ответить? Просто ведь спросили, а я что завис? Так, успокойся. Хватит нервничать. Это твой муж, ну!

- Это конфеты. Решил, что с пустыми руками в гости не приезжают, вот и решил купить, а тебе что, не нравится? Ты же вроде бы любишь конфеты. Да к тому же они шоколадные.

Кажется, я расслышал смешок с Женькиной стороны, но все же решил дождаться ответа от Климки, который в свою очередь улыбнулся и так же тепло произнес:

- Дим, спасибо, конечно, но я сейчас не очень сладкое люблю, в смысле люблю, конечно, только вот… - виноватая улыбка на губах, но все равно он договаривает то, что хотел сказать: - Ты, наверно, перепутал. Мой деда их очень любит, а я с ним за компанию только их с чаем пью, поэтому…

Я немного растерялся. Первый раз в жизни не знал, что сказать, поэтому только и протянул, взъерошивая волосы на затылке:

- Н-даааа, ладно, вон Женьку угостишь, если сам не будешь или опять-таки за компанию попробуешь, а я это… поеду наверно домой…

- Дим, ты же поговорить хотел, нет?! – дьявол! Точно же хотел! Вздыхаю глубоко, а потом произношу, бессовестно вру и не краснею:

- Да, хотел, только это… потом, я еще заеду, так что увидимся. Пока! – и быстрым шагом удаляюсь, чтобы не отсвечивать. Все-таки мы столько проговорили времени, сколько за все наше проживание вместе не говорили, а теперь… Просто не хочу говорить что-либо сейчас. И вправду подъеду потом попозже, и мы вместе все обсудим. Так будет гораздо лучше и удобнее и мне, и Климке, так что… - Пока! – повторяюсь я, на что слышу немного растерянное и огорченное «Пока!» в ответ, но все равно не оборачиваюсь. Все потом, все слова и признания будут потом…

URL
2014-02-04 в 17:15 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 26
POV. Клим


Что такое? Что за посторонние звуки, которые не дают мне спать? Спрашивал я сам себя, лежа на кровати и пытаясь понять, что это значит. Хотя ночь на дворе и мое еще сонное состояние показывало мне только одно, кажется, я начинаю сходить с ума, ведь я… Так! Стоп! А где сейчас Женя? Не успеваю как следует подумать, как вдруг меня осеняет. Женька? Это он, что ли? Да нет, не может быть…

- Жень? Это ты? Жень, ау? Ты меня слышишь? Же-е-е-еня! - зову его я, а он в ответ лишь молчит, да и звуки эти посторонние тут же пропали. И значит, это Женька – источник их происхождения?! Теперь ему от меня точно не отвертеться! Вот же… Что опять стряслось с моим другом?

Начинаю выпутываться из своего одеяла и в ту же секунду обзываю себя всякими разными словами, потому что только я могу завернуться в свое одеяло так, что потом около получаса оттуда выкарабкиваюсь! Черт! Спустя какое-то время я встаю со своего места, злясь и ругая самого себя, и направляюсь в сторону Женькиной кровати, чтобы убедиться в своей правоте. И только сейчас окончательно убедился, что звуки, которые мне так мешали спать, исходили именно со стороны моего друга. Так и хочется спросить, и что это, собственно, здесь происходит?

- Ничего такого, - слышу охрипший Женькин голос и понимаю, что задал свой вопрос вслух.

- Ага, так я тебе и поверил, - хмыкнул я и быстро, пока Женька не успел сообразить, что к чему, присел на его кровать и развернул к себе лицом, попутно включив при этом ночник. Он поморщился и быстро накрыл голову одеялом, а я в свою очередь заметил, что нос у друга красный и распухший. Это еще что за новости? Что это за секреты у него от меня?

Я также резко сдернул с его головы это проклятущее одеяло и внимательно осмотрел его лицо. Все правильно, так и есть. Мне ничего не показалось. Нос красный, опухший, а вдобавок еще и глаза красные.

- И что это такое, я спрашиваю? – кажется, злость в моем голосе испугала Женьку, так как он тут же опустил глаза и хотел было отвернуться от меня, но я был бы не я, если бы позволил ему сделать это. Поэтому, схватив его за плечи, я не дал ему проделать свои манипуляции, отчего тот лишь поморщился и пробормотал, всхлипывая:

- Пусти. Я хочу побыть один.

- Угу, размечтался, - проговорил я более жестко, чем хотелось на самом деле. Все-таки Женька всегда был веселым пареньком, и не хотелось его ругать или еще чего, но что же тогда с ним приключилось? – Ты меня знаешь, я от тебя просто так не отстану, так что колись.

Женя так обреченно на меня посмотрел, что я хотел уже сдаться, но взяв себя в руки, я нахмурился, давая ему понять бесповоротно только одно – у него ничего не получиться скрыть от меня, поэтому, присев на кровати, подтянув под себя ноги и закутавшись в одеяло с головой, он пробормотал:

- Я боюсь.

А я, если честно, немного завис над его признанием, поэтому решил все же уточнить, что он имеет ввиду. На что он вздохнул еще обреченнее и стал теребить ненавистное мне одеяло, объясняя свои страхи, при этом так мило смущаясь, что невольно, но все равно не смог сдержать улыбки:

- Через несколько месяцев у меня уже появится ребенок, а я… - он вновь вздохнул и посмотрел в сторону окна, будто что-то хотел там увидеть и замолчал на пару секунд, а я, в свою очередь, не торопил его, пусть сам признается в своих тревогах. Ему наверняка после этого разговора станет легче, поэтому он продолжал: - Климка, я такой непоседа, мне страшно, что будет с ребенком, если у меня… вдруг я… может, я что-нибудь сделаю не так и тогда… - он закрыл глаза рукой и вновь стал всхлипывать. Ну вот что он за чудо, а? Сам себя накрутит, потом я расхлебываю. Впрочем, это у нас, похоже, семейное. Я улыбнулся и притянул его к себе. Стал говорить ему всякие глупости, но он все равно упирался и вовсю твердил, что неугомонный и что боится за своего ребеночка. А еще… - Мне сон приснился нехороший. И я… знаешь, как мне стало страшно, еще страшнее, чем было до этого… - он прижался ко мне всем своим тельцем и задрожал, поглаживая свой округлый животик. Не нравится мне все это, ох, как не нравится. Нужно с Лёней поговорить, что ли, по этому поводу? Иначе Женька себя до нервного срыва доведет. И главное ведь, он никогда об этом вообще не задумывался! А теперь что на него нашло? Но может быть, сказать ему кое-что и пусть задумается?

- А я и не думал никогда, что мой лучший друг такой плакса, м? – я улыбнулся ему, а он ответил так, что я чуть дар речи не потерял:

- Я и сам не думал, что буду реветь и с поводом, и без. Вот представь себя на моем месте, как бы ты себя повел? – спросил он меня в лоб, на что я чуть ли воздухом не подавился. Вот умеет он из положения выйти, поросенок.

- Э-э-э… - протянул я, смутившись отчего-то, а Женька, в свою очередь, уже даже не шмыгал носом, а наоборот, очень даже внимательно на меня посматривал, поэтому я, взяв себя еще раз в руки, попытался от него отвязаться. – Вообще-то, Жень, я еще о таком не думал, ты ведь знаешь, у нас с Димой непонятные сейчас взаимоотношения, поэтому я даже и не представляю, как у нас будет в дальнейшем, а про ребеночка я и вовсе пока не думаю, мало ли что будет у нас в жизни потом…

Друг кивнул чему-то своему и снова уткнулся лбом в мое плечо, что-то бормоча себе под нос. Н-да, вот и поговорили, называется. Хотя теперь я знаю причину Женькиных переживаний. Теперь мне будет попроще. Я буду знать, как себя вести в его присутствии и что ему говорить, чтобы успокоить и ободрить. Ведь он мне всегда мог поднять настроение и сделать так, чтобы я держался за живот от смеха. Так что теперь пришла моя очередь веселить Женю, чтобы у него и мысли не было для грусти. Он слишком мне дорог и его нужно оберегать. Ведь стоит появиться малышу, как я тут же отойду на второй план в его жизни, хотя нет, даже на третий, потому что вначале у него будет его малыш, потом Лёня, а дальше, наверное, уже я. Но если посмотреть с другой стороны, я бы вел себя так же, как и Женя. Да и ощущения у меня тоже будут такими же. Деда всегда говорил, что я со своим другом как братья-близнецы, которые не могут друг без друга и чувствуют одно и тоже. И теперь я точно понимаю, что все так и есть…

- Ты переживаешь за меня? – я услышал встревоженный Женькин голос и посмотрел на друга поначалу с недоумением, на что он еще раз повторил свой вопрос, а я прижал его к себе посильнее, ответив при этом с некоторой грустью в голосе:

- Это даже не обсуждается, Женька. Как ты переживаешь за меня, так и я не могу смотреть на то, как ты по ночам всхлипываешь в подушку и скрываешь от меня свои огорчения и опасения, - он мгновенно вспыхнул и начал оправдываться:

- Прости, я больше так не буду, просто не хотел тебя еще больше загружать. У тебя и так своих проблем хватает, а еще я со своими закидонами… - я гладил его по спине, а он, положив голову мне на плечо, начал рассуждать дальше: - Я и вправду не хотел тебя обидеть тем, что сразу не признался в своих страхах, а потом очень пожалел об этом. Ведь ты мне тоже всегда помогал во всем, а тут я такое устраиваю…

- Ты, главное, потом не бойся и говори, что тебя пугает и волнует, ладно? – перебиваю я друга, а он в ответ кивает, соглашаясь со мной. – Вот и молодец. Тогда договорились? – снова последовал кивок, и мы пожали друг другу руки.

- И ты тоже, хорошо? – спросил Женька меня с участием в голосе, а я поначалу опять не понял, что он имеет ввиду. Мой друг покачал головой, но все же пояснил свой вопрос: - Климка, я тоже за тебя переживаю и вижу, что ты нервничаешь из-за того, что у вас с Димой не все так радужно, как тебе хотелось поначалу. Но когда он позавчера приходил к тебе со своими конфетами… - мы, кажется, даже улыбнулись в этот момент одновременно, - то я точно почувствовал, что ты хотел ему что-то сказать, я ведь прав? Да к тому же ты не забывай, что у него твои документы и…

- И что из этого? – фыркнул отчего-то я, нахмурившись. – Это еще ничего не значит.

- Может быть, и не значит, но со стороны ясно видно, что Дима хочет повиниться перед тобой.

- Угу, конечно, - я прикусил нижнюю губу и отвел взгляд. Если честно, мне тоже так показалось, но все же Дима не заслуживал прощения вот так вот сразу. Он столько меня мучил, сколько я ревел как девчонка, да и вообще…

- А ты не думал, что Дима тоже переживает? – спросил меня в лоб Женька, и я вновь только сейчас понял, что озвучиваю свои мысли вслух. – И не думай, кстати, что я его защищаю…

- Только хотел съязвить по этому поводу, а ты тут как тут, - усмехнулся я, но тут же замолчал, так как ссориться с другом не хотелось и вовсе.

- Я его не оправдываю, просто, кажется, что его что-то тревожит. Вот ты только подумай, почему он тогда заявился, даже не позвонив тебе и не предупредив, и то, потому что у тебя не был заряжен телефон, и ты не мог услышать его звонки. А после… ты вспомни, сколько пропущенных звонков было потом… - и я вправду задумался. Этих самых звонков была целая уйма, почему? Я не решился об этом спросить у Димы, вдруг бы мы опять поссорились и тогда… Нет, нет. Все нормально, просто мой муж стал каким-то странным, и эти странности просто так не проходят. Вот сегодня, то есть вчера вечером, например, он снова позвонил мне и пожелал спокойной ночи, не забывая при этом передать привет от Машутки, от деды и от Василисы Аркадьевны. А потом и вовсе сказал, что ждет меня домой. Я, кажется, тогда еще завис на некоторое время, а Женька надо мной потешался, что я выгляжу как незнамо кто с алыми пятнами на щеках. Мне просто так стало необычно приятно получить эти пожелания от Димы, что я все-таки смутился.

Так что я даже не знаю, что и думать теперь. Посмотреть, что будет дальше, поговорить с ним я так и не решился, хотя это определенно нужно сделать, только вот я не представляю, как и что будет все это дело происходить. Но когда почувствовал, как Женька сжимает мою руку и в этой тишине безмолвно подбадривает меня, на душе стало спокойнее. Нужно попросту довериться и себе, и тому, что в дальнейшем хочет сделать мой муж. Тогда я, может, и смогу разобраться, что к чему…

URL
2014-02-04 в 17:17 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 27
POV. Дмитрий


- Дима, я тебе не верю. Ты говоришь о своей любви… но после твоего такого отношения ко мне, к моим принципам – все это так… прости, но я тебе не верю… Наверно, я веду себя сейчас как эгоист, но это все очень сложно.... Ты слишком был жесток по отношению ко мне и…

Черт! Открываю глаза и смотрю в белый потолок, при этом в который раз за прошедшие дни прокручиваю слова Климки. Мы поговорили с ним два дня назад. Он приезжал на выходных, чтобы всех проведать, да и взять некоторые продукты у Ивана Михалыча. Все-таки продукты-то домашние, и они гораздо вкуснее магазинных. Но не о том у нас был с ним разговор. Иван Михалыч с Василисой Аркадьевной и Машуткой с некой деликатностью оставили нас одних. А я… пытался сказать о том, что меня в последние дни беспокоило и тревожило. Климка слушал внимательно и очень серьезно, но после окончания моей длительной и сбивчивой речи он произнес эти слова, и тогда я понял, что был круглым идиотом, поступая со своим мужем так жестоко. И все из-за своей никчемной и идиотской ревности и боязни быть в дураках перед всеми. Притом при всем ни о какой ревности и речи не могло идти. Я сам себя накрутил, сам себе все выдумал, а из-за моего тупизма страдал ни в чем не повинный человечек. И все это я понял спустя столько времени! Кретин! Причем полный! А как теперь доказать Климу свою привязанность и любовь, ума не приложу. Ведь я своими поступками и словами только унижал своего мужа и делал ему больно. Дьявол! Какой же я… Надо придумать какой-нибудь план, чтобы вновь расположить к себе Климку.

Только как это сделать? Кто даст мне дельный совет, даже не представляю. Хотя… обращаться к кому-нибудь за помощью - это то самое, чего я боюсь. Тогда уж точно все догадаются, что у нас проблемы в семье, и свои носы совать будут куда не положено, чтобы все выяснить, что это там у семьи Макаровых не срослось и почему это старший муж хочет знать, как просить прощение у младшего. Бррр… Нет! Увольте! Сам справлюсь. Своя голова на плечах есть, так что думай, Димка, и соображай, что сделать такого впечатляющего для своего мужа. Чтобы он хотя бы по-другому на меня посмотрел и принял тот факт, что и я тоже, включая Машутку, вхожу в его семью. Единственные люди, которые мне очень дороги. Но я сам все испортил, так что нужно поспешно делать выводы и выстроить для себя план действий по завоеванию младшего супруга… И Климке об этом моем плане знать точно необязательно. А еще…

- Папа, смотри! – повернул голову в Машуткину сторону и вижу, как она в руках держит розовый большой воздушный шарик, прижимая к себе его вплотную. На губах счастливая улыбка, в глазах так и пляшут чертенята, да и сама она прямо светится от того, что сходила с Василисой Аркадьевной в приезжающий к нам на несколько дней цирк-шапито. Довольная донельзя, отчего даже самому за несколько этих сумбурных дней захотелось улыбнуться и прижать это маленькое чудо к себе, что, собственно, я и сделал, оказавшись со своей малышкой рядом, подхватив ее на руки. Машутка, естественно, заразительно рассмеялась, выпустив свое приобретение из рук, вцепившись в меня, не забывая приговаривать при этом: - Папа, в цирке было здорово, - сияла ее улыбка с ямочками на щечках, но тут же Машутка вмиг погрустнела и обняла меня покрепче, прошептав при этом горько, - а если бы с нами был бы Клима (она его с некоторых пор стала так называть), то было бы еще класснее, правда? – прижал ее к себе и кивнул.

- Правда, принцесса, я с тобой согласен. Только вот… - глубоко вздохнул, но все же решил сказать, что меня тревожит, - сейчас у Климки уроки, он у нас ведь учится, так что никак не получается пока повеселиться вместе, но ты на него не сердись, крошка, - глажу ее по волосам, успокаивая, - он, когда к нам приедет, все вместе на мультике в клуб сходим, а потом в цирк и на аттракционы пойдем, хочешь?

- Угу, очень, - согласилась она, положив свою белокурую головку мне на плечо, обняв за плечи, - только я хочу, чтобы мы все вместе счастливые были, а не грустные, как было давно. Мы не будем грустными, да, пап? – вот же… что за ребенок? И что ей сказать в ответ. Молчу и киваю. Только для нее и нужно делать так, чтобы Климка вернулся. Он, конечно, вернется, ради нее, но… Черт! Запутался уже сам, что именно нужно сделать в первую очередь. Я ведь… - но не додумываю свою мысль, так как мое внимание вновь привлек воздушный шарик, парящий уже над потолком и…

О, кажется, я кое-что придумал, надеюсь, Климка не покрутит у виска и не скажет, что я на старости лет с ума сошел, хотя… разве это не так?

URL
2014-02-04 в 17:17 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
продолжение главы 27

POV. Клим

- Же-е-еня! – зову беспомощно друга, который в свою очередь пытается всеми правдами и неправдами не засмеяться в голос. А я стою и не знаю, что сказать в ответ на то, что перед нами тут происходит уже битый час.

А дело заключается в том, что сегодня пятница, а мне со своим другом только ко второй паре, то есть я с ним могли понежиться в своих кроватках еще пару часиков, но! Ровно в восемь часов я посмотрел в это время на будильник и удивился тому, кто в такую рань вообще встает, особенно из нашей группы. А когда открыл входную дверь, передо мной стоял первокурсник с первого этажа в общежитии, да к тому же в руках у него так ярко отсвечивал большой желтый воздушный шарик, то я, если честно, удивленно на него уставился, а он только хихикнул в ответ, не забыв сказать при этом, ошарашив уже окончательно:

- Вот, это тебе. Сказали передать, - он передал мне шарик в руку, а я так и смотрел то на него, то на своего нежданного гостя. Тот снова захихикал, протянув при этом слегка смущенно: - Везет тебе. Такой мужчина такие подарки дар… Упс, то есть пошел я… ладно, покедова. Я ушел… - и только я хотел уже и дверь закрыть на автомате, как тот всунул голову в проем, проговорив при этом быстрой скороговоркой: - Э-э-э… кстати, сказали, чтобы ты еще и шарик лопнул. Там что-то внутри есть… Все теперь точно пока!

Я даже не заметил, как дверь перед моим носом закрылась, а рядом со мной материализовался Женька, всклокоченный и заспанный, и немного недовольный. Все-таки это редкость, когда нам удается выспаться на сессии. Задания же никто не отменял, а тут еще такое загадочное с утра происшествие. Если даже и захочешь заснуть, не получится. Такие дела происходят, а мы не в курсе. Стоим перед закрытой дверью и смотрим на воздушный шарик в моих руках. Прошло, наверно, пару секунд, и только тогда Женька спросил у меня, заразительно зевнув, растягивая слова:

- И что это сейчас было?

- А я знаю? Я даже без понятия, если честно. Этот первокурсник что-то там про мужчину какого-то говорил… - пробормотал я еле слышно, отчего-то краснея и смотря в пол.

- Хм… интересно, интересно. Какие там к тебе мужчины вознамерились ходить в такую рань? – стал подкалывать меня развеселившийся друг, напрочь забывший о том, что он еще вчера ворчал, что хочет спать, а я его нагло эксплуатирую. Ну да ладно главное, сейчас не это, а то, что я держу в руках. – Ах да! – выкрикнул он, я чуть на месте не подпрыгнул от его таких громких возгласов. – Он же еще что-то там про «лопнуть шарик» говорил, так что давай теперь его лопать…

- Лопать? – переспросил я глупо. – Зачем? – задал я второй глупый вопрос за несколько секунд.

- Хм… дурашка… - он слегка хлопнул меня по лбу, - чтобы узнать, что там внутри. Тебе же говорили, что-то об этом, так что давай его лопнем, чтобы узнать, что к чему. Может, это какой-нибудь тайный воздыхатель на тебя нашелся, а ты даже не в курсе этого, так что не дрейфь, вперед. Эм… сейчас иголку принесу… - и скрылся из поля видимости на мгновенье, чтобы появится тут же с обозначенным предметом в руках. – Давай сюда, посмотрим, что там да как и к чему все это… - бормотал увлеченный данным занятием Женька, а я смотрел на него до сих пор ошалелыми глазами, так как сказать хоть что-то толком у меня не получалось. И в этот момент раздался приличный такой хлопок. Отчего я чуть на месте не подпрыгнул. Все-таки шарик у меня в руках был и… - О, смотри, записка! – быстро пробормотал Женька, схватив лежавшую на полу бумажку.

Это был обычный листок в клеточку, отчего я даже услышал от Женьки разочарованный вздох. Кажется, он конкретно так думал, что у меня кто-то там появился. Дурашка. Дает мне в руку, пробурчав все также недовольно:

- Вот, читай, твое же. А я думал, там внутри что-нибудь красивенькое будет, а тут… - и отвернулся, будто здесь и рядом не стоял, хотя я прекрасно вижу, как он косится в мою сторону, при этом очень так сильно хочет узнать, от кого мне что пришло. Посмеявшись над другом пару секунд, все же решаюсь открыть ее и почитать, а там…

«Климка, прости меня дурака…»

И тут я не успеваю даже сообразить, что это, к чему это и зачем, как тут же в нашу дверь опять кто-то ломится. Машинально тяну дверь на себя, и перед лицом появляется вновь огромный воздушный шар зеленого цвета, снизу которого видны лишь ноги, да и голос в придачу, нас оповещающий:

- Хм… к тебе… это… Климка, мужчина красавчик приходил, вот… просил передать… - и сует мне в руку шар, скрываясь из виду, крикнув напоследок: - Ты должен лопнуть шарик!

Нда, такими темпами я, кажется, скоро с ума сойду. Женька, не спрашивая моего разрешения, взрывает ко всем чертям собачьим этого зеленого монстра, и в тот же миг у меня в руках опять красуется кусочек бумаги, на котором написано прыгающими буквами:

«Я идиот и кретин, и можешь дальше называть меня дурацкими прозвищами, но я…»

Вновь стук в дверь. И все по тому же сценарию. Я успевал только двери открывать, а Женька лопать эти воздушные шары. Отчего через полчаса пол нашей комнаты завален ошметками от воздушных шариков, а у меня в руках большое количество небольших записочек, которые в конце концов сложились в одну умоляющую записку:

«Климка, прости меня дурака… Я идиот и кретин, и можешь дальше называть меня дурацкими прозвищами, но я… я… честное слово, чувствую себя подростком, не знающим элементарные слова, чтобы сказать, как я отношусь к человеку, который мне по-настоящему дорог и нужен. Это правда. Я и вправду хочу, чтобы мы были вместе. Прошу тебя, дай еще один шанс сделать тебя и нашу семью целостной, доброй и любимой. Хочу, чтобы мы совместными усилиями сделали наши отношения настоящими и самыми, самыми для нас нужными. И не забудь, что я идиот, который не говорил этих слов раньше. Буду ждать твоего звонка-ответа…»

Сижу и уже в который раз перечитываю эти строчки, и как тут… Что делать, не знаю, как поступить сейчас? Еще раз попробовать стать счастливым, а потом уже делать какие-то выводы, или… Ох, я не знаю… Но то, что Дима сделал сейчас, удивило неимоверно, все-таки для него такие поступки уж точно что-то такое легкомысленное. Посмотрим, что будет потом…

URL
2014-02-04 в 17:20 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 28
POV. Клим

- Я гляжу, твой муж совсем не знает, как к тебе подступиться, - покачал головой знающий всё и вся Женька, присаживаясь рядом со мной и внимательно рассматривая пришедший мне от Димы подарок. – То дарит тебе такие дорогие вещи, как этот новейший айфон, то пытается задобрить воздушными шариками. Разве так поступают? – он перевел взгляд на меня, а я лишь пожал плечами и вновь стал рассматривать Димин подарок. – И я надеюсь, что он все-таки не пытается тебя купить этим, м?

- Не говори ерунды, - обозленно бросил я, убрав айфон в кожух, а затем положил его на тумбочку, ясно давая понять, что этот подарок теперь уж точно будет у меня и смотреть на него, а тем более трогать без моего разрешения нельзя.

- Извини, глупость сказал. Я просто не знаю, что тебе посоветовать в данной ситуации, - растерянно пробормотал Женя, опустив глаза. – Дима ведь уже опытный мужчина, а не знает, что делать.

- А не ты ли говорил, что он запутался и так далее, м?

- Да, но все же… - все так же сконфуженно и еле слышно бормотал мой друг. – Я думал о том, что он ведь вдовец, поэтому наверняка в его прежних семейных отношениях было что-то подобное, хотя кто знает, может быть, Дмитрий Васильевич жил с ней душа в душу.

- Василиса Аркадьевна говорила… - начал было я, вспоминая о том, что мне она рассказывала по секрету. Я не хотел выдавать семейные тайны, просто мне нужно было выговориться, и почему я не сопоставил ее рассказы и то, что сейчас происходит с нашим браком? - она говорила, что Марина Федоровна, жена Димы, была очень хорошей девушкой, а потом и хорошей женой. Но все равно у них что-то не ладилось. Дима всегда был чем-то недоволен. А почему? Она никогда не могла понять. Может быть, потому что он пытался оградить себя от чего-то?

- Вполне возможно, - все так же не смотря на меня, согласился Женька. – Нужно было нам с тобой в психологи идти, чтобы в таких вопросах разбираться, м?

- И то верно, - усмехнулся я, а в голосе уж точно была слышна горечь. – Тут вообще без водки по ходу дела не разберешься.

- Угу, - пробормотал Женька, а потом вскинул голову и испуганно на меня уставился, быстро пробормотав при этом: - Эй, я пить не буду, мне ведь нельзя!

- А я и не собирался. Это я так… образно выразился, - успокоил я друга, на что он тут же кивнул и снова поник. Н-да… что-то с Женькой не то. Похоже, все эти волнения и переживания в моей семье его нешуточно расстраивают, а я все больше и больше нагружаю своими заботами. Только вот запретить-то ему я все равно не смогу, чтобы он забил на это все. Во-первых, он мне сам врежет за это, стоит мне только заикнуться о чем-то подобном. Во-вторых, разве с лучшим другом не могут посоветоваться? На что, естественно, он укажет, стоит мне только опять-таки сказать об этом. Но с другой стороны, это получается какой-то полный эгоизм с моей стороны. Нет чтобы разобраться самому со своими проблемами, я вмешиваю сюда моего друга в положении. Ему волноваться нельзя, а я…

- По твоим эмоциям на лице явно видно, что ты начал уже себя гнобить и уничтожать морально, - толкнул меня в плечо Женька, перебивая все мои мысли.

- Что? – делаю вид, что не услышал и половины им сказанного.

- Что-что, тебе нужно успокоиться и принять верное решение, разве нет? – бодро заявил Женька, а я смотрел на него огромными глазами. Это ведь он только что сидел тише воды, ниже травы, поникший и невидимый, а теперь… странно. Вот это, наверно, и называется изменение настроения или еще чего-то там у беременных. Блин, с такими и не угадаешь, что говорить и что делать. – А вообще… ты выглядишь как бледная поганка. Пойдем, погуляем, что ли, или нет, лучше давай заниматься, а то ты и вправду сам себя в могилу загонишь с такими-то мыслями, как считаешь?

- Считаю, что это все идет тебе на пользу, - хмыкнул я, улыбнувшись.

- Почему?

- Потому что ты… сам… - говорил я каждое слово почти что по слогам, - заговорил об учебе, а это редкость.

- Да ну тебя! – обиженно просипел Женька, надувшись. – О тебе вообще-то забочусь.

- Я знаю, прости, - обнял я друга, положив голову ему на плечо. – Как же трудно во всем этом разобраться. Я и вправду не знаю, что делать дальше, в который раз в этом убеждаюсь.

- Может, еще подождем, и тогда твой Дима тебе еще чего-нибудь подарит, м?

- Не знаю, не знаю, - пожал я плечами.

URL
2014-02-04 в 17:21 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
продолжение главы 28

Женька на несколько минут задумался, а потом все же спросил, кажется, его этот вопрос взволновал сильнее, чем мои проблемы:

- А я что, и вправду совсем не интересуюсь учебой? – я хотел было подшутить над ним, но увидев, как он расстроился из-за моих слов, просто ответил:

- Ты слишком заинтересован в моих бедах, хотя я не знаю, почему, а также переживаешь о своем маленьком чуде, которое ты ожидаешь, а маленький малыш все-таки лучше в несколько раз, чем учеба и мои заботы, это я тебе говорю.

- Это да, но… - угрюмо заверил меня Женька, отчего-то не договорив до конца свои мысли, а потом притих рядом со мной и вовсе, а я и дальше стал размышлять о том, что теперь и как сказать своему мужу.

И только я так подумал, как вдруг… В нашу комнату постучали, а Женька, не удержавшись, естественно, прокомментировал данную ситуацию:

- Неужели опять что-то от Димы пришло?

- Угу, ремень кожаный, чтобы некоторые не возникали и их можно было приструнить в случае чего, - усмехнулся я, увидев, как Женькино лицо вытянулось. Наблюдать за ним в такие моменты - одно сплошное удовольствие. Ведь он так естественен и нисколько не врет в своих чувствах, признаниях, да вообще он никогда не занимался чем-то подобным, сколько я его помню. Его непосредственность, некое шалопайство и в основном позитивный настрой всегда были для меня примером. Только, увы, в моей жизни не все так легко и просто. Но что-то я отвлекся, услышав снова стук в дверь. – Похоже, я неудачно пошутил, прости, - пробормотал я негромко, но слава богу, Женька все это услышал, а я тем временем подлетел ко входной двери. А за ней стоял немного помятый и не выспавшийся дядя Коля. И только когда я его увидел, тогда и понял, что сейчас же на дворе еще только полвосьмого утра. А что самое странное, так это то, что я с другом не сплю в такое-то время, хотя если честно, то мне не хотелось, а вот Женька явно был на моей стороне, то есть он поддержал мою компанию. Он ведь не хотел, чтобы я мучился в своих раздумьях в одиночестве. Но такой вид нашего охранника почему-то меня немного насторожил, и я все же решил у него уточнить, что произошло, на что он, смачно и заразительно зевнув, пробормотал негромко:

- Да тебя там требуют неукоснительно.

- В смысле? – не понял я сразу, уставившись на дядю Колю как на ненормального.

- В прямом! – грозно и недовольно ответил мужчина. – С самого утра, почти с шести, наверно, а может и чуть позже, но все равно рано в дверь общежития кто-то ломился. Пока я, не разозлившись, не впустил того бедолагу в здание. И что ты думаешь, тот мне ответил, когда я спросил, к кому он ломится в такую рань?

- Не знаю, - пожал я плечами, хотя в голове уже возникли различные догадки.

- Не знает он, - он опять зевнул, прикрывая рот рукой. – Твой муженек. Явился не запылился. И ладно бы трезвым был, так нет же! Пьяный вдребезги!

- Что? – я, кажется, так громко спросил, что чуть не оглушил нашего охранника, а Женька даже на месте подскочил, подлетев ко мне.

- Дядь Коль, вы чего, шутите, что ли? Дмитрий Васильевич и пьяный, да и беспорядки наводит, это и вовсе не смешно, - мой друг даже головой покачал.

- Не верите, пойдемте, покажу вам этого красавца. Да и вообще, он же назвался мне, и фамилию сказал, и того, к кому он так яростно ломился. Не дал поспать даже… - мы даже не заметили, как и когда успели выйти из своей комнаты и последовать за охранником. А тот явно был доволен тем, что он теперь не один не спит ранним утром в воскресенье. При этом он не умолкал ни на минуту, изливая все то, что говорил, по словам мужчины, мой супруг, а я дивился этому и не мог поверить, что Дима может так себя повести. На него это однозначно не похоже. – Да. Кстати, он утверждал, что ты, парень, совсем его извел, - дядя Коля обернулся ко мне и осуждающе покачал головой, продолжая глаголить истину, перебив настрой Женьки возразить ему: - Он так убивается. Переживает. Не знает, как к тебе поступиться. Знаешь, что он мне сказал, когда я все-таки уложил его еле-еле на свою койку?

- Откуда? – пробормотал я смущенно и растерянно одновременно, опустив глаза в пол. Все-таки я не ожидал такого от своего мужа. Не думал, что он может такое вот устроить.

- Оттуда! – мужчина был непреклонен ни на секунду. – Ты все же его муж. Младший, и поэтому должен быть на порядок умнее его, - я вскинул голову, услышав эти слова, на что он усмехнулся и покачал головой, пояснив свои слова: - А ты как думал, парень? Он старший, он всегда действует, несмотря ни на что. Он всегда прав, ведь он старший супруг в семье. Так говорят многие. Но подумай, что было бы, если у нас, этих самых старших, не было бы вас? Я думаю, мы бы загнулись уже все. Ведь, по сути, мы ведь делать ничего не умеем. Мы привыкли, что о нас заботятся сначала родители, потом младшие мужья, а когда мы одни, то не знаем, как и что делать. Словно малые дети. Но если в твоей семье, сынок, были только прихоть со стороны твоего муженька, то я ему сам все не нужное оторву. Будто ты незнамо кто, и тобой можно пользоваться в любой момент, - когда он все это говорил, я не знал, что сказать в ответ, а Женька, слушая его, лишь кивал в ответ, по ходу дела, он согласен с каждым его словом. А когда дядя Коля сказал о «прихоти», то и вовсе потянул меня за рукав, показывая мне, что «видишь, мол, смотри, даже дядя Коля говорит дело», на что лишь горестно вздыхаю и понимаю только одну вещь – хватит тянуть разговор с Димой. Нужно с ним серьезно поговорить. Но поначалу надо привести его в чувство. Чтобы кто ни говорил, но так, как повел себя мой супруг – это непостижимо и некрасиво. Сейчас ему все выскажу. Пусть только мне слово поперек скажет, я ему… - О, вот это я понимаю, - рассмеялся дядя Коля, разглядывая меня. – По твоим глазам точно видно, что твоему супругу, ох, как достанется!

Я растерянно улыбнулся на эти слова. А когда наш провожатый произнес громко: «Вот мы и пришли!», - я не понял, как мы так быстро пришли к назначенному месту, а потом внутри только и успел возникнуть другой вопрос: «А что я ему скажу?»

- Что твое сердце хочет сказать, то ты и выскажешь своему мужу, - услышал я слова дяди Коли сквозь какой-то шум в ушах, а потом меня подтолкнули в спину, и вот, я стою в небольшой комнатушке охранника. Я даже не успел и слова сказать, как тут же перед носом у меня закрыли дверь, а другого выхода от волнения и переживаний не увидел.

Я посмотрел на закрытую дверь, потом обернулся и посмотрел вглубь комнаты. Она была очень небольшой и с минимумом обстановки. По крайней мере стол, ноутбук на нем, два стула рядом, не очень большой шкаф да диван в углу я сумел разглядеть, а вот то, что… Я встряхнул головой и покачал ею для надежности, а иначе я бы даже и не поверил бы в то, что сейчас перед моими глазами. Дима лежал на диване и не шевелился. Я для того, чтобы окончательно себя убедить, подошел поближе. Потом еще ближе, и еще. И вот, спустя пару минут, я присаживаюсь на корточки перед мужем и всматриваюсь в его осунувшееся и очень бледное лицо, а темные круги под глазами определенно давали понять, что он в последние дни и вовсе не спит. Стало перед ним совестно. Я даже не думал, что так все может быть… Жалел себя и даже не удосужился подумать над тем, как там переживает все это Дима. Не захотел я этого увидеть.

Взял его ладонь в свою, скорее всего просто потому, что захотелось, потому что захотелось почувствовать, что это не сон и Дима действительно находится здесь, рядом со мной, несмотря ни на что…

- Ты? – я вздрогнул и посмотрел на проснувшегося Диму. Он смотрел на меня, будто я привидение. Я грустно улыбнулся, а он, вытянув свою руку из моей ладони, неожиданно притянул меня к себе, отчего я только и успел, что пискнуть. А он пробормотал на одном дыхании мне на ухо: - Извини меня, я выгляжу и веду себя как свинья. Напился, нажрался, пришел к тебе, не спросив твоего разрешения, а теперь дышу на тебя перегаром…

URL
2014-02-04 в 17:21 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
продолжение главы 28

Я усмехнулся. А он лишь прижался посильнее, что-то вновь нашептывая куда-то мне в макушку. Но я уже не слышал его, так как возникло только одно желание, которое я тут же ему и озвучил:

- Поехали домой? – Дима напрягся в моих объятиях, а потом поник и согласно закивал, бормоча под нос извиняющимся тоном:

- Все правильно. Так и должно быть. Зачем тебе такой, как я? Грубый, неотесанный мужлан, который не знает, что нужно делать, чтобы помириться со своим мужем… - он все это говорил, не поднимая на меня глаза, - который причиняет тебе только боль. И нет чтобы показать свою любовь, он попросту напиваться и устраивает почти что дебош и шумиху. Проводи меня хотя бы до двери, что-то я совсем расклеился, - Дима хотел подняться, но только есть проблема – я ему не дал этого сделать. Никогда не думал, что буду таким, как сейчас. Я резко поднялся на ноги и сложил руки на груди, грозно посмотрев на своего супруга сверху вниз. Он захотел услышать от меня пару ласковых? Пожалуйста, мое терпение тоже на исходе. Хватит сдерживать то, что накипело внутри.

- Все сказал? – мой голос как никогда груб и громок одновременно. – Теперь послушай меня, ты, алкоголик недоделанный! Сколько можно меня изводить? Сколько можно портить нервы мне и себе! Да ты сказал мне однажды, что любишь меня и? Я за все то время ничего от тебя не видел. Шарики, которые, кстати, были очень милыми, и тот дорогущий айфон, конечно, приятно и все такое, но почему ты… почему… я… - слова застряли в горле, даже не заметил, как слезы выступили на глазах. Что я несу? Какие вообще… - это не я говорю, прости, пожалуйста, не умею я… - ну вот, приехали, я позорно разревелся.

- Тшшш, - стали шептать мне на ухо, прижав меня к себе и поглаживая по спине. - Тихо, тихо. Все хорошо, Климка, все хорошо. Это я себя вести не умею. Никогда не умел, ни тогда, когда был женат на Марине, ни теперь, когда в моей жизни появился ты. Я старый дурак, который не знает, как нужно вести себя с любимым человеком. Что нужно говорить, что нужно делать, чтобы показать ему свои чувства. Я сам все испортил и теперь кусаю локти от этого.

- И никакой ты не старый, - шепчу я, не поднимая на него свои заплаканные глаза. На что Дима глухо рассмеялся, обнимая меня покрепче.

- Поверю на слово. Климка… - позвал он меня негромко, и только тогда я посмотрел на него. Вид у меня наверняка был классный. Красные нос и глаза, что может быть лучше? – Горе мое, мне бы привести себя в порядок, иначе всех твоих институтских друзей распугаю. А этого уж очень не хотелось. Где здесь можно умыться, побриться?

- А у тебя голова не болит? – заботливо, сам не заметил, как это произошло, спросил я.

- Болит, но это все пустяки, главное, чтобы ты сильно не переживал. И это, кстати, говоря, больше не повторится. Обещаю.

- Поверю на слово, - шмыгнул я носом, окончательно успокаиваясь. – Пойду к дяде Коли, попрошу у него помощи.

- Спасибо, родной, - я поначалу впал в ступор от его слов, потом посмотрел на него внимательно, а он в ответ подмигнул мне и улыбнулся. Я покачал головой и быстро решил скрыться за дверью, чтобы хоть как-то успокоить свое быстро колотящееся сердце.

Меня тут же окружили со всех сторон. Взволнованный Женька, серьезный дядя Коля осматривали меня, а через мгновенье мой друг уже засыпал меня различными вопросами, отчего я попытался отмахнуться, но куда там, это сделать нереально, поэтому я тихо пробормотал, чтобы не было никаких недомолвок:

- Дядя Коля, поговорите, пожалуйста, с моим мужем, а после всего этого я уже точно скажу, что ждет его и меня в будущем.

Никто спорить не стал. Охранник скрылся за дверью своей комнаты, а Женька притянул меня к себе и, уже ни о чем не спрашивая, просто обнял покрепче. За что я был ему искренне благодарен. Нужно придти в себя и сосредоточиться на том, будет ли у меня с Димой совместное будущее и справимся мы с этим или нет?

URL
2014-02-04 в 17:22 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 29
POV. Евгений


- Упс, прости, Климка, я соль забыл поставить на стол, - заволновался я, сейчас у меня всегда такое непонятное состояние, но друзья и Ленька меня пока еще терпят. Я уже удобно устроился на мягком диванчике, поэтому вставать повторно было и лень, и неохота. – Если ты хочешь, то я сейчас ее все же найду и поставлю на место?!

Я, Василиса Аркадьевна, Иван Матвеич, Машутка и даже Дмитрий Васильевич вместе с Климкой сидели в их небольшой, но уютной кухоньке, в тесноте, да не в обиде. Мой Ленька как всегда на работе, а меня сплавил моему другу, поэтому я почувствовал себя поначалу почему-то неуютно, но Климка, сжав мою руку, подбодрил меня, сказав, чтобы я не волновался. Всегда удивлялся тому, как он чувствует мое настроение. И чего я так трушу, то есть трусю, тьфу ты, волнуюсь, даже не знаю. Наверно, просто Дмитрий Васильевич так на меня действует. Кажется, я его так и не перестал бояться. Это уже несколько минут спустя меня усадил Климка рядом с собой, сказав с улыбкой о том, что у них, то есть у нас, я тоже вхожу в это число, небольшой праздник. Все же сессия, сданная и мной, и моим другом на отлично, это просто замечательный повод собраться вместе в кругу семьи. Только вот…

- Кажется, Климка, твой друг опять немного улетел в неизвестном направлении, - услышал я смешок со стороны Димы, я хотел было уже возразить, но он… мне показалось или нет, он что, слегка растерялся под взглядом своего мужа? Хм… что-то я в своих раздумьях упустил этот момент. – Извини, Женя, я неудачно пошутил, впрочем, шутки и юмор - это явно не мой конек, - признался он, а я даже рот от удивления открыл. Извинения от Дмитрия Васильевича? Н-да… я схожу с ума. Но все бы ничего, если бы не… - Ты сиди, тебе нельзя резко подниматься, я сам сейчас все поставлю на место, да и ты, Климка, тоже посиди, - и он встал из-за стола и подошел к висящим на противоположной стенке шкафчикам. Я хотел уже рот открыть и спросить, что же с мужем Климки произошло, как вдруг…

- Папочка Клима, а папа теперь тебе будет помогать по хозяйству, да? – спросила как ни в чем не бывало Машутка, уплетая за обе щеки рисовую кашу, запивая все это яблочным соком.

При этом вроде бы незначительном вопросе Климка немного порозовел, или мне просто показалось? Василиса Аркадьевна и Иван Матвеич опустили глаза и явно делали вид, что рассматривать стол, а точнее, скатерть на нем гораздо интереснее, чем все остальное, а сам Дима только лишь хлопнул посильнее дверцей навесного шкафчика и резко обернулся к нам. Я даже вздрогнул, но тут меня удивили еще больше слова хозяина дома, которые, кстати, говоря, не были сказаны с какой-то агрессией, а вполне даже наоборот, на такое детское наивное любопытство.

- Малышка, мы с папочкой Климой ведь супруги, поэтому должны друг о друге заботиться, несмотря ни на что. Поэтому я, конечно же, буду помогать ему, а он мне, а теперь кушай и хорошенько все прожевывай, ладно?

- Угу, - кивнула Машутка и принялась дальше поглощать свое лакомство. А вот остальные…

- Сынок, я пожалуй, пойду, что-то мы, кажется, здесь не к месту, - деда Ваня поднялся со своего места, за ним встала и Василиса Аркадьевна. Я тоже уже хотел подняться, но тут нас остановил взволнованный Дмитрий Васильевич. Чудеса да и только, что Климка сделал со своим мужем, что тот так себя ведет? Нужно будет в другое время попытать по этому поводу своего друга.

- Да что вы, в самом деле? Ничего же не случилось. Садитесь и будем праздновать то, какой у меня муж умница и его друг тоже. Садитесь. Сейчас наливку принесу, - он уже было подорвался с места, как Климка успел схватить его за запястье, при этом сощурившись и строго произнеся:

- Никаких наливок! Хватит с меня и того раза!

- Нет, Дима, спасибо за приглашение, но я все же с Женей пойду домой, - Иван Матвеевич все-таки вышел из-за стола и подал мне руку, а я… хоть мне было до жути любопытно, что к чему будет у Климки, но я все же решил, что так действительно будет правильно. Не за чем нам здесь присутствовать. По ходу дела, эти двое еще не разобрались в том, кто главный и почему все это так происходит. – Я провожу Женю до дома, мы с ним там посидим, он мне все подробно расскажет, дождемся вместе с ним Леню, а потом он меня до дому и подбросит, так что спасибо и до свидания. Нечего нам быть свидетелями ваших ссор, да и Машутку я, кстати, тоже с собой заберу.

- Верно Ваня говорит, - подала голос Василиса Аркадьевна, подходя к дедушке. – Вот когда вы все спокойно обсудите, тогда мы к вам и присоединимся, а сейчас, Климушка, Дима, мы пойдем.

Я кое-как встал со своего места, этот живот меня скоро доконает, если честно, но все хорошо, слава богу. Тем временем мы все вместе дружно попрощались с ними. Мой друг стал каким-то раздосадованным и грустным, Дмитрий Васильевич махнул рукой, и я только и услышал пару слов перед тем, как Климка закрывал входную дверь:

- Обязательно нужно было такое устраивать? – я вздохнул, вот так всегда! Вроде бы же когда я с Климкой возвращался домой, все было просто замечательно. Он был такой мечтательно влюбленный и витал где-то в облаках, а теперь-то… дьявол их разбери. Лишь бы не подрались!

POV. Клим


Сижу в комнате на кресле, отвернувшись к окну. На улице погода прям под стать моему теперешнему настроению… Опять мы с Димой поссорились. Все было нормально, даже очень хорошо, но я снова все испортил. С тех пор, когда я видел его в общежитии в пьяном виде, мы договорились, что больше такого не будет, и Дима тогда согласился. Он мне еще тогда сказал, что попросту не знал, как выразить то, что у него на сердце. Дима говорил с улыбкой, что да, звучит это пафосно и все такое, только вот это все правда, и он боялся ко мне подойти в трезвом виде, так как я бываю очень суров и непоколебим. Хотя последнее слово он сумел выговорить, наверное, только с десятой попытки. Мы тогда вместе еще смеялись над этим. Я дал ему второй шанс попробовать сделать так, чтобы нам вместе очень хорошо жилось, но… Почему я так себя веду? Почему всегда все плохое происходит в нашей семье из-за меня?

- Ты опять завел старую пластинку? – услышал я голос мужа и вздрогнул. Он накрыл меня теплым пледом и сел на подлокотник кресла. – Никак не могу тебя понять. Почему ты всегда и во всем винишь себя? – я вскинул голову и внимательно посмотрел на Диму. На что он обнял меня за плечи и притянул к себе, объяснив свою точку зрения: - Вот посмотри. Почему ты вдруг решил, что все плохое происходит из-за тебя, м? – я снова повернул голову в сторону окна и неловко повел плечами. – Все понятно с тобой, - вздохнул он, продолжая осуждать мною, как оказалось, сказанное вслух: - Ты все равно тогда сказал мне о том, чтобы никаких спиртных напитков не было, хотя наливка это не водка и все такое, но все равно я был не прав, это моя ошибка. Я расслабился и вновь нарушил свое обещание. Просто… - он задумался на секунду, но затем добавил пару слов, - это я повел себя неправильно. Все, кто присутствовал в этот момент с нами… я просто не ожидал, что сам так растеряюсь и буду вести себя, как… как…

- Как младший супруг? – хмыкнул я, все так же не оборачиваясь к нему.

- Ну да, - подтвердил мои слова Дима, а я ошеломленно уставился на него. На что он лишь усмехнулся, продолжая меня расхваливать и поддерживать.

И вот когда он высказался и произнес все дифирамбы в мою честь, тогда я, покрасневший до самых кончиков волос, сипло пробормотал:

- Ты никогда не говорил столько добрых слов обо мне…

- Потому что был дураком и не видел, какое теплое и доброе счастье мне досталось в виде тебя, - он поцеловал меня в висок, а я все так же был ошарашен его словами. - Я со своей глупой ревностью, со своими выкрутасами столько тебе нервов попортил, изводил тебя, извини меня за… - он не договорил, так как я вытянул руку из своего «плена» и приложил ее к Диминым губам.

- Ты слишком много говоришь, - прошептал я и сам испугался того, что сделал, поэтому я тут же завернулся основательно в плед и, естественно, покраснел как маков цвет. Опять. И почему все так? Даже не знаю. – Не надо извиняться. Мы оба во всем виноваты.

Он кивнул, как ни странно, соглашаясь со мной, но через пару минут все же заговорил:

- Так и будешь сидеть, завернувшись, как куколка, м? – Дима присел передо мной на корточки и положил руки на мои колени. Я согласно закивал, краснея еще больше. Умеет он меня смущать и все тут. А он еще раз внимательно меня разглядел, а потом, как ни в чем не бывало, ничего не сказав, попросту подхватил меня на руки, отчего я, естественно перепугался и забарахтался в его объятиях. А этот… Дима лишь рассмеялся. Вот что у него за привычка пугать меня? Я же чуть инфаркт не заработал! Чтоб ему пусто было! – Тшшш… извини, что испугал, хотел тебя обнять, а ты сказал, что вылезать из своего убежища не собираешься, вот я и… - он отпустил мои ноги, а у меня тем временем все еще сердце стучалось в груди как бешеное, поэтому я прижался к его груди, прошептав при этом:

- Оказывается, я и не знал, что боюсь, когда меня, не предупредив, подхватывают на руки.

- Прости, я иногда поступаю очень глупо, - он гладил меня по спине, успокаивая, - и это определенно не только сегодня.

- После того, как мы приехали домой, ты стал совсем не таким, каким был раньше, - протянул я, все так же не поднимая на него глаз.

- И это плохо? – моей макушки коснулись Димины губы.

- Почему? Хорошо. Просто к этому я не привык, живя с тобой, - я сомкнул губы, понимая, что сказал лишнее. – Прости, я до сих пор под впечатлением от полета на твоих руках, - я грустно улыбнулся, а мой муж продолжал убеждать меня в том, что все это его вина и только он виноват, что я стал так бояться все этого.

А после всего сказанного у меня возникло такое ощущение, что мы и не ссорились с ним никогда, Дима никогда меня не обижал, и я на него не злился. Может быть, ему стоило сразу в начале наших отношений делать и говорить то, что он делает и говорит сейчас? Как там говорят, на ошибках учатся? Да уж, шишек и ошибок мы нахватали море, а вот поняли это столько времени спустя. Дураки. Только вот… Дима говорит о том, что любит меня, а я… а какие на самом деле чувства у меня к нему?

URL
2014-02-04 в 17:23 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 30
POV. Дмитрий


- Василиса Аркадьевна, можно вас на минуточку? – спросил я еле слышно, чтобы нас никто не услышал. Она занималась домашними делами, а мне нужно было с ней поговорить, а точнее… - Извините меня за мое отвратное поведение все это время, - четко произнес я, а у нее чуть из рук несколько тарелок не выпало, но так как я стоял рядом, то вовремя спохватился, поэтому запросто их поймал. Она с удивлением смотрела на меня, а потом все же решила уточнить:

- Я, наверно, совсем глуха стала со временем, повтори, пожалуйста, что ты сказал? – она отошла в сторону и поставила те самые тарелки на стол, а я, подойдя к ней поближе, еще раз сказал те самые слова, которые в последнее время стали чем-то особенным для меня. Даже не знаю, как выразиться понятнее. - Дима, если быть совсем уж честной, то тебя не узнать, - произнесла Василиса Аркадьевна спустя несколько секунд после моих извинений. – И эти изменения в тебе мне нравятся, да и Климушка стал улыбаться, а это и есть самое важное в каждой семье. Счастье и улыбки друг друга, - она улыбнулась и похлопала своей рукой по моей. Я даже выдохнул с облегчением, но тут тетя спросила меня о том, что я сам толком никогда не смогу объяснить. – Эти твои слова стали полной неожиданностью для меня, если честно. Поэтому скажи, пожалуйста, что на тебя нашло спустя столько лет? Хотя… я, кажется, в курсе того, что ты наконец-то кое-что понял…

Ну, вот, что и требовалось доказать. И как ей ответить на заданный вопрос? Что я был полным идиотом все то время, что пытался быть подобием своего отца? Что хотел походить на него во всем? Что его позиция по отношению к женщинам всегда была на том уровне неуважения, отчего становилось не по себе? И что я напридумывал себе много чего, когда увидел, будто Василиса Аркадьевна пристает к моему отцу, хотя было все с точностью наоборот?! Нет чтобы поговорить и все прояснить, я… Я же говорю, что я полный придурок! Василиса Аркадьевна частенько оставалась у нас дома, а мой отец был человеком самовлюбленным и не привык слышать слова «нет», и вот тогда все и произошло то, что произошло. Я был очень зол, отец смог меня убедить в том, что его вины вообще ни в чем нет, что это все Василиса подстроила и соблазняла его, а тогда слово отца для меня значило и весило очень много, и я поверил, что это она во всем виновата. Каким же глупцом я был! Да и не исправить это во мне уже, по ходу дела. Всегда сначала кричу, творю, что хочу, не слушаю никого, а потом оказывается, что все совсем не так, как было на первый взгляд. Поэтому только пару месяцев назад я узнал о том, что моя тетя была одной из тех, к кому мой отец так отчаянно подбивал клинья. Но попросить прощения у нее я не мог. Было до невозможности стыдно за свое отвратное, невыносимое поведение. За то, что усомнился в ее отношении ко мне и к моей семье, за то, что не поверил и не выслушал, а теперь… все же я решил это сделать. У меня с Климкой и Машуткой начинается новая жизнь, захотелось все изменить и измениться самому, а Василиса Аркадьевна тоже входит в такое хорошее слово «семья», жалко, что понял я это слишком поздно.

Я так корил себя все это время, что даже не заметил, как меня обняли и прижали к груди, прошептав при этом на ухо:

- Я всегда знала, что ты во всем разберешься, сынок. Ты запутался, а сейчас все наконец-таки разрешилось, и я этому очень рада, - Василиса Аркадьевна гладила меня по волосам и шептала что-то еще, я окончательно понял, что вел себя как последняя свинья, как с ней, так и со всеми остальными близкими мне людьми.

Похоже, все, что меня тревожило, я произнес вслух, и теперь такое ощущение, что я поделился не только своими извинениями, но и чем-то еще для себя личным. И все это кто-то слышал. Трясу головой, отбрасывая глупые мысли. Я-то и набрался смелости попросить прощения у тети только из-за того, что Климка был у Жени, и они что-то там обсуждали насчет одежды для малышей. По ходу дела, я трус еще тот. Не хочется ведь терять то, что обрел с большим трудом. А в нынешнее время строгое обращение ко мне Климки и полное иногда его игнорирование того, чего я хочу, ясно показало, что поначалу я был слишком напыщен и хотел хорошего и лучшего только для себя, а настроение мужа никогда не брал в расчет. Но осознание того, что в один прекрасный момент я могу потерять свое светловолосое чудо по имени Клим, дало ясно понять, что терять-то я его как раз и не хочу. Ни в какой мере и это точно! Хватит с меня того, что я сам всегда порчу жизнь и себе, и другим. Нужно меняться, и я надеюсь, что все же это стало у меня получаться!

- Ой, простите, а я не знал, что у вас тут секретное совещание. Меня Женька пораньше отпустил, - улыбнулся нам смущенный донельзя Климка, переступая с ноги на ногу и опуская при этом виноватые глаза. Ну вот! Просто замечательно, теперь он слышал то, что я тут наговорил! Наверняка подумает, что я еще большее чудовище, чем есть на самом деле, хотя с другой стороны, я такой и есть. Сам всегда разрушаю то, что хочу построить, независимо от того, как и что я при этом делаю!

URL
2014-02-04 в 17:23 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
POV. Клим

В который раз Дима удивил меня своим поведением, попросив прощения у Василисы Аркадьевны. И это было не что-то напускное, наигранное, однозначно нет, это было сказано от всего сердца. Я слышал это в его голосе. Да-да, подслушивать нехорошо, я в курсе, только когда я захотел зайти на кухню и показаться перед ними, как тут же услышал слова своего мужа, решив при этом, что вмешиваться не стоит. У них серьезный разговор, а я могу все испортить. Но все равно уйти не получилось, ведь любопытство брало свое. А потом те слова о том, что ему «до невозможности стыдно за свое отвратное, невыносимое поведение», - сделали свое дело. Я понял, что Дима хочет стать лучше и хочет измениться по-настоящему в лучшую сторону. Хочет сделать так, чтобы и мне, и Машутке было с ним комфортно и уютно. И то, что новый, изменившийся Дима будет наверняка в сто крат лучше прежнего. А вот этому я почему-то даже не стал удивляться. Все признаки налицо и не только…

****

Месяцы бегут. Все идет своим чередом, и тут как обухом по голове внезапная простуда у Димы. Он перевозил груз из поселка в область, а в это время погода была просто омерзительная. Слякоть, грязь, снег уже сошел, так что можно представить, что творилось на дорогах, особенно на трассах из нашего поселка в область и район. Так что неудивительно, что был и ремонт на этих самых дорогах, и многое другое, что естественно отразилось на здоровье моего супруга. А он еще вдобавок все пытался отбрехаться от меня, заявляя, что он здоров, как бык. Угу, поверил ему, как же. Стоило только приложить свою ладонь к его лбу, чтобы сразу догадаться, что у него не только температура, жар, но также еще много чего. Так что, получив от меня за все хорошее на орехи, он угомонился и покорно послушался. И даже не возникал, когда я его кормил и поил с ложечки. Он очень тяжело переносил всяческие болезни, как поведала мне об этом Василиса Аркадьевна. Но спустя несколько дней Дима все же пошел на поправку, а я задумался…

Получается, Диме нужно было так серьезно заболеть, чтобы я наконец-таки понял, что он для меня что-то значит? Это же несправедливо. Он ни в чем не виноват! Я до ужаса испугался, когда Дима ночью спал спокойно, как я думал, а на самом деле чуть ли не задохнулся во сне то ли от высокой температуры, то ли еще от чего. Я думал, что сам не переживу этого. Да, у нас с Димой были невозможные разногласия и противостояния, но также у нас была Машутка, общий дом, его чувства ко мне. Он пытался своей этой агрессией и ревностью доказать не не приязнь ко мне, а наоборот, по-другому он не умел этого показывать, а я… я просто пугался таких вот его проявлений. Мы были разными, но в то же время очень одиноки и нуждались в поддержке друг друга. И чтобы это наконец-то понять и разобраться, нам стоило столько всего пережить. Да и чувства давали о себе знать, хотя поначалу наших таких сложных взаимоотношений, а еще и какие-то отголоски об Олеге, я думал, что никогда ни к кому уже ничего не почувствую, но… бывает все как раз наоборот…

****

- Знаете, Клим, ваш муж просто золото!

- Да, да, согласна!

- И я!

- И я!

Стою здесь, среди молодых девушек и женщин, и думаю, чего это они все так стали нахваливать моего мужа? Что я опять пропустил с того момента, когда съездил с Женей в магазин детских вещей? Леня весь в делах, но все равно подоспел вовремя, иначе я бы не справился с Женькиным напором скупить все детские вещички на мальчиков и девочек. Они не хотят узнавать пол ребенка, поэтому мой друг с еще большим интересом выбирает все эти пинетки, распашонки, игрушки и тому подобное. А аппетиты у него ого-го какие. Еле-еле мы с ними справились, убедив, что малыши быстро растут и что столько одежки им не нужно. Но тот еще для вида сопротивлялся несколько минут, а впоследствии все же сжалился над нами. И что же теперь я слышу и вижу? Моего мужа хвалят все кому не попадя! И было бы здорово, если бы мне кто-нибудь объяснил, что вообще здесь происходило все это время?! И, кажется, мои мысли услышали, так как молодая девушка, она же воспитательница в детском саду, стала очень рьяно и на эмоциях рассказывать, что же сверхъестественного сделал Дима.

- Так ты же не в курсе, что сделал твой супруг. Так что слушай, - она взяла меня под руку и повела в сторону ото всех. Сейчас я даже слегка растерялся, так как не понял поначалу, как я оказался среди всего женского населения нашего поселка. Но меня отвлекли, начиная свое повествование. – Когда ты с Женей уехал в область, а ты ведь в курсе, что у нас все про всех знают… - она многозначительно на меня посмотрела, а я в ответ лишь кивнул головой, а она продолжила: - То тогда и случилась неприятность. Я вместе с детьми и еще несколькими воспитателями собрались прогуляться в парке. Погода была теплая и приятная, и ничего не предвещало беды. Если бы не одно но… И ты же понимаешь, что уследить за маленькими дьяволятами попросту невозможно? – я вновь киваю, а она в ответ лишь продолжает вещать. – Поэтому и случился кошмар. Мы потеряли несколько мальчиков.

- Как? Вы же за ними неустанно следите? – удивился я, ведь в детских садах за малышами глаз да глаз нужен, а тут такое? Она тут же отвела взгляд, и я понял, в чем проблема. Похоже, она со своими подругами разговорилась, отвлеклась и вот вам результат – несколько малышей пришлось искать. Но осуждать ее не стал, поэтому просто кивнул головой, давая ей знак, чтобы она продолжала. На что она охотно согласилась.

- Извини, это было как-то все… в общем, мы потеряли мальчишек, они же неугомонные, и поэтому тут же устроили поиски, но спустя полчаса никого не могли обнаружить, если бы не ваш супруг, Клим! – она восторженно всплеснула руками. – Он был так добр, что предложил нам свою помощь. Мы уже отчаялись, а вот он, наоборот, он развез оставшихся ребят по домам, а потом вернулся и стал с рвением искать оставшихся. Поэтому уже через полчаса или час, но с нами уже были мальчики, которые сами до невозможности перепугались того, что они заблудились. Передайте еще раз Дмитрию Васильевичу наши и родительские пожелания всего наилучшего.

- Спасибо, что рассказали мне обо всем. И ваши добрые и теплые слова я ему передам. Обязательно.

Девушка отошла к своим подругам, а я вот подумал. И когда, интересно, он собирался обо всем этом рассказать? Нужно его попытать хорошенько или…

****

- Ну, Клим, ну ты чего? Ну! – рядом сидит Дима и вовсю пытается меня разговорить, но я дал себе слово, что проучу его. Пусть знает, что я тоже могу вести себя как кисейная барышня, подуться немного и тому подобное. Поэтому сижу, отвернувшись от него, будто в рот воды набрав. Пускай подумает над своим поведением. – Что я опять сделал не так, а? Климка! – он взял меня за руки и погладил тыльную сторону ладоней. – Я же стал уже почти что образцовым мужем, почему ты опять на меня рассердился, неужели я опять огорчил тебя и сделал что-то не так?

С недавних пор мы вообще оба изменились. Дима стал более уступчивым и не таким агрессивным, а я, наоборот, заматерел, как посмеивается и подкалывает меня мой муж. А я попросту стал вести себя более по-взрослому, что ли. Это сейчас мне захотелось устроить небольшой бунт на корабле, чтобы Дима наконец-то додумался, что я, между прочим, очень даже и ревновать могу! А чего это те девушки на него свои глазки положили? Нечего! Это мой муж, и к тому же у меня и посерьезнее есть кое-что…

- Так, так, погоди-ка… - Дима стал вглядываться в мое сердитое лицо, а потом положил голову на мои колени, и я услышал его задорный смех. – Кажется, я догадался, почему ты стал дуться на меня. Хотя сегодня утром ты был не против всего того, что между нами произошло такого вкусного и… - я хотел было возмутиться, а он в ответ лишь положил свою ладонь на мои губы, добавляя с улыбкой: - Климка, ревнивец ты мой, я так и знал, что не стоит тебе ничего рассказывать, ведь ты бы надумал всего того, что можно и чего нельзя, я даже не успел бы увернуться от… - теперь уже я не выдержал и накрыл его губы своей ладонью, на что он игриво подмигнул мне и опять подхватил меня на руки. Потому что так я первые секунды всегда теряюсь, а он в этот момент уже целует меня, и я вообще тогда все забываю, что хотел сказать и возразить.

И только когда слышу голос своего друга и его слова: «Оу, Ленька, гляди, у наших друзей, похоже, еще один медовый месяц начался. Эй, больно же!» - понимаю, что, кажется, моя жизнь изменилась и изменилась она к самому лучшему. А когда я сообщу мужу еще одну маленькую, но очень-очень-очень радостную новость о маленьком чуде, то тогда это будет самый лучший день в нашей жизни. Несмотря на те невзгоды, что были в нашей семье до этого… Оно забудется… почти уже забылось, а маленькое чудо и счастье, которое мы окружим теплотой и заботой, будет с нами и будет заряжать нас радостью и еще большей любовью. Да и Мой человек, находящийся теперь всегда рядом со мной, сделает все возможное и невозможное, чтобы я, Машутка и маленькое чудо были счастливы!


****КОНЕЦ****
10.05.2013г. – 26.01.2014г.

URL
2014-02-12 в 11:15 

abricos134
Хочу чтоб мои желания сошли с ума от моих возможностей!
Очень нравится сам фильм, поэтому и рассказ читала с удовольствием. Прекрасно представляя себе и осуждающие взгляды, и шепоток за спиной, и неловкость ситуации, и самих героев. Очень трогательный, переживательный и жизненный получился рассказ. Спасибо!

2014-02-12 в 14:47 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
abricos134, спасибо большое за отзыв :red: .
Тоже люблю этот фильм :friend2:, поэтому писалось по нему более-менее спокойно и уютно :). И спасибо за вкусняшку, люблю сладкое :).

URL
2014-02-13 в 01:40 

abricos134
Хочу чтоб мои желания сошли с ума от моих возможностей!
Любишь вкусняшку? Да сколько угодно! Люблю угощать!

2014-02-13 в 13:27 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
abricos134, :squeeze::squeeze::squeeze: вкуснота :).

URL
     

Всего и понемногу

главная