Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:07 

А я не верил в чудеса

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Автор: К.А.Н.
Фэндом: J2
Бета/Гамма: авторская вычитка
Персонажи (пейринг): Джаред/Дженсен, ОЖП
Рейтинг: PG-13
Тип (категория): Слэш
Жанр: Флафф; Романтика; Повседневность; AU
Размер: Миди/Макси
Дисклаймер: автор ни в коем случае не претендует на права, на персонажей, мир и далее по списку, а так же не извлекает никакой материальной выгоды.
Аннотация: Не верите в чудеса и Рождество? Тогда в вашей жизни не встречался Джаред Падалеки. Вот и Дженсен «вляпался» в него, пусть этого и не хотел.
Предупреждения: Дженсену - 23 года, Джареду – 28 лет; возможно будет МПРЕГ


Глава 1.

Алиса заметила этого мальчугана еще тогда, когда она с группой туристов зашла в заснеженный парк. Мальчик лет шести сидел в полном одиночестве. Что девушку не мало удивило. Сейчас даже у нее на Родине, в России, маленьких детей не оставляют одних на улице, а что говорить про США? Кто бы мог оставить ребенка в парке в такую непогоду, да к тому же Рождество ведь на носу? Ладно, эти туристы такие странные, они не видели столько снега, а вот маленький мальчик заставил ее поволноваться. Она следила за ним и все переживала, что к нему так никто и не подошел в течение часа. Но как, ни странно, с места он не сдвинулся. Сидел и упорно делал вид, что ему не холодно и не страшно. Если честно, Алиса, будь она на его месте, испугалась бы. И вот когда уже ее подопечные нагулялись вовсю, девушка тоже кое-что для себя решила. Она прошептала своему помощнику о том, что ей нужно отлучиться, поэтому еще спустя минут десять, все туристы со своим сопровождающим исчезли из поля зрения. Алиса, набравшись смелости, подошла к скамейке, присела на самый краешек, спросив при этом непринужденно, по крайней мере, она надеялась, что говорит именно так:
- Холодновато сегодня, как думаешь?
Мальчуган вздрогнул и перевел взгляд на незнакомку. Она была в белой короткой шубке, на руках белые пушистые рукавички, а на голове пушистая белая шапка. Какая-то белоснежная девушка, подумалось мальчику, только из-под шапки были видны длинные черные волосы.
Подул сильный ветер, и мальчуган поежился, но все равно упрямо делал вид, что никого и ничего не замечал.
Алиса заметила, как реснички мальчика покрылись снежинками, а сам ребенок уже порядком замерз. Поэтому она не стала уже церемониться, перейдя сразу к делу:
- Меня зовут Алиса. Хочешь кушать? Ты наверняка замерз?
- Моя мама сказала, чтобы я сидел здесь и никуда не уходил, - сказал он спокойно, хотя голос его дрожал, и руки он в рукавичках то сжимал, то разжимал. – Она будет переживать, если я куда-нибудь уйду. И с незнакомцами нельзя разговаривать! – поучительно закончил мальчик.
«Наверняка хочет согреться», - подумалось девушке, наблюдавшей за пареньком, но вслух она произнесла совершенно другое: - Твоя мама говорит правильно, но я ведь сказала свое имя?! Поэтому я уже для тебя не незнакомка. Меня зовут Алиса, но ты можешь звать меня просто Эли. Так что теперь твоя очередь называть свое имя? Сколько тебе лет? И где твоя мама? Почему она оставила тебя здесь?
- Я не знаю. Она ничего не говорила, - мальчик обиженно засопел, сжав кулачки. – Меня зовут Дженсен, и мне шесть лет. И я никуда не пойду, пока моя мама не вернется.
- Приятно познакомиться с тобой, Дженсен, - улыбнулась дружелюбно девушка, подмигивая мальчугану, который был так категорично настроен против нее, притом она совершенно не замечала его недовольства и возмущения. – Давай, пожмем друг другу руки в честь того, что мы познакомились?!
Она протянула свою руку в белых пушистых рукавичках, а затем смешно хлопнув себя по лбу, сняла с правой руки пушистое и мягкое изделие и вновь протянула руку Дженсену. Он сурово посмотрел на нее, но через несколько секунд все же смилостивившись, в ответ протянул свою холодную ручку, без рукавичек.
- Да ты весь замерз. Нужно идти домой, - мальчуган тут же натянул рукавичку обратно. - А то ты заболеешь и будешь Рождество и Новый год встречать в больнице. И ставить тебе будут болючие приболючие уколы. Ты разве этого хочешь?
Мальчик снова вздрогнул, отрицательно покачал головой и испуганно на нее посмотрел. На уколы он был категорически не согласен, но и нарушать обещанное маме слово тоже не хотелось. Только было одно «но», кушать хотелось очень-очень сильно, да и замерз он порядочно.
- А как же мама? Она же испугается, если потеряет меня.
- Ага, как же! – пробормотала девушка на русском языке. – Кажется, она тебя оставила малыш.
- Что вы говорите? Я вас не понимаю, - посмотрел Дженсен на нее с недоумением.
- Извини, Дженсен, это я на своем родном языке разговариваю, - пояснила Алиса на привычном для Дженсена английском. Она поднялась со скамейки и снова протянула к нему руку, натянув на нее свою рукавичку. – Пойдем? Давай, вот что сделаем. Сначала сходим ко мне домой, я тебя хорошенько накормлю, ты немного поспишь. Ты ведь устал и замерз, а еще ты очень голодный, я слышу, как урчит твой животик. Давай, сделаем так?
- А моя мама? – не унимался Дженсен, но все-таки поднялся со своего насиженного места. Алиса стряхнула с его вязаной шапки с большим помпоном и с курточки снег и взяла за руку.
- Сначала сделаем, что я сказала, а потом наверно, обратимся в полицию.
- В полицию? – испуганно переспросил мальчик, вцепившись в ее руку маленькой ладошкой. – Зачем? Ведь с моей мамой ничего не случилось?
- Конечно, нет, Дженсен, ты не переживай. Я просто сказала про полицию, чтобы узнать у них о твоей маме. Может, она сама потерялась и не может тебя найти? Бывает же такое, м? – мальчик лишь горько вздохнул и согласно закивал.
- Мне просто хочется с мамой встретить Рождество. Она обещала мне огромную пожарную машину. Очень-очень большую.
- О-о-о, - протянула Алиса, улыбнувшись, - я тебя понимаю. Сама люблю Рождество и Новый год. Ведь получать подарки так здорово, да?
- Угу. Да, это классно, - они шли по тропинке, а Дженсен, увлекшись разговором о подарках, даже на некоторое время позабыл о своих печалях.
Когда они вдвоем вышли из заснеженного парка, Алиса выдохнула с облегчением. Ей понравился этот мальчик, и она не хотела, чтобы он замерз на улице от нерадивости своей матери. Его мать, если ее вообще можно так назвать, попросту оставила своего сына на растерзание разбушевавшейся погоде. Снег повалил сильнее, и ветер стал порывистее. И если бы не Алиса, то мало ли кто бы обратил внимание на малыша. Если только какая-нибудь детская служба или полиция, но когда бы они его нашли, Дженсен мог бы спокойно уже умереть от переохлаждения или еще каких ужасов. От этих мыслей Алиса лишь сильнее поежилась, быстрее отгоняя от себя плохие мысли. Нужно наоборот приободриться и самой, и сделать так, чтобы и Дженсен улыбался. Все-таки и вправду ведь Рождество уже не за горами, да и огромную пожарную машину тоже следует найти. Нечего расстраивать Дженсена еще и отсутствием долгожданного подарка.
Но задумавшись обо всем об этом, девушка совершенно не замечала, как мальчик, делая несколько шагов, все время оборачивался и смотрел на ту самую скамейку. А вдруг мама придет сама, и ее не нужно будет искать, и она сама найдется? Как же она его тогда найдет? Поэтому сделав еще пару шагов, Дженсен остановился и потряс Алису за руку, шмыгая носом:
- Тетя Эли, а как меня мама найдет? Я не хочу, чтобы она расстраивалась, - не удержался паренек, быстро стирая со щек скатившиеся несколько слезинок. – Я не хочу, чтобы она плакала.
Алиса вздохнула и покачала головой. Конечно, она его понимала и поэтому, присев перед ним на корточки и взяв его за руки, с бодростью в голосе предложила:
- Вот, что мы сделаем, Дженсен. Я сейчас напишу свой домашний адрес и номер телефона, и мы его оставим на той самой скамейке. Вдруг она вернется и найдет их, м? Как думаешь, так будет надежнее? – Дженсен интенсивно закивал головой. – А для пущей надежности я напишу телефон и адрес вот в этой книжке, хорошо? – Алиса показала мальчику свою книгу, которую она читала во время отдыха и совершенно непонятно по какой причине, оказавшейся в этот момент у нее в руках.
- Да, да. Давайте, так и сделаем. Она ее найдет, и тогда у нее получится найти меня и сказать вам спасибо.
- Ок, - согласилась девушка и стала писать свои координаты на внутренней стороне обложки, не забыв приписать несколько слов о Дженсене. Мало ли, может, женщина и вправду одумается и вернется?
Мальчуган следил за каждым движением своей новой знакомой, а потом с особой радостью последовал за Алисой, когда они вернулись к скамейке, чтобы пристроить ту самую книгу. Дженсен еще пару минут постоял вместе с девушкой, а потом и вовсе согласился идти с ней, куда угодно. Ему и вправду невыносимо как хотелось кушать, да и ножки с ручками уже достаточно замерзли. Оттого он послушно последовал за Алисой, которая в свою очередь тоже стала оборачиваться на ту злосчастную скамейку. Верилось с трудом, конечно, но все равно нужно было надеяться хоть на что-то хорошее.

****


Стоило им только переступить порог небольшой квартирки Алисы, как Дженсен тут же смущенно спросил:
- А можно мне в туалет? – еще щечки окрасились в алый румянец, но это явно было не из-за того, что они пришли с мороза. Девушка понимающе кивнула, а потом указала рукой направление:
- Прямо по прихожей. Видишь дверь? Это ванная комната.
Мальчуган, шустро и быстро стянув с себя меховые ботинки и теплый пуховик, скрылся в обозначенном месте, на что Алиса лишь улыбнулась и покачала головой.
Пока ребенок пропадал в ванной комнате, Алиса решила приготовить Дженсену горячий шоколад, а себе сделать черный кофе. Да и на ужин нужно было что-нибудь да приготовить. Разложив все лакомства на столе, она стала ожидать мальчика, но Дженсен что-то задерживался. Алиса заволновалась и решила уточнить у него, не нужно ли чего. Хотя сделать пару шагов ей даже не дали, так как навстречу вылетел этот мальчуган, который тут же затараторил:
- Я руки согревал, они у меня очень сильно замерзли, - для достоверности сего факта он показал свои ладошки. – Вот, видите, совсем-совсем замерзли.
- Понятно. Садись за стол, буду тебя горяченьким кормить, - Дженсен уселся на предложенное место и стал следить за каждым движением девушки. Перед ним поставили глубокую тарелку, в которую было налито непонятное и незнакомое мальчику блюдо.
- А это что такое? Я такое ни разу не ел, - он смотрел на бордового цвета воду и не мог понять, что это перед ним.
- Дженсен, это борщ. Такое блюдо. Его едят в России и в других славянских странах. Помнишь, я говорила на непонятном тебе языке? – мальчик кивнул, а она продолжила. – Так вот, я родилась в России, и поэтому иногда, если хочу удивить своих гостей, то предлагаю покушать традиционные русские блюда. А ты ведь мой гость, и я хочу тебя удивить. Так что кушай и не обожгись, суп еще горячий. К тому же тебе нужно согреться. Кушай.
Дженсен еще раз посмотрел на свою тарелку, потом перевел взгляд на тарелку его новой знакомой. У нее был налит тот же самый неизвестный ему «борщ», Алиса подмигнула ему и, взяв в руку ложку, стала его есть. Он не опасался того, что его хотят отравить или еще чего похуже, просто вот так вот сразу взять и попытаться накормить незнакомого человека вот таким вот блюдом, было для мальчика как-то странно. Но с другой стороны, запах от супа был очень-очень вкусным, а есть хотелось неимоверно, поэтому переведя взгляд еще раз на Алису, Дженсен неуверенно взял ложку, а затем все-таки его попробовал. И уже через несколько минут девушка наблюдала занимательную картину: мальчик уплетал борщ за обе щеки, и отвлечь его было себе дороже. Девушка не могла не смотреть на него без улыбки. Уж очень аппетитно и заразительно он поглощал предложенные блюда. Хотя если бы он попробовал свежеприготовленный суп, а также свежевыпеченные булочки, то Алиса была уверенна, что Дженсена и от этого поглощения пищи также не оторвала бы. А так как времени не было, девушки лишь разогрела борщ на плите, а булочки в микроволновке.
- Ох… - протянул довольный и объевшийся Дженсен, погладив себя по животу, - я сейчас, кажется, лопну. Спасибо! Было очень вкусно, я такого никогда не ел. И я даже согрелся. Мне теперь очень тепло.
На что Алиса лишь кивнула и предложила ему перейти в гостиную и устроиться на диване.
- Может, теперь поспишь? Ты ведь устал?
- Ага, очень, - быстро согласился разморенный Дженсен, зевая и потирая глазки.
- Тогда я тебе сейчас принесу одежку, ты переоденешься, а потом можно и спать ложиться, хорошо? – мальчик машинально кивнул и снова протер глаза.
Алиса взъерошила его русые волосы на макушке, пройдя мимо. На что мальчуган даже не среагировал, он привалился к спинке дивана и закрыл глаза. И когда она уже вернулась с одеялом, подушкой, простыней и серой футболкой, которая осталась когда-то от ее старого бойфренда, то увидела сопевшего Дженсена в неудобной позе. Она покачала головой, положив все вещи рядом с мальчиком, которого принялась укладывать на диван поудобнее. На что тот даже и не пошевелился.
- Видно умаялся и совсем выбился из сил, - сетовала девушка, накрывая Дженсена теплым пуховым одеялом. – Посмотрим, что будет завтра. Утро вечера мудренее. Нужно хорошенько выспаться и решить, что предпринять, чтобы мальчик не остался на улице.
С такими мыслями девушка еще немного понаблюдала за своим новым знакомым, при этом разглядев на личике мальчугана веснушки.
- Солнышко, - с улыбкой прошептала она, наклонившись к нему и потрепав по волосам. – Отдыхай. Пусть тебе приснится все самое доброе.
Она ушла к себе, не прикрывая двери. Мало ли вдруг Дженсен ее потеряет. Она не хотела его пугать. Хоть с первого взгляда видно, что ребенок может постоять за себя, но все равно в девушке определенно проснулся материнский инстинкт.
Размышляя и раздумывая о своем новом подопечном, Алиса не заметила, как погрузилась в дрёму.

Глава 2.

Алиса Егорова приехала в США еще, будучи студенткой по программе студенческого обмена. Договоренность между учебными заведениями о взаимном обмене студентами была так на руку Алисе. Она в тот период рассорилась с родителями из-за какого-то пустяка, но на учебе это нисколько не отразилось. Поэтому спустя неделю русская студентка уже жила в американской семье, а вместо нее жил американский студент-ботаник, как определила парня по фотографиям, развешенных по всему дому, Алиса. Ей хотелось понравиться этой американской семье, так как она определила для себя кое-что интересное. Она не хотела сейчас возвращаться в Россию. То есть доучиться, конечно, придется, но вот жить там дальше, увы, ее совсем не привлекало. Отчего Алиса после окончания учебы, опять-таки вернулась в Даллас. Туда, где и жила во время пребывания студенческого обмена. Мистер и миссис Виссон были, как ни странно, очень рады ее видеть и приняли почти что с распростертыми объятиями. Девушка естественно была очень таким вниманием тронута, но почему-то решила действовать напрямик и поэтому спросила о возможностях устроиться на работу. Мистер Виссон лишь хмыкнул, понимая, что девушке действительно нужна хорошая работа, а для такой отличницы никакая работа официантки однозначно не подходила. Она была умной, смышленой, поэтому мужчина решил ей помочь.
С той поры и по сегодняшний день Алиса Егорова является переводчиком в туристической фирме. Туристы бывали наплывами, но она не боялась переводить какие-нибудь рабочие документы и тому подобную литературу. Да и от различной подработки она не отказывалась.
Молодая женщина встряхнула головой, потому густые волосы разметались по плечам. Отчего-то вспомнилось ее прошлое, но быстро его от себя отогнав, Алиса отправилась проверить своего сына (в приоткрытую дверь в спальне было все очень хорошо видно), который распластался на кровати, отбросив на пол теплое одеяло и обнимая при этом большую подушку всеми конечностями. Она улыбнулась, подумав про себя:
«А Дженсен так и не меняется».
Но решив, что они и так уже опаздывают, решила все-таки его разбудить, постучав по двери:
- Дженсен, сынок, мы опаздываем. Поднимайся! И к тому же справляйся там со своими мальчишескими проблемами побыстрее и спускайся завтракать!
- Мам… - протянул недовольно юноша, - ты опять подсматриваешь?
- Ничего подобного! Ты сам не закрываешь за собой двери.
- Ма-а-а-ам! – Алиса лишь рассмеялась и закрыла плотнее дверь. Так у них и проходило каждое утро.
Пока она готовила горячий шоколад, полюбившийся Дженсену еще с детства, Алиса придумывала доводы, чтобы убедить упертого сына в том, что очки ему просто необходимы. Но попробуйте это объяснить шестнадцатилетнему парню? Вот, то тоже. Однажды она заикнулась об этом, но Дженсен так нагрубил ей, что они потом несколько дней не разговаривали. Ведь у сына был очень убедительный повод так яростно быть против очков – «Меня и так все принимают за ботаника-девственника, что в очках я и подавно буду его напоминать!». На что Алиса тогда совершенно серьезно спросила:
- А разве ты уже не девственник? – вызвав у Дженсена такой прилив крови к лицу, что он убежал к себе в комнату и был очень сильно на нее обижен.
Но Алиса прекрасно изучила своего сына за эти десять лет и могла подобрать любой ключик для того, чтобы сердитый Дженсен оттаял и не стал на нее обижаться. За все это прошедшее время, чего в их жизни только не было. Стоит хотя бы вспомнить, как она уговаривала Стива, своего бывшего бой-френда, чтобы тот сочетался с ней браком, фиктивным естественно. И все для того, чтобы социальные службы шибко не придирались к тому, как будет жить «этот красивый мальчик с зелеными глазками» в их семье. Но, слава богу, все обошлось, и десять лет тому назад Солнышко, как она назвала его однажды, вошло в ее жизнь, окрасив своими лучиками и веснушками ее однообразие. Были трудности, были неприятности, но вместе с Дженсеном, когда она приходила с работы измотанная и уставшая, никакие невзгоды и горести Алисе были нипочем.
- Опять задумалась? – спросили неожиданно с правой стороны, отчего Алиса вздрогнула и почти невесомо хлопнула по плечу проходившего мимо Дженсена. – Ай!
- Нечего меня пугать. Садись, - он послушно уселся за стол. Перед ним оказалась кружка с шоколадом, рядом тарелка с яичницей-глазуньей из двух яиц и хрустящим беконом, а затем уже вилка и нож. – Кушай, а потом поедем в больницу, и это не обсуждается! – категорически закончила женщина, строго посмотрев на насупившегося парня. – Я уже устала наблюдать за тем, как ты щуришься. Все это не к добру и к тому же доктор Морган хороший врач и он…
- Ясно… - парень перебил мать, отодвинул от себя тарелку и резко поднялся со своего места. – Я пойду и сяду в машину, подожду тебя там. Я не голоден.
- О, господи, Дженс, какой же ты упрямый, а! Я же волнуюсь за твое здоровье, - она подошла к сыну и положила руки ему на плечи. – Послушай. Необязательно же он порекомендует тебе очки, он наверняка предложит тебе и линзы. Он же понимает, что для молодого человека, как ты, нужно в первую очередь. И вообще я хотела дать такой совет. Если ты стесняешься носить очки в школе, то хотя бы носи их дома, а в школу носи линзы. Никто и не подумает, что у тебя что-то со зрением, сынок. Пожалуйста, так будет лучше, м? – Дженсен тяжко вздохнул. Спорить с матерью не было никакого желания. Они и так уже все нервы друг другу вытрепали по этому вопросу, поэтому сдавшись и покорившись, парень кивнул. – Спасибо, дорогой. И все-таки покушай, а то мало ли, вдруг тебе в больнице плохо будет? И тебя будут обследовать юные медсестрички, а? – Дженсен зло зыркнул на мать, вот, знала она куда надавить. Терпеть больницы он в принципе не мог, поэтому и оттягивал любой поход туда при любых обстоятельствах, а тут еще…
Он уселся снова за стол и принялся за слегка остывший завтрак. На что Алиса покачала головой, улыбаясь своей маленькой победе. Но Дженсен все равно предъявил свое небольшое требование:
- Но в школу меня не нужно отвозить, я сам как-нибудь доберусь. А то уже и так перед друзьями стыдно. Мать до школы довозит. Позорище какое-то… - пробубнил он последние слова себе под нос, уплетая последний кусочек, но Алиса прекрасно все расслышала. Она, разумеется, понимала противоборство своего сына с ней, но так попросту тоже сдаваться не собиралась:
- Я бы с радостью тебя послушала, сынок, но напомни-ка мне, пожалуйста, одну вещь. Кто-то из нас двоих на прошлой неделе очень так хорошо накосячил, чуть ли не спалив весь дом…
- Я хотел приготовить тебе ужин, я же знаю, как ты устаешь по пятницам! – вскочил со своего места Дженсен, оправдываясь.
- За ужин я тебя поблагодарила, но вспомни, кто спалил микроволновку и сжег посуду? – она с укором посмотрела на сына. – И самое главное, я очень сильно испугалась за тебя, подумав, бог знает что, когда увидела дым из окон дома. Так что твое наказание еще не закончено. Когда я решу, что ты искупил свою вину, тогда ты и будешь ездить в школу самостоятельно, а теперь поехали!
Дженсен опять горестно вздохнул, снова и снова делая для себя один единственный вывод – его мать – это самый упертый и упрямый человек на свете, ее никогда и ни в чем нельзя было переубедить. Впрочем, как и его, только вот почему-то у этой женщины всегда находились глобальные доводы, чтобы убедить Дженсена сделать все так, как хочет именно она, он не знал.
«Вот так-то! Ай, да я!»
Мысленно похвалила себя Алиса и последовала за сердитым и обиженным сыном. Все-таки с ним нужно проявлять характер. С другой стороны, кто, если не она?

****


- Эй, друг, ты чего нос повесил? – толкнул Дженсена в плечо лучший друг, Том Уэллинг. – Опять мать третирует? – он улыбнулся, а его собеседник ничего не ответил, глядя в окно. – Я тебе, между прочим, помочь хочу, - не унимался Том, так как молчать больше минуты было выше его сил.
- Том, ты можешь помолчать? – вышел из себя парень, зло посмотрев на друга.
- Конечно, могу, но тебя не поймешь, то сам хочешь, чтобы тебе не давали грустить, то теперь сам возмущаешься, - обиделся Том не на шутку. Он уже было хотел уходить со своего места, но Дженсен его окликнул:
- Том, прости, вырвалось что-то. Ты же знаешь, что… - но договорить ему не дали, так как Уэллинг следующую фразу закончил досконально:
- Я терпеть не могу, когда наступает Рождество с Новым годом. Но до этих праздников еще столько времени. Целых две недели, - не успокаивался Том. - И вообще нам осталось-то до зимних каникул еще меньше, чего киснуть-то?
- Когда тебя, собственного ребенка, бросают почти что в сочельник, это не очень-то радует, друг, - усмехнулся Дженсен, отведя взгляд.
- Но это было-то сколько времени назад, - тихонько добавил его друг, но пожалел об этом, так как Дженсен вскочил на ноги, резко выкрикнув:
- Было, Том, было! Десять лет прошло! А я до сих пор помню этот день и боюсь, что вообще никогда не забуду! – он схватил свой рюкзак и вылетел из класса. И в ту же секунду в коридорах раздался громкий звонок на занятия.
Том хотел уже побежать за ним, но не успел, в дверях показался мистер Шепард, а с ним лучше не конфликтовать. Парень сел на свое место и время от времени посматривал на дверь в кабинет. Может, Дженсен все-таки одумается? Но до конца урока, а затем уже и окончания всех занятий, парень так и не объявился. Томас прикрывал его, как мог, а потом и сам сорвался и скрылся в направлении дома друга. Нужно было попросить прощения за свои дурацкие слова, предположения и непонятки. И вправду, он же сам все прекрасно знает. И о том, что Дженсену больно вспоминать то самый сочельник и само Рождество, когда ты встречаешь его с почти что незнакомыми людьми, а самых близких и родных нет и в помине. И о том, что Дженсен всегда болезненно воспринимал хоть какое-нибудь упоминание об этих праздниках. А теперь…
Дженсен нашелся на заднем дворе собственного дома. Он сидел на крыльце и кутался в пуховик. Томасу было не наплевать на друга, поэтому он запросто определил один момент – Дженсен был рассержен. И в этом он наверняка опять винит себя. Вспылил, не сдержался. Но Том знал, как придать сил другу, а еще у него был один небольшой секрет – стоит только присесть напротив Дженсена на корточки и что-нибудь тявкнуть или промурлыкать, как все хмурое настроение парня уходило прочь, и он мог хохотать над другом, как ни в чем не бывало. Поэтому и сейчас, сделав тоже самое, Дженсен чуть ли с крыльца от смеха не повалился, заряжая своим заразительным, заливистым смехом всех вокруг. Том тоже не смог сдержаться, захохотал и потянул на себя друга, отчего оба не удержались на ногах и плюхнулись на землю, усыпанную пушистым снегом. Они так и смеялись бы, если бы Дженсен не оказался на спине, а Том сверху, припечатывая лучшего друга еще и поцелуем.
Парни уставились друг на друга круглыми глазами. Дженсен, смутившись, пробормотал себе под нос, но Том его прекрасно расслышал:
- Пусти, а то заболеем. И вообще, что за дурацкие шутки с поцелуем?
- Это не шутки, Дженс! – воскликнул Том, поднимаясь на ноги и помогая другу. – Ты мне давно нравишься, да и вообще… - лицо брюнета стало таким пунцовым, что никакие игры на морозе и возни в снегу такого не выдадут. – Нужно на ком-то пробовать учиться целоваться.
- Что? – у Дженсена глаза стали еще больше. – Ты это просто, значит, учился на мне свои приемчики проделывать?
- Да, то есть нет, Дженс… - взмолился Том, начиная оправдываться. – Погоди, не сердись. Я просто хотел убедиться, что мне не будет противно целоваться с парнем. Да и ты такой красивый и… кто тут устоит?
- Стоп! Хватит городить околесицу! – Дженсен был в возмущении. – Ты мой лучший друг, а ведешь себя сейчас, как… у меня даже слов нет! Уйди! Тоже мне нашел игрушку.
- Дженс! Прости, ты не так все понял! – кричал Том уже в спину поднимающегося по ступенькам Дженсена. – И очки мне твои нравятся! – и тут же прикусил язык. Знал же, что и это больная тема для друга, но было уже поздно. Дженсен все прекрасно расслышал. Том никогда еще таким злым и сердитым друга не видел, поэтому отошел на приличное расстояние. Хотя Том и был Дженса выше, но такую мощную энергетику, которую испускал сейчас парень, было не стерпеть. – Прости, я дурак, горожу всякую ерунду. Ладно… я это… Дженс… пока, увидимся в школе… - и сделал еще несколько шагов назад.
Вдруг Дженсен махнул на друга рукой и быстро скрылся в доме, со всей своей мощью хлопнув дверью. Том горестно вздохнул, проклиная свой длинный язык и свои идиотские поступки, на чем свет стоит. Он что не мог держать себя в руках? Как они теперь будут друг с другом завтра разговаривать? Интересно Дженсен всем расскажет об этой попытке по-взрослому поцеловаться или… Том покачал головой. Его друг на такую подлость не способен. А вот он, Том полный придурок, раз полез с такими предложениями к Дженсу…
Дженсен смотрел на уходящего друга со второго этажа, где располагалась его комната. Он прикоснулся пальцами к своим губам, пробормотав себе под нос:
- Том, дружище спасибо! А то бы я с ума сошел, думая, что я один такой придурок, которому нравятся парни…
А потом домашняя круговерть и новые незначительные споры с матерью быстренько на время выбивали Дженсена из размышлений, которые крутились вокруг друга и того злосчастного поцелуя. Он подумает над этим основательно, но позже.
Хотя значительно позже, эти думы приведут Дженсена лишь к одному выводу – ему и вправду нравятся парни, и с этим уже не поспоришь.

Глава 3.

- Как ты? – спросила Алиса у сына, присаживаясь рядом на крыльце.
Дженсен вздрогнул и посмотрел внимательно на мать, на что она вновь повторила свой вопрос. Он отвел взгляд, поежился. На улице холодало, но он все равно сидел упорно и мерз, впрочем, как заметила для себя Алиса, он всегда так делал в приближении новогодних праздников. Она ничего не сказала, так как знала, что ее сын не любиб, когда жалели, или пытались залезть в душу. Если нужно он сам все расскажет, просто нужно время и терпение, а у Алисы, как выяснилось, его хватает в достаточном количестве. В тишине они просидели минут двадцать, и Алиса все же собралась оставить сына наедине, как вдруг она услышала:
- Знаешь, мам, я в последнее время все пытаюсь понять… - он не оборачивался к ней, он смотрел куда угодно, только не на нее, а Алиса тем временем просто любовалась своим красивым мальчиком.
Он и вправду был очень красив, хоть по-юношески еще немного не складен. Но стоило ей представить, как он расцветет еще спустя несколько лет, как тут же можно хвататься за голову и отбиваться от поклонниц и поклонников. Да-да, последних, женщина тоже не исключала. Почему? Кто бы ей дал ответ на этот вопрос.
- Почему меня бросили? – продолжил он, она вновь присела к нему рядом.
- Я тоже задавалась этим вопросом, сынок, - она положила руку ему на плечо и притянула к себе поближе. – Знаешь, у каждого из нас есть такие обстоятельства, с которыми не все могут справиться. Проблемы на работе, в семье, в собственном здоровье и здоровье близких людей, нехватка того или иного, и тогда кто-то борется со своими ужасами в жизни, а кто-то оставляет все на самотек, а потом и вовсе опускает руки.
- Ты хочешь сказать, что она была слабой? Она получается, не справилась с трудностями, не справлялась со мной… – Дженсен все-таки обернулся на мгновенье, вздохнул, а затем просто прижался спиной к ее груди.
- Мы не знаем всех сложностей, которые были на тот момент в ее жизни, сынок. Так что не нам ее осуждать и…
- Я ее не осуждаю, мам. Я просто пытаюсь разобраться в этом, - пробормотал негромко парень, вновь разглядывая соседний дом за забором. – Я был мальчишкой и ничего не понимал, что тогда происходило вокруг меня, а сейчас мне просто больно из-за неизвестности.
Алисе тоже переживала за сына. С появлением Дженсена в ее жизни она поняла, что никогда не позволит этому солнечному мальчику с веснушками страдать. Она вывернется наизнанку, сделает все, что в ее силах, но он никогда не будет плакать и мучиться незнанием, но… Алиса и не предполагала, что для ее мальчика все-таки будет очень важно знать причины той несправедливости, которая произошла с ним в детстве.
- Давай, не будем о грустном, м? – она поцеловала сына в висок, устыдившись себя и того, что не смогла помочь сыну разобраться в таких нужных для него вопросах. – Давай, лучше нарядим елку?!
- Ма-а-ам! Ты же знаешь, я не люблю заниматься этой новогодней суетой, – пробормотал недовольно Дженсен, но куда там, помня о том, что этого упрямого человека сдвинуть с намеченной цели было нереально, парень лишь опять вздохнул и поднялся с крыльца, протянув ей руку. – Ладно. Ты всегда умела меня уговорить не только словами, но и одним своим взглядом.
- А-то! – улыбнулась женщина, обнимая сына. – Давай, будем решать проблемы по мере их поступления? Я думаю, что во время праздников все же не престало нам думать о грустном, разве не так? Хотя я могу понять, что ты каждый раз испытываешь в эти праздники, сынок.
- Мам, ты сама сказала, что не будем об этом. Значит, не будем. Пойдем. Скоро все-таки праздники.
- Вот такой настрой в моем сыне мне нравится гораздо больше. Пошли! – она зашли в дом, а на улице и вовсе началась метель.
Сколько раз Алиса уговаривала себя попробовать найти ту женщину, которая подарила жизнь Дженсену, но представив последствия этой находки, ей становилось дурно. Она боялась, что после всего случившегося, маленький Дженсен все равно захочет вернуться к родной матери. Отчего Алиса останавливалась в самом начале пути. Передумав всякого, уговаривая и перебивая себя же, Алиса решила, что все же не будет никуда обращаться. Эгоистично? Да. Не думала о мальчике? Наоборот, только об этом она и думала. Если бы та женщина пыталась обратно вернуть своего сына, она бы это сделала уже очень давно, ведь так? Но… Поэтому теперь Алиса Егорова, а точнее Алисия Егорофф, являлась матерью Дженсена. Да к тому же она не стала менять маленькому Дженсену фамилию. Он так и остался Эклзом. Ведь тогда у мальчика, как, оказалось, были с собой все документы на его имя. Просто они были запрятаны в его курточке и не сразу были обнаружены Алисой. Отчего его можно было найти даже так, по документам. Дженсен Эклз. Такое редкое имя с фамилией. Его биологическая мать, если бы того хотела, то давно бы это сделала. Но прошло уже десять лет, и никаких признаков этих самых поисков Алиса не увидела. Так что для себя она решила, что все сделала правильно.
Хотя каждые новогодние праздники проходили именно так. Дженсен сидел на крыльце и вспоминал то грустное Рождество. Ведь он так надеялся, сидел у окошка, постоянно спрашивал, а когда вернется мама? Да и спать Алиса его уговорила, только когда он совсем уже был сонным и податливым. Сердце тогда разрывалось невыносимо. Но, с другой стороны, и сейчас сердце болит, глядя на то, как парень мучается и размышляет о том, почему все случилось так и никак иначе. Может быть, со временем Алиса наберется смелости и попробует найти эту женщину, но сейчас – нет, нет и еще раз нет. Она не может расстаться с Дженсеном, пусть случается все, что угодно, если только это не будет его собственная свадьба. Так она решила для себя, а значит, будет идти именно в этом направлении, никуда не сворачивая. Заботиться о любимом сыне? Да. Это все, что у нее осталось в жизни. Алиса хочет поручить своего мальчика тому, кто будет его любить также сильно, как и она или даже больше. Только так, по-другому быть не может.
Она так увлеклась своими доводами, что прослушала все, что ей говорил сын. Но взяв себя в руки, Алиса все же погрузилась в работу с головой. Ведь нарядить елку это тоже своего рода искусство. Так она шутила, чтобы Дженсен немного, но улыбался. Улыбка у него, да и смех такие заразительные, что не засмеяться за компанию просто невозможно.
И разве можно оставить или отдать такое Солнце? Нет! Такого в ее и его жизни никогда не случится!

****


- Дружище, что-то я тебя совсем не узнаю.
- Да я сам себя не узнаю, Майкл, - пробубнил себе парень, не глядя на друга.
- Скоро же Рождество, а я тебя, Джей, еще ни с каким парнишкой не видел, даже странно как-то, - усмехнулся его собеседник, отпивая из высокого стакана большой глоток коктейля. – Ты же это дело любишь, а тут… - договорить он попросту не успел, так как его друг резко поднялся на ноги и быстрым шагом направился в противоположную сторону.
Тот самый Майкл только и успел, что рот открыть от такой наглости, но быстро собравшись, крикнул тому в спину:
- Джаред! Еще другом называешься!
Но тот так и не обернулся.
Джаред с Майклом пришли в этот клуб, чтобы развлечься. Не прошло даже и полугода, как парни стали совершеннолетними. Двадцать один год как-никак. Поэтому они до сих пор гуляли и отмечали это событие по-взрослому. Но сегодня явно пошло что-то не так. Редко когда Джаред мог так сорваться с места и не обращать на друга никакого внимания. Только вот сам Майкл привык уже к таким странностям друга, да и злиться он на него не мог в принципе. Отчего уже минут через пятнадцать двое парней шли по направлению к автостоянке такси. Садиться за руль в пьяном виде из них никто не собирался. Они еще в своем уме.
И уже в самом такси Майкл еще раз попытался достучаться до Джареда, но тот молчал и делал вид, что его вообще в машине нет. Парень выдохся. Не хочет разговаривать и что-либо объяснять? Ладно, это не первый раз. Потом сам же к нему придет и будет рассказывать свои небылицы о том, что у него какие-то там мысли появились. А мыслей у Джареда было… Майкл их количество и саму составляющую никогда не запомнит. Уж больно много было у друга идей, да фантазий, которые атаковали юного Джареда прежде, а про сегодняшнего парня и говорить нечего. Падалеки мог запросто придумать какой-нибудь рассказик и записать его на обычных бумажных салфетках, благо у того в постоянном пользовании была авторучка. Поэтому любые вечеринки и мероприятия в универе без историй Джареда Падалеки никогда не проводились. Как-то сам преподаватель по зарубежной литературе обратился к нему с тем, чтобы посетовать на то, что теперь-то после выпуска Джареда, они потеряют замечательного автора интереснейших и занимательных историй.
Только вот эти занимательные истории стали в жизни Джареда лишь увлечением, так как сейчас он стал работать помощником литературного редактора у своего отца в книжном издательстве. Что, впрочем, тоже не вызывало у парня агрессию и неприязнь. Ему нравилась эта работа, но свое сочинительство он тоже не оставлял в стороне. Пусть времени на свои истории, зарисовки и более глобальные сюжеты было в обрез, но он все равно как-то умудрялся погружаться в них с головой.
Но с другой стороны, почему-то Майклу показалось, что все сегодняшнее молчание и игнорирование, для Джареда были не столько связаны с работой, сколько с тем, что его что-то тревожило. Только вот что это могло быть, для Майкла оставалось загадкой. Да и дальше ему тоже не позволили вмешаться. Джаред вылез из такси, поблагодарил за доставку водителя, заплатил деньги, попрощался с другом и также стремительно, как и в клубе скрылся в направлении дома. Майкл только и успел выкрикнуть вслед:
- Пока! Н-да… люди, связанные с каким-либо творчеством, явно какие-то странные, - пробормотал Майкл с некими философскими нотками в голосе, но затем помотав головой, пожелал ехать домой.
И уже через пару мгновений во дворе элитных высоток след такси испарился.

****


Парень смотрел на себя в зеркало и пытался хоть как-то себя расшевелить. Настроение было ниже плинтуса. Да и недавний разговор с родителями тоже на нем отразился, и с Майклом рассорился. В общем, сплошные минусы, а скоро Рождество. Джаред посмотрел на себя еще раз, подмигнул, усмехнулся, сверкнул своими ямочками и вышел из ванной. Все равно из-за того, что он там пробыл последние полчаса, с родителями Джаред в ту же секунду не помирится.
Да уж… он еще и на Майкла обижается из-за того, что последний пытается хоть какими-то способами ему помочь.
- Что я за друг такой? – спросил Джаред сам у себя, ложась поперек кровати, раскинув руки в стороны. – Да и сын из меня никудышный, - он вновь усмехнулся, покачал головой, добавив при этом: - угу, одни сплошные достоинства, чего уж там…
Надо что-то с этой хандрой делать, а как, кто его знает? Еще такое ощущение, будто что-то должно произойти совсем-совсем скоро. Но почему у Джареда именно такое чувство, сам парень себе, ни за чтобы не объяснил. Должно произойти и все тут.
- А еще говорят, что никаких предчувствий и предсказаний не бывает, - хмыкнул себе под нос сонный Джаред, закрывая глаза. – Если ничего такого не существовало бы, у меня не было бы такого чувства, это точно. Да и любопытство разбирает, что же, а может быть, кого-нибудь готовит мне жизнь в будущем, - от своих предположений у парня губы сами растянулись в улыбке. – Если бы это был парень, то было бы в сто раз лучше. Но… кто его знает, что там придумает для меня судьба? - он замолчал на секунду, а затем вновь начал рассуждать сам с собой. – Псих, какой же я псих, уже и о судьбе какой-то думаю, и что она для меня приготовила. Мальчишка! Пора бы уже взрослеть, а то думаю неизвестно о ком и о чем…
Но договорить он не смог, так как усталость, ссоры и ненужные для него разговоры сделали свое дело. Джаред заснул, задумавшись лишь на миг:
- А вдруг в моей жизни в скором будущем и вправду кто-то, да появится?

Глава 4

Стоило Дженсену взглянуть на мать, на ее жизнерадостную улыбку, как он тут же понял — она что-то задумала. По-другому и быть не может. Сколько раз он попадался в ее ловушки, у Дженсена не хватит пальцев на ногах и руках, чтобы все сосчитать, но с другой стороны…

— Что ты опять затеяла? — осторожно спросил парень, усаживаясь рядом с матерью на диване.

— С чего ты взял, что что-то, да будет? — усмехнулась женщина, взяв сына за руку.

— Про что-то я вообще молчал, — хмыкнул Дженсен, подлавливая мать на слове. — Это ты прокололась, так что говори, что или кто будет у нас на Рождественских каникулах? И вообще я и так скрепя зубами, согласился на эти праздники по твоей просьбе, а если ты еще что-то придумала, то я уеду в командировку раньше времени, как и намеревался сделать до этого. И это не шантаж, мам. Съемки, между прочим, никто не отменял, — он хотел подняться со своего места, но Алиса задержала его руку в своей.

— Сынок, постой! Я просто хотела тебе помочь.

— Только не говори мне, что ты опять решила кого-то мне сосватать? — парень аж дар речи потерял и сел обратно.

— Ну не то, чтобы… — замялась женщина, отведя взгляд, пытаясь скрыть смущение. — Я просто подумала… Ведь тебе на пути попадаются одни негодяи! А я не могу видеть, как ты страдаешь.

Дженсен вздохнул и сам отвел взгляд. Его мать была права, в последнее время к нему то и дело клеились и пытались добиться его расположения какие-то отморозки. А ему уже двадцать три! И он каждый раз удивлялся тому, как Алиса его чувствует и знает, когда ему плохо и когда хочется просто поговорить.
Он живет отдельно от матери, хотя свободное время все равно проводит у нее, если, конечно, получается совместить приятное с полезным. Дженсен еще с детства никогда ничего не скрывал от матери. Они были слишком дружны и не пытались обманывать друг друга. Но в последнее время появились такие вещи, о которых с матерью не поговоришь. Хотя Алиса не была навязчивой и не выпытывала у сына какие-нибудь секреты или подробности. Она попросту видела все чувства, написанные у Дженсена на лице. И ей каждый раз очень больно было наблюдать за тем, как менялось настроение сына, когда в очередной раз он становился жертвой каких-то мерзавцев.

— Это будет последний раз, обещаю! — поклялась женщина и посмотрела внимательно на сына. — Дженс, правда. Если тебе никто не понравится, я сама их разгоню.

Парень хмыкнул и покачал головой. Что и требовалось доказать, Алиса снова добилась своего. Спорить о чем-то, ругать ее… Смысл? Она все равно поступит так, как задумала поначалу.

Пришлось соглашаться. Да и съемки начнутся лишь двадцать восьмого числа. Можно побыть с матерью все это время. В последние дни, как показалось Дженсену, она очень изменилась. И самое страшное слово, состарилась. Неужели, его неудачи в личной жизни, предпочтения в которой ее нисколько не смутили, когда Дженсен, краснея и бледнея, рассказывал о том, кто ему больше всего нравится в молодом коллективе фотомоделей, так на нее действуют? Алиса так переживает за сына, что совершенно не следит за своим здоровьем? Отчего Дженсен решил не расстраивать ее еще и в этом. Если уж ей так это нужно, он посмотрит на тех молодых добропорядочных людей, которых ему подобрала мать. Да и новогоднее время пролетит незаметно за новыми знакомствами, ведь тогда к нему не будут приходить отвратительные воспоминания из детства. Сколько времени прошло, а Дженсен все никак не мог их забыть.

Парень встряхнул головой, отгоняя непрошеные мысли, и поднялся со своего места. Нужно было еще с Томом поговорить, да и подарок матери подобрать. Дженсен как всегда оставил все напоследок, за что и поплатился. Во-первых, нужно было найти что-то эдакое, во-вторых, где это эдакое взять он даже не представлял, а в-третьих, чтобы маме Алисе его подарок понравился. Он обожал наблюдать за тем, как она раскрывала подарок и как ее губы растягивались в улыбке. Вот уж точно самый счастливый человек, который обожает Рождество с подарками и Новый год со своими причудами.

Но, с другой стороны, один подарок он ей уже сделал. Он едет на съемки в Россию. Алиса уже давно хотела, чтобы Дженсен познакомился с ее Родиной. А так как Дженсен с детства слушал с огромным удовольствием русские сказки и небылицы, то мгновенно согласился на съемки в этой стране. Да и фотографы все-таки бывают очень эксцентричны. Поэтому директор даже спорить не стал с молодым и преуспевающим фотографом Чадом Мюрреем о том, где и как последний будет снимать. Ведь он лучше знает свою работу. Да и своими «чарами болтуна» Чад пользовался вовсю. И не смотря на то, что Чад был старше Дженсена на несколько лет, он беззастенчиво пользовался тем, что они стали друзьями. Отчего друг помоложе втягивался в рабочий процесс Чада с огромным рвением и легко принимал любые сумасшедшие идеи старшего товарища.

Да к тому же сам Мюррей привел Дженсена в модельный бизнес пару лет назад. И в то время, как многие молодые люди в возрасте Дженсена уже уходили из бизнеса, то фото последнего, как ни странно, расходились на «ура». Дженсен Эклз в свои годы, а на тот момент ему было всего лишь двадцать один, выглядел максимум лет на восемнадцать. Поэтому, почему бы не пользоваться такой красотой во, чтобы то не стало? Чад рискнул, и через несколько месяцев упорного труда и усилий Дженсен Эклз стал узнаваем и популярен. Все-таки мимо такой красоты, если даже захочешь, не пройдешь. Зеленые красивые глаза, правильные черты лица, а по словам Чада, они просто идеальны, длинные ресницы, а про губы Дженсена и говорить не стоило… Да и самое-самое то, что привлекло Чада в молодом парне в клубе, где они встретились в первый раз, были веснушки. Вроде бы они были непримечательными, но если посмотреть с другой стороны, их так и хотелось каждый раз пересчитать. Обо всем об этом Чад тогда и рассказал немного смущенного Дженсену, а на следующее утро почти что насильно привел его на съемочную площадку. И как со временем оказалось, это было не зря. Ох, как не зря.

А теперь… двадцать восьмого декабря их съемочная группа полетит в Москву, а затем они и вовсе хотят встретить Новый год по-русски. По крайней мере, Дженсен надеялся, что в России можно будет достойно отметить этот праздник, не смотря на различные присказки и насмешки опытных друзей, которые там побывали.

Но так как это все-таки была работа, Алиса не стала напрашиваться в поездку с сыном. Это не правильно, по ее словам, да и что она теперь там будет делать? Она давно уже оставила какую-либо надежду туда вернуться. Ведь, во-первых, ее там никто не ждет, а во-вторых, у нее и здесь есть все те, кого она очень любит. Так она сказала Дженсену, обнимая его, когда тот предложил ей съездить с ним. Работа превыше всего. Хотя, у Алисы опять-таки были свои интересы. Почему-то она была просто уверена, что в этот раз во время встречи этого Рождества ее мальчику обязательно кто-то да приглянется. И может быть, Дженсен тогда поедет в Россию не один? Но загадывать она так далеко не стала. Через несколько дней все итак выяснится. Осталось только дождаться этого события.

****


— Ну! Как я выгляжу? — спросил с улыбкой от уха до уха Джаред, обернувшись к другу, заправляя за ухо длинную прядь каштановых волос.

— Отпад! — тот поднял руку с большим пальцем вверх.

— Я тебя серьезно, Майк, спрашиваю! — почти что обиженно пробубнил Джаред, нервно теребя манжеты пиджака.

— А я тебе серьезно и говорю, но если ты ширинку все-таки застегнешь, то и вовсе будешь выглядеть как греческий бог, — ответил Майкл, наблюдая за разодетым другом с улыбкой.

— О, спасибо, друг, — воскликнул Джаред, исправляя такую оплошность в своем костюме.

Друзья были приглашены на рождественский вечер в семью Алисии Егорофф, их переводчика. Почему спрашивается, какой-то рядовой переводчик пригласил главного редактора «JJCompany» и финансового директора этого же книжного агентства к себе домой? А ответ был прост. Однажды, а точнее несколько месяцев назад, Джаред увидел Дженсена, приходившего к своей матери за каким-то делом. А сам редактор совершенно случайно почти что столкнулся с самым красивым парнем, которого он видел в жизни. Но не успел ему и слова сказать, так как тот мгновенно скрылся с «места преступления». И только потом Джаред уже узнал, что это был сын их переводчика. Алиса работала в книжном агентстве по договору, то есть ее приглашали для того, чтобы она переводила несколько изданий, а затем вновь могла возвращаться на основную работу. По крайней мере, такой график ее более чем устраивал. Поэтому работала она в свое удовольствие.

А когда уж сам главный редактор агентства обратился к ней с вопросом о «красивом молодом человеке, который приходил к ней недавно», то Алиса и решила брать быка за рога и отважилась пригласить своих работодателей на вечер в честь праздника. Майкл, услышав всю эту историю, лишь пальцем у виска покрутил, обозвав Джареда озабоченным типом, которому в последнее время всюду мерещатся «принцы его мечты». На слова друга Джаред не обижался, слишком хорошими приятелями они были, чтобы из-за ерунды ссориться.

И вот теперь Джаред, грезивший все эти месяцы о Дженсене, переживал больше всего. Он хотел ему понравиться и произвести на него хорошее впечатление. Да и вообще он решил, что эта была любовь с первого взгляда. Не смотря на то, что эта самая «любовь с первого взгляда» даже ни о чем таком и не подозревала.

Наверняка, со стороны это казалось каким-то сумасшествием, но Джаред был непоколебим. Он был убежден в своей правоте. Поэтому его друг, Майкл Розенбаум, еще раз намекнул Джею о том, что ему явно нужно лечиться, но все равно соблаговолил пойти с ним на вечер к своей сотруднице. Да и вообще хочется все-таки взглянуть на того «обалденного и шикарной красоты парня», как высказался тогда в сердцах и на эмоциях воодушевленный Джаред и убедиться в который раз, что его друг определенно от недотраха спятил.

****


Но разве Майкл знал, что будет такая подстава?! Тот самый Дженсен Эклз и впрямь был… красивым парнем. Он даже немного позавидовал другу, но спустя некоторое время, снова и снова вбивал в Джареда слова о том, что они определенно не будут вместе. Отчего чуть ли не получил за это от друга. Кто он, а кто ты… и тому подобное, говорил Майкл. Хотя, с чего вдруг Джаред не заслуживал дружбы Дженсена, Джей так и не понял, но опять-таки спорить с другом не стал. Пусть Майк болтал ерунду, лишь бы Дженсен ничего не услышал. Но последний был занят с гостями, так что план Джареда шел в нужном направлении.

Когда Алиса представляла их друг другу, то Джаред надеялся на более приветливую улыбку, но совершенно случайно подслушав разговор Дженсена с матерью, понял, в чем заключалось такое недружелюбие по отношению к молодым людям, находившихся на этом вечере. Как оказалось, мать Дженсена решила найти сыну жениха, а сам виновник происходящего был не очень счастлив таким обстоятельствам, но все же сцепив зубы, согласился. И как понял Джаред, это был не первый разговор на эту тему. Но уже через пару минут на всех гостей мужского пола Дженсен смотрел с неким снисхождением и натянутой улыбкой, и все молодые люди тут же оживились, будто это был их шанс связать судьбу с таким красавчиком. А вот Джареду это и вовсе не понравилось. Он рассматривал всех претендентов, отчего впоследствии ему очень хотелось разбить кому-нибудь нос или выбить зубы. И он сдерживался из последних сил, чтобы не осуществить задуманное.

Шесть мужчин, включая его, Джареда, и Майкла были определенно старше Дженсена. Ненамного, лет на пять-шесть. Хотя был один мужчина, который не понравился Джареду сразу. Ему было лет за сорок, и у него была борода. А еще он попросту поедал масленым взглядом Дженсена, который в свою очередь делал вид, что ничего такого не замечал.

Мечта Джареда стояла в стороне от общей толпы рядом с молодым человеком, и как он определил, тот парень был ровесником Дженсена. Они что-то обсуждали, посмеивались, посматривая по сторонам, и Джаред наконец-то увидел сияющую и заразительную улыбку Дженсена. Отчего сам не утерпел и улыбнулся, показывая всем вокруг свои ямочки на щеках, только вот подошедший и хмурый из-за чего-то Майкл мог испортить настроение любому, а его недовольные бормотания то и дело собирались разозлить Джареда еще больше:

— Веселишься, значит? А я вот тут страдаю, между прочим.

— И по какому поводу страдания? — хмыкнул Джаред, поглядывая на друга искоса. Ведь все его внимание уделялось лишь Дженсену.

— Ты любуешься этим красавчиком, и я тоже хочу этим делом заниматься.
Джаред моргнул пару раз, а затем резко развернулся к другу всем корпусом, прошипев тому почти что в лицо:

— Чего? Ты собрался пялиться на Дженсена?

— Тьфу, на тебя, придурок, — усмехнулся Майкл и посмотрел в сторону хозяина дома. — Будто, кроме твоего любимого… — он показал пальцами кавычки, — здесь нет красивых и симпатичных парней, кстати, вон тот, который стоит с твоей звездой, например, очень даже ничего. Высокий брюнет, вполне себе симпатичный. Я пойду и познакомлюсь с ним, заодно и о тебе чего-нибудь у Дженсена узнаю.

— Эй! Попробуй только! — возразил было Джаред, но его друг лишь махнул рукой в ответ, направляясь к намеченной цели.

После слов Майкла стало как-то неудобно, а вдруг тот и вправду начнет городить о нем Дженсену всякую ерунду? Мало ли, что Майклу в пьяную голову втемяшится. Да и вообще…

Когда Майкл подошел к Дженсену, Джаред весь напрягся и задеревенел, всматриваясь и вслушиваясь, но толку от этого было никакого. Но стоило только Дженсену обернуться в его сторону и внимательно посмотреть, как сердце Джареда забилось как сумасшедшее, и ему показалось, что он действительно безответно влюбленный придурок-подросток. Он усмехнулся своим мыслям, а потом и вовсе попытался отвести взгляд от Дженсена, который, как ему показалось, смотрел на него с неким снисхождением, недоверием и… улыбкой? Джаред в ответ улыбнулся еще шире, не скрывая своих эмоций, как вдруг за спиной раздалось:

— Не хочешь к нему подойти? — спросили совершенно неожиданно, отчего Джаред чуть на себя не обронил бокал с шампанским. Он обернулся и увидел перед собой Алису, которая смотрела на него с доброй усмешкой. — Ты весь вечер глаз с Дженсена не сводишь, не хочешь уже подойти к нему, и все высказать? — напирала на него женщина, взяв слегка растерянного Джареда за руку. — Я буду с тобой говорить откровенно, ведь можно обращаться к тебе на «ты»? — тот кивнул совершенно машинально, на что Алиса начала пояснять: — Спасибо, Джаред. Вот, что я хотела тебе сказать. Дженсен, он хоть и пытается быть каким-то отстраненным или иногда даже пытается грубить, но…

— А он может быть грубым? — перебил ее Джаред, удивившись. — Никогда бы об этом не подумал.

— Ну, да, точно, ты же с ним еще близко не общался, — засмеялась Алиса, — но он иногда бывает просто невыносим. А все из-за того, что я вывожу его из себя.

— Вы? — удивился вновь ее собеседник.

— Да, да. Я. Просто я хочу сделать как лучше, а получается…

— Как всегда, — усмехнулся Джаред, вновь посмотрев в сторону Дженсена, который все так же общался со своим другом, не обращая никакого внимания на настойчивого Майкла.

— Верно. Он очень хороший.

— Я так и думаю, — на автомате произнес Джаред.

— Он добрый…

— Это можно предположить, — вновь подал голос молодой мужчина. Алиса, глядя на него не могла не улыбнуться. Кажется, она не обманулась в своих предположениях. Джаред был именно тем, кто уж точно заинтересуется ее сыном, и не только из-за красивой внешности.

— И он очень нуждается в поддержке, ведь иногда у него на пути попадаются отвратительные типы.

— А? Что? — помедлил Джаред, но услышав последнее высказывание, уставился на Алису, которая была так откровенна, по сути, с совершенно посторонним человеком.

— Ты правильно все расслышал, Джаред, в личной жизни Дженсену абсолютно не везет и…

— И он сам с ней разберется, — процедил сквозь зубы нахмурившийся парень, а Джаред вновь вздрогнул, услышав голос Дженсена, который подошел к ним совершенно незаметно. — Мам, ты как всегда не можешь не поделиться со всеми моей личной жизнью…

— Нет, она просто хотела высказаться, ведь она волнуется за тебя, — вклинился в гневную тираду Джаред, за что получил злой взгляд Дженсена и одобрительный со стороны женщины. Отчего у него даже волнение прошло. — И, кстати, ты очень краси… — но договорить ему снова не дали, так как его снова прервал злой Дженсен:

— Прекрати! И так весь вечер на меня пялишься, да еще задолбали эти комплементы со всех сторон. Я вам, что… У меня слов уже никаких нет на всех вас. Достали!

Он хотел было уйти, но Джаред осмелился и схватил Дженсена за запястье, попросив неуверенно:

— Дженсен, пожалуйста, если я тебя еще раз достану своими словами, то попросту вмажь мне от всей души и все, а потом делай с моей тушкой, что хочешь, Ок?

Парень, который вот-вот хотел уйти от этого ненормального типа, всмотрелся в него внимательно, а затем просто прыснул со смеху.

— Да уж… — смеялся Дженсен от всего сердца, — мама говорила, что ты можешь что-нибудь такое отчебучить, в смысле вытворить, но чтобы такое… Так говоришь, можно потом с тобой творить, все, что захочется?

— Ну, да, я не против, ты же такой… — Джаред тут же закрыл рот, а Дженсен чуть ли за живот не схватился от смеха. Отчего Джареда даже немного отпустило, а то он думал, что и так несет всякую чушь. Конечно, он и сейчас городит ерунду, но Дженсен же смеется, а значит, не все потеряно.

Так слово за слово, они разговорились и даже посмеивались время от времени. Алиса, стоявшая неподалеку и посматривающая на сына и ее нового друга, была просто счастлива. Кажется, наконец-то нашелся тот, кто сможет помочь ее сыну стать настоящим, любящим, любимым и счастливым. Только вот, почему она была так в этом уверена, никто сказать не мог, даже она сама. Эта просто была уверенность на все сто процентов. Удивительно, но как точно. Да и Рождество наступило, а в этот день случается много чего хорошего и удивительного…

*продолжение в комментариях*
запись создана: 27.11.2016 в 17:35

@темы: флафф, слэш, романтика, ангст, Мои вымышленные истории по Джеям, Дженсен Эклз, Джеи-АУ, Джаред и Дженсен, А я не верил в чудеса, Hurt/comfort

URL
Комментарии
2016-11-28 в 01:04 

Steasi
Спасибо за начало истории)) Здорово, что про Рождество, как раз перед Новым годом))
Буду ждать продолжения))
А дорогому автору вдохновения :squeeze:

2016-11-28 в 03:03 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Steasi, Ириша, спасибо! :squeeze:
С продолжением постараюсь не тянуть ;).

URL
2017-02-12 в 15:04 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Глава 5.

- Джей, может, уже успокоишься? - спросил раздраженно Майкл, наблюдая за мельтешением друга. - У меня глаза уже болят. Что-то произошло?
- Дженсен уезжает в Москву на съемки, - остановился Джаред на секунду, а затем вновь стал ходить из угла в угол в собственном кабинете.
- И? В чем проблема? – Майкл действительно не понимал, что за сложности возникли у друга.
Джаред резко остановился и с улыбкой, глядя на друга, проговорил:
- И действительно в чем? Я что не могу полететь вместе с ним? – на это Майкл лишь глаза закатил. Иногда с Джаредом просто невозможно разговаривать. – Точно! Так и сделаю! – радостно воскликнул Джаред, подбежав к селектору и вызвав в кабинет своего секретаря. – Майкл, спасибо! Ты настоящий друг. – Майкл фыркнул. Он и пальцем у виска хотел покрутить, показав тем самым Джареду, что тот свихнулся на Дженсене, но в кабинет вошел секретарь, и Майкл перестал слушать довольного друга.
И вообще Майкла все больше и больше волновал тот красивый брюнет с голубыми глазами. Том Уэллинг, кажется, так его называл Дженсен, рассказывая ревнивому Джареду о своем друге детства. Нужно будет в самое ближайшее время все о Томе узнать. А на досуге подумать, почему этот парень так ему симпатичен.

****

- Эллис, вы даже не против того, что я надоедаю вашему сыну? – Джаред был удивлен разговором с матерью Дженсена.
- А почему я должна быть против этого? Дженсена после ваших разговоров вообще не узнать. Улыбка и хорошее настроение ему обеспечено. По крайней мере, я почему-то уверена, что именно ваши перепалки поднимают ему настроение, - улыбнулась Алиса.
- Да? Вы серьезно?
- Разумеется, Джаред. Я не привыкла врать о собственном сыне.
- О, простите, я не так выразился.
- Ничего страшного. Просто я очень рада тому, что вы нашли общий язык с моим сыном. В последнее время он очень хмур и серьезен.
- Тогда я вдвойне рад, что смог прогнать у Дженсена весь негатив.
- Я тоже этому рада. Спасибо вам, Джаред.
- Было бы за что, - махнул рукой Падалеки, слегка смутившись. – И значит, вы не будете против, если я полечу с Дженсеном в Москву вместе?
- Хм… а ты полетишь с ним? Он в курсе? – с прищуром посмотрела на молодого мужчину Алиса.
- Я ему еще ничего не сказал, - совсем смутился Джаред. - Хотел сделать сюрприз. Только думаю, приятный он получится или нет.
- Джаред, скажу честно, я даже не могу представить реакцию Дженсена на твой поступок. Конечно, он будет шокирован, но не думаю, что он выкинет тебя из самолета, когда узнает, что вы летите вместе, - хмыкнула Алиса, глядя на вытянувшееся лицо своего собеседника.
- А он и это может сделать?
- А вы, Джаред, уже испугались? – вопросом на вопрос спросила Алиса, посмеиваясь над Падалеки.
- Нет, конечно, просто по нему и не скажешь, что он может быть таким агрессивным.
- Да не волнуйтесь вы так, Джаред. Дженсен не такой кровожадный. К тому же Дженсен терпеть не может летать на самолетах. Поэтому ему точно будет не до вас, - раскрыла совершенно «нарочно» Алиса еще один секрет своего сына. – Упс, я вам этого не говорила?!
- Да? А что вы сказали? – поддержал Алису Джаред, понимая ее намек.
- Вот и отлично. Надеюсь, вместе с вами Дженсен не убьет еще и меня?!
- Будем надеяться вместе, - улыбнулся Джаред дружелюбно.

****

- О-о-о, какие люди! Дженсен, привет! Ты тоже летишь в Москву? – навис довольный собой Джаред над ничего непонимающим Дженсеном.
- Ты? Ты что здесь делаешь? – Дженсен определенно был не в духе, отчего его раздражало абсолютно все вокруг. – И как ты здесь оказался?
- Сколько вопросов, Дженс, - Джаред продолжал приветливо улыбаться. – Хотя ты не ответил на мой вопрос, - Дженсен фыркнул и замолчал, демонстративно вытаскивая из своего небольшого рюкзака телефон и наушники. Но Джаред Падалеки, не растерявшись, попросту плюхнулся на соседнее кресло, вытягивая свои длинные ноги вперед, довольно и чуть ли не простонав от удовольствия. – Ка-а-айф! Все-таки здорово, что в самолетах есть вип-классы. И поспать можно с удобствами и ноги вытянуть. Никто ничего не ска… - Джаред замолчал, так как Дженсену, судя по всему, это было неинтересно. Тот сделал глоток воды из пластиковой бутылки, запивая какую-то таблетку, а затем надел наушники. «Наверно, это успокоительное или таблетки от укачивания», - подумалось Джареду, пристально разглядывающему Дженсена.
- Что? – вывел Джареда из размышлений и разглядываний раздраженный голос Дженсена. Он вытащил один наушник.
- Ничего, - пожал плечами Джаред. – Просто тобой любуюсь. Ты красивый.
Дженсен фыркнул и закатил глаза. Эта песня повторялась каждый раз, стоило им только встретиться где-нибудь. Дженсен вновь хотел начать слушать музыку, но голос стюардессы их оповестил о том, чтобы все приборы были выключены. Отчего Дженсен еще больше разозлился и занервничал, прошептав себе под нос:
- Черт! Совсем забыл, - он стал искать свой телефон в рюкзаке, забыв о том, что непредусмотрительно запихал его обратно, а Джаред так и не переставал смотреть и очень внимательно изучать Дженсена. – Да хватит на меня уже пялиться! Достал! – все-таки не выдержал Дженсен, зло на него зыркнув. На что Джаред только шире улыбнулся и сказал, не подумав:
- Да ты не бойся так, все будет отлично. Я же с тобой!
- Какого черта ты решил, что я боюсь?! – Дженсен уже был вне себя от ярости.
- Просто ты так нервничаешь…
- Ничего я не нервничаю, - хотел так же гневно сказать Дженсен, но голос дрогнул, да и руками он вцепился в подлокотники кресла так, что побелели костяшки пальцев. – Черт! Ненавижу летать!
- Да мы же еще и не взлетели, - издевался Джаред, за что вновь был награжден убийственным взглядом зеленых глаз. – Прости, - поднял руки Джаред, извиняясь. – Ты это… - вдруг замялся он, - если что, обращайся. Я рядом, - и затих, уставившись в иллюминатор.
- Вот еще, - фыркнул Дженсен, пытаясь хоть как-то прийти в себя. Что-то он совсем перенервничал.

****

Когда самолет начал набирать высоту, Дженсен в который раз пожалел о том, что повелся на уговоры Чада. Каждый полет для Дженсена был таким потрясением, что… Он вздрогнул и перевел взгляд на свою правую руку, которую как ни в чем ни бывало, держал в своей руке Падалеки.
- Какого черта ты делаешь?
- Ты так нервничаешь, что я решил тебе немного помочь, - Джаред был само спокойствие и позитив.
Он гладил большим пальцем запястье Дженсена, и тот как ни странно, ничего негативно не испытывал. Но покричать и высказать недовольство Дженсен все равно был готов. И только он хотел что-то сказать, как его рот тут же заткнули поцелуем. Таких больших и удивленных глаз Джаред, кажется, в жизни никогда не видел. У Дженсена было такое ошеломленное лицо, что Джаред все-таки не выдержал и прыснул со смеху.
- Какой же ты забавный, когда так удивляешься. Нужно будет еще раз повторить этот эксперимент.
Дженсен моргнул, затем еще раз, а потом и вовсе стал пытаться выдернуть свою руку из захвата Падалеки, но все было тщетно. Хватка у Джареда была, что надо.
- Да пусти ты меня! Мне нужно в туалет! – прошипел Дженсен, спасаясь от этого сумасшедшего хоть таким способом.
- Я просто хотел помочь, Дженс.
- Отвали, придурок! – Дженсен вскочил с места и отправился в нужном для него направлении.
- Эх, ну ладно. Полет длинный, все может повториться, - улыбнулся Джаред, довольный собой.
А Дженсен тем временем заперся в кабинке туалета, прикрыл глаза и коснулся пальцами своих губ. Было неотвратно, а очень даже наоборот. И это не могло Дженсена не удивить…

****

- Дженни, здравствуй! Как долетел? – Чад, встречающий Дженсена в аэропорту, так и излучал веселье. Отчего Дженсен стал еще более раздражительным. Впрочем, это было его обычное состояние, когда он выходил из самолета. Так что хмурый и недовольный взгляд Мюррей попросту проигнорировал. – Все с тобой ясно, красавчик. О-о-о, а это что за великан рядом с тобой? – Дженсен моргнул и перевел взгляд на жизнерадостного Падалеки, а затем и вовсе махнул рукой, забив на все. Он устал, он хотел в душ, он хотел спать, спать и еще раз спать. – Все понятно. Тебе нужно отдохнуть и хорошенько выспаться.
- Вот именно, - буркнул Дженсен, проходя мимо Чада и совершенно не обращая внимания на идущего рядом Падалеки. Последний все же слегка расстроился на такое поведение своего парня, пусть Дженсен об этом и не догадывался, но задумываться не стал. Время еще есть Дженсена переубедить.
А Чад, понаблюдав за «великаном» и за своим подопечным, кое-что для себя решил.
- Эй, великан! Как тебя все-таки звать, и кем ты приходишься Дженни?
- Дженсену! – грубо поправил того Джаред, нахмурившись. – Только я имею право называть Дженсена «Дженни».
- Да? А я и не знал, - усмехнулся Чад, который хотел узнать все до конца, - это интересно. Можно об этом поподробнее? – ведь у Дженсена вызнать хоть что-то весьма проблематично.
- Не думаю, что это будет интересно.
- А все же?! Кстати, я Чад Мюррей, фотограф и по совместительству друг Дженни, то есть Дженсена.
- Джаред Падалеки – директор редакции, - представился Джаред, машинально протягивая руку для пожатия. – И по совместительству парень Дженсена, пусть тот и будет отказываться. Я все равно его заполучу себе!
- О-о-о, да ты, парень, уже все решил, а! А у Дженсена спросил? Он согласен?
- Будет, - со стопроцентной уверенностью заявил Джаред, отчего Чаду пришлось лишь подивиться такому напору «парня» его лучшей модели.
«Охмурение Дженсена? Хм… а это действительно будет интересно. А может, этому здоровяку еще и помочь?», подумалось Чаду, который уже потирал руки от предвкушения того, что эти двое тут в будущем устроят. Главное не пропустить этот момент…

URL
2017-02-12 в 15:04 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
****

- Опять ты?! – устало пробормотал Дженсен, открыв дверь гостиничного номера.
- Дженсен, привет! Я бы хотел с тобой поговорить, - Джаред как всегда был улыбчив и жизнерадостен.
- Я же сказал, что хочу нормально отдохнуть и выспаться, что здесь непонятного?
- Прости, я хотел… - Джаред замялся, настаивать не хотелось. – Может быть, тогда после поговорим? За ужином, например? – в голосе Джареда было столько надежды, но Дженсен действительно сильно устал и этот стресс от ненавистного перелета… Но спустя пару секунд, он тяжко вздохнул и ответил:
- Джаред, давай, как-нибудь без этого всего, ладно?
- Чего всего? Я просто предлагаю поужинать, - не уступал Джаред.
- А потом затащишь меня в постель, я знаю, - хмыкнул Дженсен, потирая уставшие глаза. Нужно не забыть снять линзы.
- Я не виноват, что все с кем ты ужинал, тащат тебя в постель. У меня в планах был только ужин и разговор с тобой. Ладно, не хочешь, так не хочешь. Не буду настаивать. Как-нибудь в другой раз. Хороших снов. Пока! – Джаред ушел по коридору, оставив Дженсена на пороге собственной комнаты в полном недоумении.
- И какого черта… - спросил он сам у себя, но усталость брала свое. Поэтому махнув на все рукой, Дженсен отправился спать. Как там мама говорила: «Утро вечера мудренее?». Завтра он в этом убедится.

****

- Спасибо, Дженс. Я рад, что ты все-таки согласился со мной поужинать и поговорить, - Джаред так засветился от счастья, что Дженсену показалось, что в ресторане стало еще ярче.
- Просто сейчас я выспавшийся и отдохнувший, поэтому все же решил спросить у тебя кое-что, - Дженсен сел напротив Джареда и положил салфетку себе на бедра.
- Да, конечно, я слушаю.
- Какого черта ты здесь делаешь? – Дженсен зло прищурился и сжал вилку до белых костяшек.
- Дженсен… - Джаред на это лишь головой покачал. Эллис говорила, что ее сын бывает невыносим, но он не предполагал, что настолько. Поэтому глубоко вздохнув, Джаред продолжил: - я знаю, что ты боишься отношений и всегда во всех расставаниях со своими партнерами винишь только себя, но… - Джаред по-доброму улыбнулся и посмотрел на ошеломленного его словами Дженсена, - но я не тот, кто будет обвинять тебя во всех смертных грехах. Любовь с первого взгляда еще никто не отменял. И да, я признаю, что влюбился в тебя еще тогда, когда встретил у себя в редакции. И ты…
- Ты, псих, Падалеки! – выдохнул Дженсен, мило покраснев и опустив взгляд в свою тарелку. – Какая любовь с первого взгляда в наше время?
- Самая настоящая, Дженс. И скажу тебе еще одну вещь. Ты настроен очень пессимистично. Нужно во всем искать что-нибудь позитивное, Дженс. Рождество ведь на дворе.
- И записывать этот позитив в блокнот, - хмыкнул Дженсен, не понимая такого оптимизма Джареда.
- А что? Это очень даже хорошая мысль, проверь сам.
- Джей, прекрати учить меня, как вести себя. Я за все двадцать три года обходился без этого всего, так что как-нибудь справлюсь!
- И посмотри, к чему все это привело?! А если бы ты это сделал… - Джаред улыбнулся по-доброму и взял Дженсена за руку, погладив большим пальцем его запястье, добавляя: - то поверь, тебе было бы легче справляться со своими страхами.
- Какими страхами? – сжал руки Дженсен и зло зыркнул на своего собеседника: - Ты что заделался моим личным психоаналитиком?
- Почему же? Я просто хочу, чтобы ты, наконец, перестал видеть вокруг себя только негатив и попытался вновь поверить в чудеса. А еще почаще хочется видеть на твоих губах улыбку. Ты становишься еще более красивым, когда улыбаешься от чистого сердца.
Дженсен хотел что-то сказать, но промолчал. Спорить и доказывать что-то не хотелось. У него своя точка зрения, и ее никто не изменит. А еще нужно будет поругаться с матерью. Какого дьявола она рассказывает о его личной жизни кому попало?! Пусть Джаред ему и нравится, но это не повод, чтобы слушаться его безоговорочно. Дженсен так ушел в себя, что пропустил тот момент, когда подошел молодой официант и стал расставлять тарелки с заказанным ужином.
Когда тот отошел, то Джаред как ни в чем ни бывало, улыбнулся и сказал:
- Я все равно покажу тебе, что чудеса бывают и в самых обыкновенных вещах, - на это заявление Дженсен лишь фыркнул и принялся есть.
Пусть Джаред делает, что хочет. Ему все равно, хотя где-то в глубине души интерес появился. Но Дженсен тут же затолкал его поглубже. Таких идеальных парней, как Падалеки не бывает. Тот обязательно над чем-нибудь проколется, и тогда Дженсен на это с удовольствием посмотрит.

****

- И как долго будут продолжаться эти танцы с бубнами вокруг нашего неприступного Дженсена? – Чад был пьян, поэтому болтал без умолку и говорил всякую чушь.
- Столько сколько понадобится, - ответил Джаред, поморщившись. Терпеть не мог, когда кто-нибудь напивался до такого невменяемого состояния. – А тебе, может, уже хватит?
- Не волнуйся, мамочка, я знаю свою норму, - усмехнулся Чад. Джаред на такое обращение лишь фыркнул и глаза закатил. Не хочет? Никто заставлять не будет. – Кстати, а вон и наш Дженни… - расхохотался Чад, увидев суровое выражение лица Джареда. – Прости, но ты такой забавный становишься, когда я его так называю. А самое смешное, что Дженсен даже не твой парень.
- Уверяю тебя, это дело не за горами, - хмыкнул Джаред, продолжая наблюдать за Дженсеном, который не торопился к ним подходить.
- Да я в этом почему-то даже и не сомневаюсь. Ты настроен решительно, так что…
- Прости, - перебил Чада Джаред, поднимаясь со своего места, увидев, как к Дженсену стал кто-то подкатывать. – Я пойду.
- Удачи! – выкрикнул Чад, поднимая большие пальцы вверх, на что Джаред только головой покачал. Такими темпами Чад сопьется гораздо раньше.

****

- Привет, малыш, все нормально? – спросил Джаред, бесцеремонно и без спроса поцеловав в висок ошеломленного таким поступком Дженсена и не забыв при этом притянуть к себе за талию.
- Эй! – хотел возмутиться тот, но Джаред на него так посмотрел, что Дженсен даже спорить перестал, при этом не забыв ткнуть Падалеки локтем под ребра.
- Парень, а ты говорил, что свободен?! – зло бросил сидевший рядом с Дженсеном мужчина.
- Он всегда и всем так говорит, когда мы с ним поссоримся, - не дал Джаред Дженсену даже слова вставить. – Так что, увы, друг, этот парень не свободен.
- Ясно, - хмыкнул незнакомец, - было бы странно, если бы такой красавчик оказался без пары. Я уже обрадовался, но ты, парень, меня обломал.
Джаред развел руками, искоса поглядывая на недовольного Дженсена. И чтобы не разразился скандал, Джаред увел «своего парня» в сторону, получая от последнего хук слева.
- Какого дьявола, ты себе такое позволяешь?!
- Я не позволю каким-то подозрительным личностям разговаривать с тобой, - безапелляционно заявил Джаред, заставив Дженсена задохнуться от возмущения.
- Ты… ты знаешь, кто ты такой?
- Конечно, знаю. Я тот, кто влюблен в тебя без памяти.
- Ты… что? – слова застряли в горле. Дженсен снова уставился на Джареда неверующим взглядом.
- Говорю в который раз, Дженсен, я тебя люблю. И это не шутки, Дженс.
- Мы виделись с тобой несколько раз, и ты говоришь о любви, - Дженсен не мог поверить в услышанное. Сказанное в первый раз показалось шуткой, а теперь… - Я… мне… - он так растерялся, что попросту не знал, что сказать, - Джаред, мне нужно побыть одному, - и обогнув Джареда, направился вон из бара, в котором вся группа во главе с Чадом отмечала начало съемок.
- Дженс?! – теперь пришел черед Джареду почувствовать свою растерянность. Он даже не думал, что его признание вызовет такую реакцию. Но чтобы кто не говорил, Джаред был не намерен оставлять Дженсена в таком раздрае. Отчего в ту же секунду выбежал за ним следом.

****

- Джаред, я же сказал, что хочу побыть в одиночестве, - устало вздохнул Дженсен, обернувшись к Джареду, идущему за ним след в след. – Что здесь непонятного?
- Я не мог оставить тебя в таком состоянии, - Джаред подошел ближе. Дженсен хмыкнул, но не отстранился.
- Ты ведешь себя, как моя мать, которая тоже все время волнуется за меня, хотя повода я не давал.
- Эллис, любит тебя и, естественно, она за тебя переживает.
- Я все понимаю, но чрезмерная забота иногда просто раздражает.
- Я понимаю, Дженс.
- Откуда?
- У меня тоже есть родители и старший брат с младшей сестрой.
- О-о-о… ничего себе. Прям все в полном составе.
- Ну да, - усмехнулся Джаред. – Так что можешь себе представить, что случается, когда я просто чихну или мне захотелось просто покашлять при них? Хотя теперь я такую глупость даже и в мыслях не помышляю. Я люблю их, но это просто невыносимо. Поэтому всеми силами стараюсь не болеть.
- Сочувствую, - с улыбкой слушал Дженсен Джареда.
- Да ладно, чего уж там, - махнул рукой Джаред, то же не сдержав улыбки, - мы к этому делу привычные.
- Да не говори.
Они замолчали, а Дженсен отчего-то смутился. Может, от того, что Джаред не сводил с него глаз и пристально рассматривал или из-за того, что Дженсен снова растерялся и не знал, как завести с ним разговор. Но все равно Дженсен отметил для себя тот факт, что только с Джаредом он чувствовал себя спокойно, и общество Падалеки Дженсена совершенно не напрягало. Пусть иногда собственнические замашки Джареда бесили неимоверно. Но если посмотреть с другой стороны, то он отводил от Дженсена всех неприглядных типов. И почему Дженсен притягивал к себе только таких мужчин?
- Наверняка из-за своей внешности, - улыбнулся Джаред, а Дженсен вновь покраснел, понимая, что спросил об этом вслух, - к тому же тебя хочется оберегать, обнимать и… - Джаред в два шага оказался рядом с Дженсеном и, наклонившись к лицу, приблизился к его губам, прошептав: - и очень-очень хочется тебя все время це-ло-вать.
Дженсен разомлел от таких невесомых и нежных поцелуев. Он умел целоваться, но поцелуи Джареда все равно делали с ним что-то невероятное. И пора было это признать.
- Ты даже не врежешь мне? – улыбнулся Джаред, отстранившись от податливого и разомлевшего Дженсена, который, в свою очередь, простонал разочарованно:
- Если ты остановишься, то тебе точно не… - договорить Джаред ему не дал, вновь запечатывая такой желанный рот страстным поцелуем.
Поругаются они потом, а сейчас появились дела поинтереснее.

URL
   

Всего и понемногу

главная